aif.ru counter
94

«Лишать права на сахар и хлеб!». Как жили псковичи в революционный год

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Псков 10/05/2017

Что это, величайшая трагедия или рывок вперед?

Надеяться не приходилось

До конца года мы будем знакомить читателей с историческими событиями 1917 года, которые происходили в Пскове и области, рассказывать о наиболее ярких личностях того времени и жизни простых псковичей.

А начнём мы с рассказа о такой обыденной вещи как… хлеб. Потому что тогда, в далёком 1917 году, его в Псковской губернии, как и во всей стране, катастрофически не хватало.

Если в начале Первой мировой войны в 1914 году государству приходилось кормить только армию, то уже через год ему пришлось взять на себя обеспечение продовольствием и населения некоторых городов и даже целых губерний. Ещё через год ситуация усугубилась настолько, что власти задумались о «хлебной монополии».

Весь продовольственный хлеб урожая 1916 года и прежних лет, а также наступающего лета 1917 года должен был поступить в распоряжение государства. Владельцам было решено оставлять его ровно столько, чтобы едва хватило на пропитание. Так что знаменитую продразвёрстку придумали вовсе не большевики, как это принято считать, а ещё царские чиновники. Читать далее

Придя к власти в феврале 1917 года, Временное правительство издало свой закон о хлебной монополии. И уже через месяц на Псковщине прошёл первый губернский продовольственный съезд, установивший состав губернских, уездных и волостных продовольственных комитетов и управ, которые отвечали бы за его выполнение.

Но их организация затянулась и закончилась лишь к лету. С другой стороны, острая нехватка хлеба в Псковском, Торопецком и Холмском уездах, недостаток семян для яровых посевов выдвигали другую неотложную задачу – наладить ввоз в губернию хлебопродуктов извне.

Однако хлеба не хватало не только в Псковской области, но и во многих других регионах  России. Поэтому увеличить его поставки из было очень сложной задачей. То же касалось и семян.

 «Семенами для яровых посевов в достаточной мере оказались обеспечены лишь те уезды, которые ещё с осени позаботились о посевном материале. Надеяться на получение семян из других губерний в мае, когда уже наступило время сеять, не приходилось. Особенно это относится к овсу, - подводил итоги посевной кампании 1917 года  «Вестник Псковского губернского земства и губернского Продовольственного комитета». - Удалось частью передвинуть овёс из более обеспеченных уездов, как, например, Новоржевский, в менее обеспеченные. И частью использовать для нужд обсеменения тот овёс, который усиленно скупался губернской управой для нужд армии. С ячменем дело обстояло ещё хуже, особенно в Псковском уезде».

Власти всерьёз опасались, что немалая часть псковских полей останется той весной незасеянной. Впрочем, этого не произошло.

Искусство прибедняться

С 10 мая губернская продуправа ввела в губернии монополию на хлеб и запретила все частные сделки на зерновые продукты. Уездные и волостные продкомитеты должны были сразу приступить к подворной описи и учёту запасов у каждого землевладельца, выяснить его потребности и излишек, который он должен передать государству. При этом предельная норма ржи на одного едока в месяц устанавливалась в 50 фунтов.

Но лишь к концу июня стали поступать сводные ведомости, причём далеко не достоверные. Ибо власти на местах хитрили, как могли, чтобы только оставить «дома» драгоценный продукт.

Так, по данным Островского комитета до нового урожая уезду требовалось несколько десятков тысяч пудов хлеба. Тогда как в губернской управе были сведения, что Островский уезд не только не нуждается в хлебе, но и вполне может поделиться своими излишками с другими.

Такое же стремление «уменьшить» свои запасы наблюдалось и в других местах. А некоторые волостные комитеты своим решением увеличивали нормы потребления ржи до 2 пудов на едока в месяц, разрешали землякам оставлять зерно для нужд скота и т.п.

Тогда как в Псковском уезде, который отчаянно бедствовал, с трудом удавалось выделять по 20-25 фунтов на человека. То есть, не более 10 кг. И только совместными усилиями губернского комитета и совета солдатских и рабочих депутатов удалось «выбить» для него около 10 вагонов ржи из гораздо более благополучных Новоржевского и Порховского уездов.

 «На волостном сходе в Глубоковской волости Опочецкого уезда лектор объяснил гражданам, почему мука продаётся дорого. Объяснениями граждане полностью удовлетворились. Граждане заявляли, что им нужны косы, серпы, плуги, бороны, молотилки, железо для ремонта инвентаря, шины для колёс», - докладывал тогда один из лекторов-инструкторов.

А в одной из волостей Холмского уезда местные жители пожаловались на такую несправедливость. Мол, у «имущего» крестьянина реквизируют хлеб для неимущих, а неимущие потом идут работать в лес, пилить дрова, и зарабатывают по 10 рублей в день! Разве это правильно? Пусть бы в деревне батрачили! В ответ лектор дипломатично заметил,  что в этом случае «и та, и другая сторона правы».

А между тем война продолжалась, и с поставками зерна из других губерний по-прежнему всё было очень плохо.

«По мартовскому плану из 250 назначенных в Псковскую губернию вагонов хлеба в марте поступил только 31 вагон – то есть, 12,4% от обещанного. Чуть лучше наладилось снабжение в следующие 2 месяца, но не намного.

Например, серьёзный недогруз был из Симбирской губернии, которая вообще категорически отказалась от выполнения плана для Псковской губернии в виду будто бы постигшей её саму засухи. Несмотря на сравнительно колоссальный избыток хлеба, достигающий от прошлогоднего урожая несколько миллионов пудов», - сообщали летом 1917-го псковские газеты.

Гречка из Харбина

Позже, когда начал появляться хлеб нового урожая, острота проблемы немного снизилась. Но – не слишком. Поэтому псковские власти крутились, как могли. Из Херсонской губернии удалось получить 25 тыс. пудов ячменя для переработки его в крупу. В далёком Харбине закупили 12 тыс. пудов гречневой крупы и 8 тыс. пудов риса.

А тут ещё – новое бедствие! В конце лета по немалой части губернии - на площади в десятки тысяч десятин - прошёл сильный град. Да настолько сильный, что во многих селениях в домах были выбиты все стёкла. Так, что властям пришлось закупить и разослать по уездам 550 полуящиков оконного стекла.

На августовском губернском съезде его участники называли несколько причин, по которым ситуация со снабжением псковичей продуктами продолжала ухудшаться. Это и неурожай хлеба в Поволжье, которое снабжало хлебом Псковскую губернию. И прогрессировавшее с каждым днём «расстройство транспорта». Ну и, конечно, продолжавшее действовать распоряжение Временного правительства о передаче армии запасов хлеба, имевшихся в губернии.

Впрочем, были и более любопытные причины. По словам делегата из Опочецкого уезда, одна из причин дефицита хлеба – выгонка самогонки, которая стала принимать угрожающие размеры.

«В целях борьбы с этим злом уездный продкомитет постановил: лиц, замеченных в винокурении, лишать права на получение хлеба и сахара», - заявил он и пожаловался, что милиция не только бездействует в таких случаях, но даже покровительствует винокурам.

Во второй половине ноября в Москве прошёл Всероссийский продовольственный съезд.

«Малороссийские губернии стремятся стать независимыми во главе с Радой. Если в Петрограде не пожелают считаться с требованиями Украины, нам грозит серьёзная опасность остаться без хлеба, направляемого в Псковскую губернию с юга. Уже Полтавская губерния отказалась от выполнения для нас ноябрьских нарядов», - констатировал представитель псковской делегации.

…А впереди было ещё несколько лет войны, голода и разрухи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах