aif.ru counter
439

Поэт древнего Пскова. В городе хотели оставить лишь несколько памятников

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ-Псков 16/01/2018

Человека, о котором академик Дмитрий Лихачёв некогда сказал так: «Спегальский - поэт древнего Пскова. У него был дар проникновения в жизнь Древней Руси».

После блокады - домой

И это не преувеличение. Ведь во многом благодаря Юрию Павловичу мы сейчас видим Псков таким, каким он есть – городом-музеем под открытым небом. Именно он в первые послевоенные годы, будучи начальником областной инспекции охраны памятников, настоял на том, что восстанавливать практически полностью разрушенный во время войны Псков нужно очень бережно по отношению к его архитектурным памятникам и исторической застройке в целом.

Юрий Спегальский – коренной пскович. Он родился в 1909 году в семье дворянки из древнего рода Печенко и специалиста по строительству. Под влиянием отца мальчик с раннего детства увлёкся псковской стариной и всем, что с ней связано.  

«На редкость удачно сложились мои детство и юность, которые как будто специально прошли так, что бы сделать из меня реставратора и исследователя памятников архитектуры» - вспоминал он позже.

В 1928 году Спегальский поступил в Академию художеств, затем стал студентом архитектурного факультета Ленинградского инженерно-строительного института. А его первым местом работы был отдел охраны памятников при Леноблисполкоме. Так как Псковская область в то время являлась частью Ленинградской, то молодой специалист получил возможность работать, в том числе, и на территории любимого Пскова.

Чем он, кстати говоря, активно и занимался. Например, в 1939-1940 годах Спегальский участвовал в работах по восстановлению Гремячей башни, исследовал и реставрировал Вторые палаты Меншиковых (так называемый «дом Яковлева»). К слову, эта работа позволила сделать ценные открытия в области гражданской архитектуры XVII века.

Практически всю войну реставратор провёл в блокадном Ленинграде. А после освобождения родного города вернулся туда в качестве начальника областной инспекции охраны памятников (за несколько месяцев до того на картах СССР уже появилась Псковская область).

Работа была очень напряжённой. Ведь предстояло не просто восстановить серьёзно пострадавший при освобождении город, но сделать это так, чтобы многочисленные архитектурные памятники органично вписались в структуру «нового Пскова».

Заповедник в центре города

Для решения этой задачи Спегальский разработал проект планировки архитектурных заповедников. Он предлагал разделить территорию города на две части. Там, где памятников нет - разрешить «свободную застройку». А там, где они есть, где их много, очень бережно подходить к строительству новых зданий.  В частности, он разработал проекты небольших – всего в 2-3 этажа - жилых домов для их возведения на территории заповедной зоны.

Казалось бы, архитектор предложил оптимальный вариант, при котором и современный Псков получает возможность для развития, и его историческое наследие оказывается вне опасности.

Но, как ни странно, у такой точки зрения в древнем городе оказалось множество противников. Иные «горячие головы» и вовсе предлагали оставить в центре Пскова лишь несколько наиболее ценных архитектурных памятников, а остальные снести ко всем чертям и построить на их месте современные многоэтажки.

Впрочем, примерно так и сейчас рассуждают иные местные застройщики – достаточно вспомнить громкие скандалы со строительством высотки на площади Героев-десантников и 3 многоэтажек в Овсищах, испортивших «открыточный вид» города. Но вернёмся на несколько десятилетий назад.

Не иначе как чудом можно назвать тот факт, что древние улицы и площади, установленные проектами зонирования, всё-таки вошли в общий генеральный проект планировки Пскова. Хотя на самом деле всё объясняется проще: Спегальскому удалось убедить в своей правоте ленинградских архитекторов, которые и занимались разработкой этого генплана. В результате старинный город хотя бы отчасти смог сохранить свою архитектурную самобытность.

Были у Юрия Павловича и другие задумки. Так, он мечтал открыть в Пскове музей древнепсковской архитектуры и создать проектно-реставрационную мастерскую. Но если первую мечту осуществить не удалось, то реставрационная мастерская заработала уже зимой 1946 года, а её первым руководителем стал… да-да, сам Спегальский.

Правда, и здесь не обошлось без изрядной ложки дёгтя. Дело в том, что власти обещали выделить для нового учреждения 20 рабочих, тогда как в реальности прислали лишь двоих. Тогда Спегальский, который в юности трудился каменщиком на стройках, пригласил на работу своих бывших коллег - каменщиков, штукатуров, плотников. Они-то и стали ядром производственного коллектива.

«Переоценил псковичей»

При этом и сам их начальник не гнушался физического труда, если была в том необходимость. Например, чтобы ускорить процесс реставрации, лично поднимался на верха церквей и соборов. Причём без лесов, верхолазным способом. Таким образом ему удалось восстановить поврежденные барабаны и главы Троицкого кафедрального собора, главу Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря. Примерно в то же время архитектор подготовил полные проекты реставрации церквей Николы со Усохи (XVI в.), Богоявления с Запсковья (XV в.), а также Вторых палат Меншикова (XVII в.).

Но из-за проблем с руководством в 1947 году он вынужден покинуть любимый город и снова переехать в Ленинград. Лишь в 1968 году пришло долгожданное приглашение вернуться и работать в Пскове. Осенью того же года Юрий Павлович вместе с женой Ольгой Аршакуни окончательно перебрались в город на Великой.

Вот только после своего возвращения архитектор прожил всего 150 дней. Он умер 17 января 1969 года после первого производственного собрания в реставрационной мастерской.

… В одном из писем Юрий Павлович Спегальский констатировал: «Русский народ очень талантлив, но его неумение хранить свои богатства, неуважение к себе достигают чудовищной степени… Думая над проектом заповедников, я переоценил современных псковичей, идеализируя их, считая, что они поймут и оценят то, о чем они оказались совершенно неспособными судить».

Эти слова актуальны и сегодня. Ведь сколько уникальных архитектурных памятников по-прежнему продолжают ветшать и разрушаться в Пскове. Один комплекс зданий на Романовой горке в самом центре города чего стоит.

Да что далеко ходить. Взять хоть тот самый печально знаменитый дом Печенко, принадлежавший бабушке Спегальского Варваре Печенко, и где, кстати, одно время жил в юности и сам будущий архитектор – после того, как его семья переехала в Ашхабад.

Давно заброшенный, этот памятник архитектуры XVII века после нескольких пожаров, приключившихся с ним уже в этом веке, обрёл настолько плачевный вид, что в 2013 году псковские общественники даже объявляли по нему в социальных сетях двухнедельный траур.

Но только в прошлом году в бюджете нашлись деньги, чтобы приступить к консервации этого объекта, и к концу года у него хотя бы появилась временная крыша. Будет ли он в итоге восстановлен, и когда это произойдёт? На этот вопрос сейчас никто не сможет ответить.

О таком ли Пскове мечтал Спегальский, когда восстанавливал разрушенный войной город?

Оставить комментарий (0)
Loading...

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество