aif.ru counter
164

Кооператив, который лопнул. Честные финансисты или создатели пирамиды?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. "АиФ - Карелия" 15/06/2011

По республике поползли слухи, что организация оказалась ничем иным, как финансовой пирамидой, и многие люди, вложившие свои деньги, не могут получить их обратно. Сумма задолженности выглядит фантастически - 100 миллионов рублей. Куда делись деньги?

Пакуем вещи

 Сайт организации прекратил своё существование, телефоны, указанные в Интернете, не отвечают. Идём на улицу Антикайнена, где до сих пор висит огромная зелёная вывеска «Карелкредит». На стене в коридоре объявление: ««Карелкредит» переехал…» и указан новый адрес.

В небольшой комнатке на улице Гоголя нас встречает обстановка переезда. Всё пространство завалено коробками с документами, листами с бумагой. Двое мужчин и одна женщина что-то интенсивно прошивают, разыскивают, упаковывают… Что же случилось? С 31 мая 2011 года кредитно-потребительский кооператив «Карелкредит» официально объявлен банкротом, и здесь введена должность конкурсного управляющего. Как стало понятно из нашего дальнейшего общения с людьми, которые теперь пытались привести дела организации хоть в какой-то порядок, история банкротства «Карелкредита» хоть и кажется простой, но имеет ряд интересных нюансов.

Золотые клиенты

Напомним, что по сути деятельность «Карелкредита» была сродни банковской. Предприятие принимало денежные вклады у граждан и выдавало их нуждающимся под приличные проценты. Вкладчики не оставались в накладе: проценты от вложенных сумм составляли порядка 24 процентов годовых.  С 2002 года, когда это предприятие возникло, всё шло хорошо и по-честному. Но затем дела «Карелкредита» пошатнулись. Одной из причин называют неудачное вложение очень крупной суммы денег пайщиков в скандальную стройку в микрорайоне Кукковка. Незадачливому предпринимателю Александру Лёвкину «Карелкредитом» было предоставлено сначала более 14 миллионов рублей, которые застройщик не вернул, но по каким-то неведомым причинам ему дали и второй заём - уже на сумму более 20 миллионов рублей, которые также в кассу кооператива так и не вернулись. А строительство не завершено до сих пор.

Впрочем, такой случай - не единственный. Среди тех, кто задолжал кооперативу, но деньги так и не отдал, мелькают очень громкие имена. Например, 150 тысяч рублей кооператив ссудил Наталье Дыбиной под поручительство - не чьё-нибудь, а Карельского благотворительного фонда Катанандова «Детям Карелии». В качестве пометки в дебиторской задолженности отмечено: «Было судебное разбирательство, заключено мировое соглашение, которое не исполнено». Деньги в кассу не вернулись.

Более 6 миллионов рублей числится за бывшим начальником политотдела МВД республики Николаем Меркуловым. В общей сложности три договора займа, по двум из которых ведётся исполнительное производство. 700 тысяч должен «Карелкредиту» и  некий Николай Магала, взявший их под поручительство бывшего мэра Костомукши Валерия Мамонтова и ООО «Макстрой». 

Кстати, двумя относительно крупными должниками являются и двое бывших сотрудников, стоявших когда-то у основания «Карелкредита»: Александр Сеничев (93 тысячи рублей) и  Александр Титовский (500 тысяч рублей). Напротив одной фамилии  пометка «документов нет, бывший сотрудник», напротив второй - «договор займа, бывший сотрудник». Документов нет, и нет самого главного - реально выплачиваемых кооперативу денег. Зато тот же Титовский сейчас издаёт бесплатную газету, где рассказывает об успешной работе карельской кооперации и нового кредитного кооператива.

В итоге общая задолженность «Карелкредита» перед пайщиками уже перевалила за 100 миллионов рублей. И, по нашему мнению, такое количество непогашенных сделок смахивает на состоявшееся разграбление предприятия.

Должник первой очереди?

Впрочем, кроме людей есть у «Карелкредита» ещё один важный кредитор. Строительная компания «Век» внесена в реестр кредиторов  с суммой задолженности порядка 22 миллионов рублей. Именно организация и стала кредитором первой очереди. Хотя среди пайщиков само присутствие юрлица в качестве кредитора вызывает недоумение и протест. Фокус в том, что в уставе предприятия, по словам пайщиков, изначально, вроде бы, значился заём средств лишь у граждан, однако потом устав волшебным образом изменился. Откуда заём у фирмы и как произошли такие перемены - никто объяснить не может. Документы найти тоже не могут. Сумма задолженности тоже вызывает вопросы. Откуда такие деньги? Представитель комитета кредиторов Александр Макаров даже обращался по этому поводу в прокуратуру, но получил ответ, что нет повода для мер прокурорского реагирования. Тем более, что суд принял сторону компании «Век».

Для частных вкладчиков ситуация куда как печальна, ведь понятно, что все 100 миллионов с потонувшего «Карелкредита» уже не выцепить, и на фоне такого первоочередного должника остальные пайщики, вполне вероятно, останутся попросту ни с чем.

Конечно, у пайщиков есть множество вопросов и к дирекции кооператива, ссудившей столь необдуманные займы, к службе собственной безопасности, которая должна была проверить заёмщиков. А также к председателю правления «Карелкредита» с 2002  г. Татьяне Олимпиенко.

Без контроля

Между тем, по  словам председателя, ни о каких подозрительных сделках дирекции «Карелкредита» и о проблемах кооператива она не знала до самого 2008 года. Лишь когда ей позвонил директор предприятия и попросил о помощи, Татьяна Семёновна поняла, что дела плохи.

Впрочем, помощь от неё потребовалась особенная - работа с вкладчиками.

- Вам они поверят, - заверили её в дирекции.

Как мы поняли, Татьяна Олимпиенко попросту стала уговаривать людей не торопиться забирать из кооператива вложенные деньги, заключать  дополнительные соглашения. Кстати, тогда пайщики всё ещё продолжали получать свои проценты, но вот забрать вложенный капитал не могли. И всё это время в кооператив продолжали привлекаться новые вкладчики. Наверное, в 2008 году это можно было бы объяснить надеждами поправить положение. Но как объяснить подобные действия в октябре 2010, уже после того, как в апреле была впервые инициирована процедура банкротства предприятия? Именно тогда и процент по вкладам достиг небывалой суммы - 28 процентов годовых. Не похож ли стал «Карелкредит» на пресловутую финансовую пирамиду?

Каковы шансы вернуть хоть часть денег? Татьяна Семёновна уклончиво говорит, что впереди множество судебных разбирательств. Но как так сложилось, что на торгах по одному из главных заёмщиков от «Карелкредита» никто не присутствовал?

Будет ли дело?

Ещё один наш собеседник - Ирина Елагина. На тот момент была главным бухгалтером предприятия. И именно она первая откровенно заявила о плачевном положении «Карелкредита» и о серьёзных проблемах в ведение дел: об отсутствии документов по сделкам, реестра залогового имущества, о проблемах с уплатой налогов, недостоверными цифрами по годовым отчётам.

К Ирине потоком хлынули лишившиеся и денег, и процентов люди.

- Столько слёз и боли я не видела никогда, - с ужасом вспоминает женщина, - ведь у всех были свои планы на эти средства.

Обо всём этом сотрудница рассказала в недавнем письме к министру внутренних дел Карелии Михаилу Закомалдину.

Впрочем, как сообщили нам в пресс-службе МВД по РК, по деятельности «Карелкредита» идёт проверка аж с 2004 года. Но каких-либо конкретных результатов до сих пор нет, так как с документацией в «Карелкредите» беда. Возможно, новое обращение станет основанием для более активных действий, ведь речь идёт о сотнях пострадавших людей и миллионах испарившихся средств. И здесь явно не помешала бы помощь квалифицированных правоохранительных органов, чтобы подробно разобраться, как именно людей лишили кровных сбережений.

Между тем:

Ранее  в «Карелкредит» входили несколько «участков в районах республики - в Сортавале, Медвежьегоске, Сегеже. Но, как сообщили нам представители «Кредитного союза Сортавальский» (так теперь называется бывший участок), внезапно они были отделены от «Карелкредита» в отдельное юридическое лицо, и при этом деньги вкладчиков, которые были ранее переданы в «Карелкредит», (более 4 миллионов рублей), а также свободные денежные средства (более полутора миллионов рублей) были переданы во временное и возмездное пользование «Карелкредиту», о чём были составлены соответствующие договоры.

Организована передача была в присутствии директора «Карелкредита» А. Сеничева и бухгалтера Кудряшовой. Пару месяцев обязательства по договорам исполнялись, а затем всякие выплаты прекратились. И когда сортавальский филиал обратился в суд с требованием погашения долга, бухгалтер «Карелкредита» отказалась признавать иск. Пока судом признаны исковые требования на сумму полтора миллиона рублей, договор на сумму свыше 4-х миллионов всё ещё находится в рамках судебного разбирательства. Так же были отделены кооперативы Медгоры и Сегежи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах