aif.ru counter
230

Светлана Шмотикова: «Быть судьёй - это очень непросто»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ - Карелия" 27/07/2011

Но на этом почему-то всё и заканчивается. У многих даже складывается впечатление, что судьи - это не люди вовсе, а какие-то небожители. Недоступные и недосягаемые. «Не небожители, это уж точно», - улыбается собеседница «АиФ в Карелии» Светлана Анатольевна Шмотикова, заместитель председателя Верховного суда Республики Карелия.

О престиже профессии мы тогда не думали

- Юриспруденция - это призвание?

- Когда я училась в старших классах, я даже и подумать не могла о том, чтобы связать свою жизнь с юриспруденцией. Меня окружали люди, совершенно от этого далёкие. Родители - простые рабочие, которые закон не преступали, трудились на совесть, а нас, детей, воспитывали в духе простой человеческой порядочности. Для меня же интерес представляла уважаемая тогда профессия учителя. Более того, мне хотелось работать с «трудными» подростками: было сильное желание помочь этим детям, доказать, что если кто-то когда-то свернул «на кривую дорожку», это не значит, что альтернативы нет и всё потеряно. Поэтому я и решила поступить на юридический факультет ЛГУ. Собрала чемоданы и из родной Кондопоги поехала в Северную столицу. Но к жизни в таком большом городе я оказалась морально не готова. Мне казалось, что все студенты - очень умные, солидные, что тут какая-то другая, неведомая мне жизнь, и вообще, кто была я - девочка из маленького городка? Каким образом я могла бы учиться в стенах одного их самых престижных храмов науки в СССР? Экзамены для меня проблемой не были, но вот дискомфорт, который я испытала тогда, заставил меня вернуться обратно. И я вернулась.

- Не жалеете?

- Нет. На следующий год я поступила во Всесоюзный юридический заочный институт, филиал которого находился в Вологде. Кстати, многие судьи, которые сейчас работают в республике, получали высшее образование именно там. Требования к нам, студентам, были достаточно жёсткие. Я слышала такое понятие, как «хвосты» по предметам, но у нас такого не было: либо ты сдаёшь сессию - либо тебя отчисляют. Преподаватели - прекрасные, талантливые, влюблённые в свою профессию специалисты. И благодаря им я эту профессию полюбила. Искренне и на всю жизнь.

- Вы говорите, что профессия учителя была престижна - а судьи?

- Когда я начинала, судебная система переживала тяжелейшие времена. Сами подумайте, платили немного, компьютеры отсутствовали как таковые, все решения, приговоры и определения писались от руки. Должностей помощников судей не было в принципе. Условия, в которых приходилось работать, комфортными назвать было крайне проблематично. Доходило до того, что ручки и писчую бумагу каждый судья покупал себе самостоятельно - о каком престиже тут говорить?

- Вы помните ваш первый день в качестве судьи?

- В день, когда я переступила порог суда, Анжелита Малышева (она в то время исполняла обязанности председателя суда) положила мне на стол два дела и сказала: «Это нужно рассмотреть после обеда». Сами по себе дела были несложные, одно из них - бракоразводный процесс. Заявители - люди, которые были старше меня, у которых уже были дети, и мне, ещё совсем молодой судье, надо как-то их проблему решать. С волнением я справилась и смогла убедить эту пару подождать с решением разводиться.

- То есть не развели?

- Нет, не развела. Уже потом, через какое-то время я часто встречала их вместе. Вполне благополучная пара, судя по всему, они к моим словам прислушались. Я искренне надеюсь, что у них всё хорошо.

«Мы всегда в ответе за свои решения»

- Когда вы выносили обвинительный приговор, подсудимые, наверно, реагировали эмоционально?

- Реагируют вполне адекватно. Хотя бывали случаи, когда осуждённые в порыве эмоций бросали фразы, мол, «ну ладно, пусть будет, как скажете, но я ещё вернусь». Я не воспринимала это всерьёз. В Кондопоге у меня бывали случаи, когда уже бывшие осуждённые приходили и говорили, что они хотят работать, но устроиться куда-то не могут. Тогда ведь человек, которого осудили, терял право на жилплощадь, а про семью,  работу я не говорю - ждали далеко не каждого! И вот он выходит на свободу, а идти-то ему уже некуда и не к кому. Я всё это прекрасно понимала и старалась помочь: сама звонила руководителям местных предприятий и просила взять этих людей хотя бы с испытательным сроком. Мне шли навстречу, устраивали на работу.

Хочу, чтобы все были счастливы

- Скажите, а у вас есть мечта?

- Знаете, жизнь заставляет быть нас реалистами, хотя иногда так не хватает юношеской романтики. Мечты? Есть. В глобальном масштабе мечтаю, чтобы на земле был мир, чтобы люди не погибали по причине чьей-то безалаберности.

Как юристу мне бы хотелось, чтобы мы жили в правовом государстве, в котором человек был бы полностью защищён от произвола. А как маме и бабушке мне бы хотелось, чтобы мои близкие были здоровы и счастливы.

Словом, я очень хочу верить в то, что впереди ещё много хорошего…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах