Примерное время чтения: 18 минут
1400

По ту сторону. Псковский колдун о «Битве экстрасенсов» и жизни в деревне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Псков 22/05/2024

Ведьмы, колдуны, медиумы в последнее время плотно заняли телеэфир и соцсети. Кто-то верит в их сверхспособности и обращается за помощью, кто-то считает шарлатанами и просто хорошими актёрами. В любом случае, проекты с их участием имеют стабильно высокие рейтинги. «АиФ-Псков» поговорил с участником нового сезона «Битвы экстрасенсов» на ТНТ Виталием Рожковым о съёмочном процессе, конкурентах, магии и психологии, а также о том, почему он поменял Москву на маленькую псковскую деревню.

«Думал, что все это видят»

Елена Лешкина, pskov.aif.ru: Виталий, как вы обнаружили у себя экстрасенсорные способности?

Виталий Рожков: Я считаю, что у каждого человека есть какие-то способности, просто, наверно, не каждому нужно их развивать в себе. Я рос с прабабушками в Калужской области и к ним приезжали люди, они вели приёмы, заговаривали. Это была деревенская магия, то есть заговоры, чтобы корова доилась, чтобы сглазик снять. Для меня это было абсолютно естественно: я сам всегда видел ауру человека и думал, что все её видят. Но когда в Москву переехал, то понял, что надо как-то об этом помалкивать немножко. А потом начал это развивать, книги читал, занимался самостоятельно, стал выходить в астрал, толковать и понимать сны. Но основа для меня – это деревенская магия, это то, что в крови, то, что я видел, когда рос.

- Вы говорите, что видите ауру человека. Можете её как-то словами описать?

- Это тонкие энергии, любой человек может их увидеть в расслабленном состоянии либо в пограничном состоянии, когда устал. Это похоже на дрожание воздуха над раскалённым асфальтом. Но для меня картинка более объёмная и цвета проявлены. Если я вижу что-то серое в ауре или где-то есть дырочки, или поле не дрожит, я понимаю, что там идут пробои. Значит, есть какая-то болезнь.

- Вы видите эту ауру у всех людей и всегда?

- Уже слава Богу нет, я научился это контролировать. Во-первых, мне это мешало. Например, на природе я вижу вот эти «свечи» не только от людей, но и от предметов, растений, животных. Сейчас я контролирую и для настройки мне нужно не больше двух минут.

- Если где-то видите человека с пробоями в ауре, не появляется желания подойти к нему и посоветовать такой-то орган проверить?

- Вы знаете, я повесил дома в рамку свои же слова: «Не просят – не лезь». Я каждый раз себе напоминаю об этом, потому что раньше я подходил к людям и говорил о своих видениях относительно их, мне это боком выходило в итоге. А к 40 годам понял, что если человек не хочет слышать, это его выбор и его опыт, который он должен пройти и получить. Как говорится, не стоит мешать людям «страдать», если так хочется.

- С какими проблемами чаще всего приходят люди?

- Да со всем обращаются: деньги, любовь, отношения, карьера, здоровье. Ещё я работаю как травник. Гениальным травником себя не назову, но в травах я хорошо разбираюсь. Делаю травяные сборы, настойки.

«Рекомендую заменять негатив позитивом»

- Вы упомянули «сглаз». Что это такое с вашей точки зрения и существует ли вообще?

- Чаще всего происходит так называемый самосглаз, когда человек поймал какую-то негативную мыслишку, и вот он гоняет это в своей голове. А здесь уже работает притяжение подобного: все негативное как магнит человек притягивает, свил у себя на голове гнездо из горя горького и ходит с ним. Первое, что я рекомендую делать всем, – это контролировать свои мысли и эмоции, заменять негатив позитивом, тогда и сглаза никакого не будет.

- А «порча», на ваш взгляд, существует?

- У нас сейчас вообще всё порчей называют. К счастью, порчу трудно навести и в большинстве случаев то, с чем ко мне обращаются, это не порча. Но порчу я снимаю.

- А наводите?

- Нет. Зачем бултыхать пространство? Я всегда говорю: ну не понравился человек, ну подойти честно к нему и скажи, и всем всё будет понятно. Я абсолютно уверен в том, что если у человека есть внутренняя сила, внутренняя энергия, – неважно, маг он или обычный человек, – чтобы там ему не сделали, чтобы не сказали, он даже не чихнёт, а у людей будет обратка. Надо жить счастливее и не обращать ни на какую порчу и злых людей внимание.

- Ещё одна распространённая история – «венец безбрачия». Он-то существует?

- Может быть сейчас на меня кто-то и обидится, но вот приходит ко мне женщина, говорит, что на ней венец безбрачия, а я смотрю на неё, и так хочется сказать: «Ну волосики причеши, губы накрась, серёжечки, бусики надень и венец безбрачия вжух – и уйдёт!» В большинстве случаев всё же это не венец безбрачия, а родовые программы, которые влияют на человека. Негативные поступки родственников, даже уже ушедших. Вот с этим мы работаем, я учу людей, что нужно сделать, и потом примерно за год жизнь налаживается. 

Виталий убеждён, что магия не имеет цвета.
Виталий убеждён, что магия не имеет цвета. Фото: Виталий Рожков

- Наверняка к вам обращаются с просьбами приворожить кого-либо. Занимаетесь этим?

- Нет. Я считаю, что можно гармонизировать ситуацию, но для этого нужно в голове разобраться, а не подавлять волю другого человека каким-либо путем – магическим, физическим.

- Я правильно понимаю, что какая-то «чёрная магия» – это не ваше направление?

- Я обладаю этими знаниями, но людям вреда не приношу. Черной магией можно со смертного одра человека поднять, а белой, наоборот, навредить. Это как инструмент: дай человеку с плохим характером нож, он возьмёт и не дай Бог вред кому-то нанесёт. А добрый человек этим ножом вкусный питательный обед для всей семьи приготовит. Магия, по моему стойкому убеждению, не имеет цвета. Всё зависит от того, с каким намерением к ней обращаться.

- Нет ли в снятии «порчи», «сглаза», «венца безбрачия» и так далее больше психологического момента, когда человек просто поверил в то, что проблемы у него больше нет и зажил нормальной жизнью?

- Всё зависит от конкретного случая, кому-то действительно нужно просто услышать то, что он хочет, кому-то нужно успокоиться. Вера делает благое дело для человека, без этого никуда. Если человек не верит, то ничего не сработает: ни травы, ни мази, ни отвары, ни заговоры.

- Наверняка же бывает, когда люди считают экстрасенса последним шансом?

- Да, но это уже другой разговор. В таких случаях, я считаю, должно всё вместе идти – и психология, и народная медицина, и традиционная. Нельзя отделять дух, настроение человека от болезни.

«Я хотел вернуться»

- Вы упомянули, что жили в Москве, там тоже работали как экстрасенс?

- Я в Москву приехал лет в 14 и прожил там 19 лет, потом ещё где-то года полтора провёл в Санкт-Петербурге. Времена были всякие: и в «Макдоналдсе» работал, и полы мыл, и официантом был. Потом, конечно, уже работал по своему профилю: как парапсихолог, как ясновидящий. И была ещё творческая работа, потому что я пою, пишу музыку. Основное, разумеется, это экстрасенсорика, скоро будет 25 лет как я в этой сфере работаю.

- Как вы оказались в Псковской области?

- Можно сказать, что случайно. Я жил с прабабушками в деревне Ладыгино Перемышльского района Калужской области. И живя в Москве и Петербурге, хотел вернуться в Ладыгино, искал объявления. И вот нашёл. Думал, что еду в Ладыгино, которое в Калужской области, но оказался тут, в Псковской. И здесь удивительные места! Во-первых, здесь везде огромные валуны, на которых очень хорошо люди исцеляются. Во-вторых, тут особая энергетика. Мне очень понравилось это место, понравилась энергетика. И самое главное, что здесь настоящий деревенский дом с русской печкой и банька по-чёрному. Это тоже то, что я хотел и искал. Поэтому я здесь остался жить, прописался здесь.

- В вашем досье на сайте «Битвы экстрасенсов» сказано, что вы поселились в «ведьмином доме». Это действительно так?

- В этой деревне точно жили ведьмы. И когда я приехал в дом, тут были явления, которые потом убирал: сущности, голоса. Когда люди ко мне приезжали, они тоже слышали, что как будто бы за стенкой разговаривают несколько человек. Это всё надо было отпускать, убирать, потому что я считаю, что не должны живые видеть мёртвых и наоборот.

- Вы живёте один?

- Один, с собачкой Богданом. И Танюша, мой друг, которая уже стала моей семьёй, построила себе дом по соседству. Она – военный человек, офицер в отставке. Татьяна владеет знаниями о нумерологии, о рунах, о рунических картах. Мы вместе с ней живём, работаем, радуем всех, вместе помогаем людям.

Пёс Богдан
Пёс Богдан Фото: Виталий Рожков

- И как же живёт современный колдун?

- Живу обычной деревенской жизнью: водичку таскаю из колодца, топлю баню, огород сажаю. У меня курочки, два петуха, карликовые камерунские козы, сейчас их пять, – красивые, хорошенькие, ласковые. Это для души, я очень люблю животных, но, конечно, у нас благодаря им и яйца домашние, и вкуснейшие молоко, сыр, творог. С детства у нас в семье скотина была, на сенокос ездили, поэтому для меня это совершенно привычные вещи. Я когда в Москве жил, очень скучал по этому всему и стремился к деревню.

- Для хорошего урожая какую-то магию используете?

- Когда поливаешь, чтобы хорошие всходы были, надо говорить: «Сад мой райский перед Богом мал, чтобы с Божией помощью не пропал». Когда рассаду в парник сажаем, то поливаем землю только с заговором.

- Соседи по деревне обращаются с какими-то просьбами?

- Приходят с разными вопросами, а как же? Когда я приехал, конечно, выделялся. Местных людей я люблю, место это люблю, потому что здесь всё по правде. Если им что-то не нравится, скажут в лицо, если что-то полюбилось – подойдут и обнимут. Тут все на переднем плане, и это счастье, потому что я не люблю людей, у которых камень за пазухой.

«Сначала думал, что шутка»

- Как вы попали на «Битву экстрасенсов»?

- Раньше я очень хотел попасть на этот проект, но всегда что-то не получалось. Я отправлял заявки, но меня не брали. И вот прошло лет 15, не меньше, и тут мне написали из редакции телеканала в соцсети и пригласили на кастинг. Я сначала подумал, что это шутка и попросил Танюшу пообщаться. Она пообщалась и говорит, что нет, реальные редакторы «Битвы экстрасенсов». Они объяснили, что увидели мой канал на YouTube, социальные сети, им понравилось, как я веду эфиры. Кроме того, оказывается, им в редакцию приходили письма с рассказами обо мне от людей, которые обращались ко мне по различным вопросам в разные годы, поэтому предложили пройти кастинг.

- Как проходил этот отбор?

- Мне нужно было по фотографии из чёрного конверта рассказать о человеке, который на ней изображён. На кастинг пригласили 8 000 человек, из которых потом отобрали 170, я был в числе их. Дальше мы поехали на испытание с ширмой, это были уже съёмки.

- А как это испытание с ширмой происходит? Всех 170 человек просят рассказать, что они за ней увидели?

- Это был очень большой павильон, в котором стоял белый куб, и все 170 человек одновременно как-то взаимодействовали с ним, чтобы понять, что скрывается внутри. В павильоне были несколько редакторов с камерами, и мы, каждый, подходили к ним и говорили, что увидели за ширмой. Это был такой долгий съёмочный процесс. По итогам этого испытания отобрали порядка 30 человек, потом было задание с поиском человека в багажнике, ну и те, кто все эти этапы прошёл, уже встретились в готическом зале.

- Дальнейшие испытания «Битвы» насколько долго снимались? Из выпусков понятно, что многие из них завершались уже ночью.

- Если честно, я не знаю, сколько по времени занимает весь процесс. Нас, каждого экстрасенса, привозили к месту испытаний отдельно к определённому времени. Мы не пересекались друг с другом. Я спрашивал потом у других участников, кто сколько времени потратил на испытание, в среднем где-то от 20 минут до часа.

- В первых выпусках вы, проходя испытание, говорили, что стесняетесь и поэтому больше ничего сказать не можете. Это потому, что вы не привыкли к публичности?

- Нет. Я сам себе удивился, ведь занимаясь музыкой, я собирал концертные залы, были съёмки, публичность. Наверно так случилось потому, что я девять лет живу в деревне, два года отсюда вообще не выезжал. Когда поехал в Москву на «Битву», не думал, что у меня будет такая реакция. У меня коленки тряслись, когда я подъезжал к Москве, я понял, что не хочу никуда выходить. Думаю: «Господи, Виталий, ты социофоб просто какой-то стал». Конечно, мне это мешало, но ничего, потом разогнался, посмелее стал, но поздновато, конечно.

- У большинства участников «Битвы» есть какие-то магические атрибуты, чем пользуетесь вы?

- У меня было с собой заговорённое крыло дикого гуся. Я снимаю им негатив, оно помогает мне видеть тонкие энергии, я этим крылом убираю ненужную информацию. Я брал с собой также свою авторскую колоду карт, «Карты мертвых» называется. Название страшное, но там ничего страшного, просто изображения уже умерших людей. Мертвые не лгут, поэтому это правдивая колода.

- Как вы определяли, что понадобится на том или ином испытании?

- По ощущениям. Я вообще сумочку с собой беру, там карты, крыло, блокнотик: мало ли что-то нарисовать потребуется. И вот по ощущениям, интуитивно, понимаешь, какой инструмент хочется взять сейчас.

- А каких-то помощников, духов вы не вызываете, как другие?

- Помощники у всех есть, молитвы – это тоже обращение к духам. Богородица, Николай Угодник – это же тоже люди, которые уже ушли. За мной стоят прабабушки, сила рода, которая мне помогает. А вот вызывать чёрта – нет, я так не делаю.

- Из испытаний на «Битве» какое-то особенно запомнилось?

- Неожиданным для меня стало испытание, где нужно было найти жертву маньяка. Я почему-то не думал, что такие вещи будут, всё это мне было немножечко тяжело морально. Но задание выполнил быстро, определил сразу. Как сказали в эфире, - это был рекорд по скорости прохождения испытания.

А так интересное испытание было с тёмным человеком в доме в Краснодаре. История интересная, герой интересный, открытые люди, замечательная семья. Это было как раз испытание, которое связано с моей основной деятельностью, то есть видением тонких энергий, сущностей, духов. Это всё моё родненькое, мне было комфортно.

- Было испытание, где вы выдвинули версию, а потом поняли, что ошиблись?

- Как раз моё последнее испытание на «Битве» с фотографиями, по которым нужно было найти умерших людей из одной компании и рассказать, почему они ушли один за одним. Я там не верно истолковал карту и сказал, что на снимке девочка. На самом деле я вытащил женскую карту в перевёрнутом виде и не сообразил, что она должна читаться наоборот. Иногда мне казалось, что всё настолько очевидно, что нужно говорить наоборот... То есть, я пытался для себя сам почему-то усложнить путь. А потом вышел и думаю, что интуиция же подсказывала, ну что же ты, Виталик!

- Как-то с другими экстрасенсами потом обсуждали испытания?

- Обсуждение идёт только в готическом зале на съёмках. По сути мы только там и встречались все вместе. На то, чтобы что-то обсуждать вне съёмок, у нас, честно скажу, не было времени. Там каждый к своему времени приезжает на грим, потом переодеться, прицепить петличку.

«Как будто день рождения закончился»

- Зрители наблюдали вас в шести выпусках «Битвы», а в седьмом вы покинули проект по итогам народного голосования, где выбор стоял между вами и 13-летней Самантой. Вы расстроились?

- Я был приятно удивлён, потому что не думал, что меня поддержат столько людей. Я прекрасно общаюсь с Самантой и её мамой Патрицией и понимал, что за Саманту проголосуют больше людей, потому что у нее целая армия поклонников. Вообще, девочка сильная, она мне очень нравится, меня поразила её мудрость, рассудительность такая взрослая.

Хоть я и покинул проект, но мне было безумно приятно. Когда я закрывал за собой двери готического зала, было такое ощущение, как будто закончился день рождения, как будто праздник закончился, никакого горя нет.

- С кем-то из теперь уже бывших соперников поддерживаете контакт?

- С Молли – это китаяночка, которая первая покинула «Битву». Мне она очень понравилась, и я, конечно, её очень понимаю: она почему-то не смогла себя раскрыть. То есть она была в таком же положении, как и я.

- Не планируете пригласить к себе в деревню участников «Битвы»?

- Уже пригласил! Некоторые обещают, что после окончания проекта приедут.

- За кого вы болеете из оставшихся участников?

- Скажу честно, мне просто интересно посмотреть, что будет дальше, потому что все люди очень разные. Саманта мне очень симпатична, вампир Артём Краснов мне очень нравится своей крепкой эзотерической базой, несмотря на то, что ему 25 лет. Я вижу, что он всё время с книгами, он читает. Я очень уважаю этого человека. Но посмотрим, что будет дальше, даже у меня приоритеты меняются после каждого выпуска.

- Второй раз вы согласились бы участвовать в «Битве экстрасенсов»?

- Если позовут, то, конечно, поеду. Мне это очень понравилось. Одно дело, когда мы смотрим по телевизору, и совершенно другое, когда ты в этой кухне оказываешься. Уходя я совершенно искренне сказал: «Благодарю, что мне протянули этот волшебный билет, потому что, я окунулся в волшебный, чудесный мир». Мне, во-первых, очень интересно было посмотреть, как люди работают, потому что весь этот путь я много лет проходил один. Зрители и коллеги меня избавили от чувства одиночества. Это абсолютно от чистого сердца я говорю.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах