55

Ветераны Чечни снова в бою, на этот раз с бюрократией

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. "АиФ - Карелия" 13/09/2012
Фото: АИФ

Ветеранам боевых действий крайне трудно добиться от государства помощи и поддержки. И даже когда они сами объединяются и пробуют защищать свои права, то сталкиваются с бюрократическим прессом. Об этом «АиФ-Карелия» рассказал руководитель КРОО «Союз участников боевых действий» Даниил Гвоздев.

«Делаем работу за государство»

- Даниил, когда и ради чего было создано общество?

- Как юридическое лицо наше КРОО «Союз участников боевых действий в Чеченской республике» появилось в 1999 году. Цель была самая приземлённая: мы пытались внести законодательную инициативу о мерах социальной поддержки для бывших «чеченцев», и для этого было необходимо выступать от имени общественной организации.

Своего мы добились. На республиканском уровне закон был принят и начал действовать на год раньше, чем аналогичные федеральные поправки в «Закон о ветеранах».

Мы ещё какое-то время существовали и далее, проводили различные благотворительные акции, как-то старались помогать участникам боевых действий и семьям, которые потеряли своих мужчин, проводили межрегиональные акции, но потом самоликвидировались.

Дело в том, что начались выборы, и нас начали пытаться использовать разнообразные политтехнологи. Я лично всегда был против этого и чётко разделял свою работу в качестве председателя общественной организации и какие-то личные проекты. Поэтому, поняв, что от нашего имени начинают говорить какие-то странные люди, мы решили свернуть работу. Занимались, в общем-то, тем же самым, но в частном порядке. А несколько лет назад вновь возникла необходимость юридической регистрации.

Дело в том, что к нам стали часто обращаться с различными просьбами ребята, которые воевали в Южной Осетии - и стало понятно, что опять нужны изменения в законе, надо представлять ветеранов в различных судах, и от имени организации это проще делать. Но, признаться, я уже пару раз пожалел, что мы зарегистрировались, и даже думал опять самораспуститься. Причина - в нашей родной российской бюрократии.

- Это та самая история с нулевым отчётом, из-за которой вашу организацию «прессуют» налоговики?

- Да, она самая. У нас никогда не было ни денег, ни имущества. И лишь однажды мы перевели через счёт КРОО деньги на оплату машины с ретранслятором для проведения в Петрозаводске в прошлом году Дня памяти и скорби. Он приходится на 11 декабря, и, понятное дело, почти никому, кроме нас, он не нужен. С этим днём вообще вышла интересная история. Заказали мы машину, нам перезванивают и говорят: а она сломалась.

Выясняется, что в этот же день в Петрозаводске проходил митинг протеста против Путина, и кто-то придумал, что мы собираемся взять машину, громкоговорители, собрать колонну ветеранов и пойти к правительству. Когда я объяснил, что мы не по этой части, нам тут же перезвонили и сообщили, что машина чудесным образом отремонтировалась.

И, в общем, за аренду этой машины мы, как выяснилось, должны были отчитаться в налоговой - напоминаю, наша организация некоммерческая, у нас нет ни денег, ни имущества. И вот когда я получил уведомление из налоговой, что должен заплатить штраф в 5 тысяч рублей просто ни за что, меня такая злость взяла… И так-то эти пацаны тут никому не нужны, так ещё и нас, которые делают работу за государство, это же государство норовит оштрафовать. Думал, закроемся, но ребята убедили, что не стоит. Всё равно надо дальше бороться, и, имея юридическое лицо, это делать проще.

То ли в церковь, то ли к прокурору

- А у вас самого какой боевой опыт?

- С 1995 по 1997 годы - Чечня, спецназ. Я не из военного училища, обычный срочник. Попали мы тогда в самую мясорубку. Сейчас знакомые рассказывают (мужики, которые на контрактной основе служат), что они летят из такой командировки, смотрят друг на друга, и один говорит другому: «Ну что, сейчас или в прокуратуру, или в церковь»… Вот, а мы то же самое увидели и испытали, когда нам было по 18 лет. И всем здесь, в мирной жизни, на это по большому счёту наплевать. Увы, но, кажется, я устаю бороться. Никогда бы раньше не подумал, что захочу уехать из России, но сейчас жена получила возможность выехать, и я отправляю её с детьми подальше, в Европу. Сам пока не еду, я не могу бросить всё начатое, слишком много людей с нами работают и на нас надеются…

Начать с хвоста?

- Так устали бороться с властью?

- Да дело даже не только во власти. Власть такая, какое и общество. Знаете, сейчас в Петрозаводске стало модно клеить на задние стекла автомобилей надпись «Какая власть - такие и дороги». Дороги у нас действительно ужасные, но дело-то не в этом. Когда меня внаглую подрезает автомобиль с такой надписью на заднем стекле, то мне хочется кричать: какой народ, такая и власть! Говорят, что рыба гниёт с головы - и надо только Путина и партию власти сменить, как всё у нас наладится. Может, и так... Но я думаю, может, с хвоста начнём? Может, если общество изменится, если сама «рыба» станет другой, то тогда у нас и власть изменится, и гнилая голова отвалится, а вместо неё здоровая вырастет? Я лично готов этого добиваться, но семью, признаюсь честно, вывезу, пока есть такая возможность. Это, конечно, разочарование, но побейтесь с моё с бюрократией - и, думаю, вы будете меня лучше понимать.

Справка «АиФ-Карелии»: В Карелии проживает около 4 тысяч участников боевых действий последних десятилетий. Среди них - ветераны Афганистана, Чечни, Южной Осетии. В КРОО «Союз ветеранов боевых действий» входит около тысячи из них.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах