107

Война без сражений: Её вела милиция в блокадном Ленинграде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. "АиФ - Псков" 28/04/2010

От озера Хасан   в Ленинград

А в армию Александра Пушкарёва не брали по двум причинам: во-первых, в детстве он попал под колесо телеги и оглох на одно ухо, а во-вторых, его отнесли к категории так называемых «ровесников Октября»: к тем, кто родился в 1917-1918 годах,  до войны отношение было особое. Поэтому Александра зачислили в «территориальную часть», где он ежегодно проходил трёхмесячные военные сборы.

Но на Дальнем Востоке шла война, и комсомолец Пушкарёв рвался повоевать с японцами. И однажды, воспользовавшись моментом, когда на призывном пункте не было врача, он добился своего. Водительские «корочки» привели его в отдельный автомобильный батальон, который позже принимал участие в сражениях на озере Хасан. Но с полдороги его подразделение повернули обратно - японцы попросили мира. А в 1940-м его демобилизовали.

Вернулся Александр Васильевич в родной Кыштым и, как положено, сразу - в райком комсомола, становиться на учёт. На учёт поставили, тут же и трудоустроили - направили на работу в милицию, а оттуда в Свердловскую межобластную школу НКВД. У Александра были совершенно другие планы, но комсомольцу отказываться не полагалось… Через год началась война, и вместе с однокурсниками Александр начал забрасывать начальство рапортами с единственной просьбой - отправить на фронт. Сперва начальство просто на рапорты не реагировало, а потом отрезало: «Мы лучше знаем, куда вас нужно направить!» И в 1942 году направило в осаждённый Ленинград на смену тамошним милиционерам, которые в блокадном городе страдали от голода наравне с гражданским населением.

Когда и вобла была праздником…

До Ленинграда добирались по «Дороге жизни». Колонна машин шла ночью по льду Ладоги между полыньями, образовавшимися от фашистских бомб, а в них светили фарами попавшие под бомбёжку машины… Как вспоминает Александр Васильевич, страха тогда он не испытывал, но мучила одна мысль: спаслись ли люди?

Сначала его определили в речную милицию - охранять мосты. Их в городе было около шести сотен, так что работы командиру отделения Пушкарёву хватало. Он знал в Ленинграде не только каждый мост, но и каждый дом. А потом его вызвали в НКГБ (Наркомат госбезопасности) и дали ответственное задание: посадили на автомобиль ГАЗ-М1, знаменитую «эмку», и Александру пришлось возить высокое начальство.

Приходилось довольно часто ездить к линии фронта. Один раз Александра отправили в Лисий Нос встречать начальство из Кронштадта, но оно не прибыло, и возвращаться пришлось порожняком. Нагнал пятерых бойцов, отпущенных с передовой на побывку. Те уговорили подвезти до города. Не положено, но взял, а потом ещё и по адресам развёз: передвижение военных в городе строго контролировалось патрулями, а откуда у бойцов с передовой пропуска? Солдаты оказались из «рыбного места» и расплатились с водителем сушёной воблой и сухарями. В казарме был праздник! Каждому досталось по кусочку воблы и сухарю.

Милиционеры-блокадники

С голодом блокадного Ленинграда милиционеры, прибывшие с «большой земли», столкнулись сразу же. Вместе с местными коллегами повели их в душ. На милиционеров-блокадников страшно было смотреть: скелеты. Но быстро потеряли в весе и новоприбывшие: основным блюдом в их рационе была каша-размазня, которую приходилось пожиже разбавлять водой… Люди, падающие на улице от голода, мёртвые на тротуарах стали настолько привычным явлением, что на них не обращали внимание. Потеря хлебных карточек, их кража тоже случались нередко. Александр Васильевич вспоминает, как однажды его патрульному наряду с трудом удалось спасти девочку-подростка от разъярённой толпы - девчонка выхватила у кого-то кусок хлеба и тут же начала жадно есть.

Случалось и такое: поступил сигнал, что в одной из квартир не всё благополучно. Пришли по адресу - в квартире молодая женщина и четыре покойника. Выяснилось, что женщина не сообщила в домоуправление об умерших по той «простой» причине, что продолжала отоваривать их хлебные карточки…   

И после войны  не снял погоны 

Скоро Александра Васильевича перевели в подразделение НКГБ, который обеспечивал и обслуживал правительственную ВЧ-связь. Опять пришлось поездить. Как-то раз, когда он вёз в Усть-Ижору аппаратуру, его автомобиль догнала колонна техники, спешившая на фронт. Машина Александра явно тормозила движение, и бойцы просто сняли её с лежнёвки и поставили в болото. Вот тут Александр Васильевич по-настоящему испугался: мало того, что машину самостоятельно не вытащить, так ещё и место не то, что насквозь простреливалось противником, но и довольно часто переходило из рук в руки. А в машине секретная аппаратура… Но не бросили его в беде, вернулись бойцы и помогли снова поставить машину на лежнёвку.

Там, в Усть-Ижоре, он впервые встретился с маршалом Ворошиловым. Потом Александру Васильевичу довелось встречаться с разными высокими армейскими чинами, но больше всего ему запомнился именно Ворошилов - не потому, что с пионерских лет и до сих пор помнит песню про него, а за человечность, умение разговаривать с солдатами просто, «по-отцовски».

После снятия блокады Ленинграда в начале 1944 года младшего лейтенанта Александра Пушкарёва перевели в состав 7-го отдела НКГБ и отправили сначала в Порхов, потом в Печоры, а затем в Псков. Теперь в его функции входила борьба с лазутчиками из-за линии фронта, с «лесными братьями», разного рода предателями и диверсантами. Так что для него война продолжалась и после Дня Победы… Потом после структурных преобразований в правоохранительных органах и административно-территориальных изменений Александр Васильевич Пушкарёв оказался в системе МВД, но уже «по пожарной части». Теперь он сражался с новым врагом, с огнём. И - успешно: из органов вышел на пенсию в звании майора.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах