aif.ru counter
331

По ложному следу. Кому не верит псковский омбудсмен

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ-Псков 15/10/2014

Лариса Андрюшина, PSKOV.AIF.RU: Виктор Васильевич, мне кажется, что уполномоченный по правам человека  всё-таки должен придерживаться нейтральной позиции…

Виктор Иванов: Согласен. Когда меня назначили омбудсменом, я приостановил своё членство в КПРФ, хотя несколько десятилетий до этого был активно действующим коммунистом. Считаю, что никакого давления на уполномоченного партия не должна оказывать. Поэтому возобновлять свою партийную деятельность в период работы уполномоченным не намерен. Считаю, что общечеловеческие ценности  выше политических программных установок любой партии.

По ложному следу

- Вы стали первым омбудсменом региона. Какой, на ваш взгляд, основной результат появления этого института в области, и вашей деятельности – в частности?

- Безусловно, институт уполномоченного по правам человека необходим. Главное оружие человека, занимающего этот пост – право говорить, говорить честно и непредвзято. Я  оцениваю как действие или бездействие государственных или муниципальных органов, так и отдельных должностных лиц.  Благодарен администрации региона за помощь в создании сайта ombudsmеn.pskov.ru. Это мой рупор, способ доведения информации до граждан. Там есть дневник, хроника рассмотрения жалоб, фото- и видеоматериалы. Это - правда жизни, иной раз очень горькая.

- Возможность трезвой оценки – это хорошо, но людей, которые к вам приходят, наверняка интересует конечный результат. Чем-то удаётся помочь?

Фото: Следственный комитет РФ

- Нет ни одной нормы законодательства, где говорилось бы, что мнение омбудсмена обязаны учесть и, к примеру, пересмотреть уголовное дело. Поэтому приходится встраиваться в существующую систему. Протест может вносить только прокурор. И наше соглашение о взаимодействии с прокуратурой области действует уже несколько лет. Если сотрудники соглашаются с моими доводами, то вносят протест на судебное решение. Такие примеры есть. И если мне что-то удаётся делать, то опосредованно, через другие органы и в рамках существующего законодательства. По своей должности я обязан людям верить. Собираю и изучаю информацию. Выстраиваю причинно-следственную и хронологическую связь между событиями. И только после этого становится понятно, когда меня хотят пустить по ложному следу. Иногда говорят: считали, что факт не имеет существенного значения для исхода дела.

Забыл или утаил?

- Думал, что факт не имеет значения, или преднамеренно его утаил? Это же разные вещи!

- Всякое случается.  Как-то молодой человек из Струг Красных написал, что его беспочвенно обвиняют в грабеже. Мы полгода вели с ним переписку,   я выезжал на место, изучал карты местности – и только после этого пришёл к выводу, что парень сознательно пытался ввести меня в заблуждение. Сейчас он, наверное, уже освободился.

- Но ведь на вашу помощь наверняка рассчитывают, мягко говоря, непорядочные люди, которым закон правомерно отпустил меру наказания. Имеете право отказать?

Фото: www.globallookpress.com / globallookpress.com

- Закон предоставляет мне такую возможность - уполномоченный может не рассматривать обращение или жалобу без объяснения причин. Как-то ко мне за помощью обратился осуждённый, который утверждал, что обвинили его напрасно. А статья была очень тяжёлая – насилие, педофилия. Разумеется, я изучил уголовное дело. И когда увидел, что самые страшные места в деле он вырезал лезвием, то не смог заставить себя помогать. Между прочим, мужчина был очень убедителен, и многие склонны были верить ему. Но я видел документы. И если он своим 2-3 летним детям вместо мультиков показывал порнографию, если дочь-подросток, которую он вовлекал в половую жизнь, считала, что «весь мир так живёт», как я могу к этому относиться? Злодею я помогать не хочу и не буду.

Эпопея на годы

- А каким образом вы можете помочь людям решить бытовые, социальные проблемы? Мне кажется, что логичнее обратиться к юристу, который объяснит - на что человек имеет право, а о чём даже мечтать не стоит.

- Люди, которые ко мне обращаются, либо меня уже знают, либо что-то слышали. И понимают, что уполномоченный к ним отнесётся чутко и уважительно. Это главное. Ко мне приходят и после платных консультаций с юристами.  Действительно, добиваться результата приходится месяцами, годами. Такова, например, история борьбы с бесхозными очистными сооружениями в районе Корытова.  И только совсем недавно удалось повлиять на руководство Пскова.

- Это случайно не та эпопея, которую начали жители Орлецкой набережной?

- Именно. Очистные сооружения остались со времён овощебазы. Резервуары глубокие, без ограждения, без предупреждающих знаков, забиты различным хламом.  Собственника нет, привлечь к ответственности некого.  Жители со своей бедой стучались и в Роспотребнадзор, и в прокуратуру, теперь ведём переписку с руководством Пскова – земля-то муниципальная! И если сначала нам сообщили, что выездная комиссия несанкционированной свалки по вышеуказанному адресу не обнаружила, то сейчас стоимость установки заграждения обещали внести в бюджет. Сколько эта эпопея ещё продлится – неизвестно…

- Со своими европейскими коллегами контактируете?

- В прошлом году стал членом Европейского института омбудсменов (EOI). Присоединившись к организации, я, честно говоря, рассчитывал на помощь при рассмотрении жалоб в ЕСПЧ.  Также наиболее важную информацию с сайта обещали включить в ежегодный доклад Верховного комиссара ООН по правам человека. Но эффективности от своего членства в EOI я не ощутил. А когда в апреле узнал, что этот институт осудил действия «сепаратистов» в восточной части Украины, я решил, что с EOI мне не по пути. Кстати, ни одного пресс-релиза, где осуждались бы действия украинской власти, ведущие к геноциду русскоязычного населения страны, оттуда не исходило. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах