47

Дыра в трубе

В ОАО «АК «Транснефть» для борьбы с врезками в нефтепровод начали реорганизацию службы безопасности. Реорганизация не повлечет сокращений сотрудников, напротив, компания намерена увеличить их число. Однако если масштаб воровства будет продолжать расти, целесообразность транспортировки нефти в этом регионе становится под вопросом. О причинах масштабного воровства нефти и механизмах решения данной проблемы рассказывает руководитель отдела по связям с общественностью и СМИ ОАО «АК «Транснефть» Игорь Демин.

- Игорь Юрьевич, в Дагестане - единственном из транзитных регионов - резкий рост числа криминальных врезок по сравнению с прошлыми годами, в разы больше, чем в других регионах. В чем причина?

- Дагестан – регион с очень высоким уровнем безработицы, латентный уровень безработицы доходит до 40%. Регион дотационный. Появилась новая категория людей, которые до 30 лет никогда и нигде официально не работали (наши кадровики столкнулись с этим явлением во время проведения собеседований при приеме на работу).

В Дагестане коррупция оказалась помноженной на родовые связи, сложные межнациональные отношения. Как результат - неформальная власть местных «авторитетов» тесно переплелась с формальной властью. Некоторые местные «авторитеты», совсем оторвавшись от реальности, стали считать «своей» часть трубы, которая проходит по контролируемой ими территории. Местные власти глядят на это сквозь пальцы, а система организации охраны трубопровода в этой ситуации в самой компании стала неэффективна.

- Почему возник вопрос реформы службы безопасности?

- До сих пор охрану нефтепровода в Дагестане несли три отряда (в Самуре, Сулаке и Тарумовке), которые подчинялись центральной службе безопасности в Тихорецке. От дагестанской трубы до Тихорецка около 1000 км через горы. Добираться туда надо либо на машине, либо лететь через Москву.

Фактически же отряды формировались местными властями и ими контролировались. При этом эффективность работы самих бойцов мы оцениваем как высокую, это профессионалы, за прошлый год обнаружившие 77 врезок в нефтепровод. Другое дело, что сама система организации охраны показала свою несостоятельность - врезки, которые находят и ликвидируют бойцы – иногда с угрозой для жизни - через несколько дней сменяются новыми.

Мы вынуждены держать в Дагестане на 500 км трубопровода 500 сотрудников службы охраны. За каждым подвижным отрядом здесь закрепляется 20 км трубопровода, хотя в других регионах по 100-120 км.

- Что изменится в системе охраны нефтепровода в Дагестане?

- Отныне руководство всей службой безопасности будет осуществляться из Каспийска. Вместо трех отрядов формируется пять команд. Мы наладили более тесную связь с местным управлением Федеральной службы безопасности. Организуется совместное патрулирование с сотрудниками МВД. В каждой подвижной группе обязательно будет представитель вневедомственной охраны милиции с табельным оружием.

Число сотрудников даже вырастет. Только руководить ими будут не из Краснодара, а начальник службы непосредственно в Каспийске. Отряды станут более мобильные и независимые от руководителей глав районов. Но и контроль в самой СБ вырастет. «Предателей» интересов «Транснефти» мы сразу увольняем.

- Будут ли привлекаться бойцы из других регионов?

- Нет. Все сотрудники службы безопасности будут набираться из местных жителей. Мы организуем подготовку вновь набранных сотрудников СБ. Это нормальная практика и наша линия. Из других регионов специалистов охраны мы не привлекаем.

- Рост воровства нефти как-то связан с обострением террористической активности?

- У нас был один террористический акт в 2007 году и одна попытка терракта в начале 2009 году. Последний раз обнаруженное взрывчатое устройство было расстреляно роботом из водяной пушки. Устройство взорвалось, но труба осталась целой. Но террористов нефтепровод не слишком привлекает, воры интересуются им гораздо больше.

Воров поощряет безнаказанность со стороны властных структур и высокий уровень коррупции. Из 23 заведенных уголовных дел при поимке с поличным до суда дошло 9, а осужден только один человек. Был случай, когда водитель, пойманный на «врезке» с бензовозом ворованной нефти, через два дня был снова пойман на этом же бензовозе. Хотя водитель должен был находиться в камере предварительного заключения, а бензовоз на штрафстоянке. Доходит до смешного - на одной свадьбе отец прилюдно подарил сыну «врезку» в нефтепровод. «На, сын, владей!» Подобных историй много. А незаконные врезки – это и главная причина аварий на трубопроводе. Ну а про качество бензина с так называемых миниНПЗ, прозванных в народе «самоварами», вам расскажет любой водитель.

- В чем значение нефтепровода из Баку до Новороссийска для России и Азербайджана?

- Азербайджан экспортирует свою нефть по нескольким маршрутам. Через наш нефтепровод, который проходит по территории Дагестана, Ставропольского и Краснодарского краев, прокачивается примерно 2 млн тонн нефти в год. Для Азербайджана это так называемый «северный маршрут». И пока он сохраняет интерес к «северному маршруту», это способствует определенному геостратегическому равновесию в регионе. К азербайджанской нефти в Махачкале добавляется 3 млн тонн казахстанской нефти, то есть всего к Новороссийску «Транснефть» отправляет 5 млн тонн.

Казахстанскую нефть мы можем перекачивать в черноморские порты Росси и по другим маршрутам - нефтепроводу КТК, через Атырау-Самара, а азербайджанскую только через Махачкалу. Если массовое воровство нефти на территории Дагестана будет продолжаться, работа трубопровода станет экономически нерентабельной. Так в середине 90-х была прекращена прокачка через Грозный… Мы надеемся на помощь местных жителей в получении информации о врезках, работа нефтепровода – в их интересах.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах