749

Дом казенный. От украинских экстремистов до местных педофилов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Псков 23/03/2016
Сергей Копышко / АиФ

Made in Крюки

О том, как проходит жизнь за колючей проволокой, нам рассказал Юрий Лымарь, начальник УФСИН России по Псковской области.

Елена Яземова, PSKOV.AIF.TU: - Юрий Анатольевич, как прошел минувший год?

Фото: АиФ

- Для нас он оказался не самым плохим. Не было случаев беспорядков, захвата заложников, дезорганизации деятельности учреждений. В целом даже можно сказать, что год был успешным. А в рейтинге среди всех регионов России мы находимся где-то посередине.

- Слышала, что некоторые заключенные, чтобы не терять время зря, получают рабочие специальности. Это действительно так?

- Да, на сегодня в наших образовательных учреждениях при исправительных колониях ведется обучение по 17 специальностям, которые могут быть востребованы как при отбытии наказания, так и после выхода на свободу. Сейчас такое обучение проходят 260 человек.

- А насколько востребованы рабочие руки заключенных? И вообще, что производят в наших исправительных колониях?

- У нас трудоустроено примерно 30% осужденных. Что же касается видов деятельности, то в Идрицкой колонии, например, производят высоковольтные предохранители и разъединители для всех типов трансформаторов, в Крюках – радиаторы для тракторов. Причем сейчас там осваивают новые виды радиаторов – для танков и БТРов. Кроме того, в наших учреждениях производят муку для внутрисистемных потребностей, занимаются деревообработкой, металлообработкой.

- Кризис как-то повлиял на количество заказов?

- Заказов стало, конечно же, меньше. Но мы стараемся развивать новые направления. Например, заключили договор на лесопиление, и в этом году планируем увеличить по нему объемы вдвое. Регулярно встречаемся с предпринимателями, специально для таких встреч подготовили презентационный фильм о наших возможностях и преимуществах. И предприниматели откликаются.

- Каким образом?

- Сейчас в стадии проработки – размещение оборудования для изготовления обуви. На следующей неделе поедем вместе с предпринимателем в колонию смотреть площадку под него. Уже начали выполнять другой новый заказ – ящики под боеприпасы. Одно время по заказам муниципальных властей изготавливали остановки, изделия ритуального характера. И хотя с ними нам всегда удается найти полное взаимопонимание, в плане сотрудничества здесь тоже – поле непаханое, и объем таких заказов можно было бы увеличить в разы.

Срок идет быстрее

- Вы упомянули о преимуществах вашей системы. В чем они заключаются?

- Любой предприниматель начинает свое дело с покупки или аренды земли, строительства, подбора рабочей силы. У нас все это уже есть. В том числе и рабочие, которые, как минимум, не загуляют и не разбегутся. Причем у нас действительно есть люди, которые хотят работать – и из-за денег, и потому, что так срок идет быстрее. К тому же трудовая деятельность – один из критериев, по которому принимают решение об условно-досрочном освобождении. Но зарплата у нас пониже, чем на аналогичных предприятиях: в среднем за день она составляет 245 рублей.

- Российские исправительные учреждения принято сравнивать с западными, и сравнение всегда не в нашу пользу. Отчего так? Финансирование не то?

- Читали, наверно, что как раз сейчас всем известный норвежец Брейвик жалуется на плохие условия содержания? Хотя нашим, конечно, до тех далеко. Но хорошие условия содержания в европейских тюрьмах предполагают, что на свободе там люди живут в разы лучше. Если мы станем создавать для наших осужденных санаторно-курортные условия, а законопослушные люди за забором будут жить хуже, получится диссонанс. Наши учреждения - часть нашего общества.

- То есть, финансирования вам хватает?

- Так тоже нельзя сказать. Например, на все наши учреждения в Псковской области выделено на текущий и капитальный ремонт 8 млн руб. Но взять один только наш тюремный замок (в его стенах сейчас размещается СИЗО-1 – прим. Ред), которому уже 200 лет. Всю эту сумму можно вложить только в него, и то изменения не будут особо заметны. А уж если ее размазать тонким слоем по всем учреждениям… Но тем не менее, жалоб на качество пищи ни от осужденных, ни от проверяющих нет, обувью и одеждой тоже все обеспечены, нормы жилой площади выдерживаются. И, кстати, осужденные, занятые на производстве, работают по Трудовому кодексу РФ.

- Отбывают ли в Псковской области наказание фигуранты прогремевших на всю Россию уголовных дел?

- Таких припомнить не могу. Вот разве что буквально вчера прибыл так называемый вор в законе. А вообще состав преступлений изменился, чаще стали поступать осужденные за экстремизм, преступления террористической направленности. Много тех, кто в украинском «Правом секторе» повоевал. То есть, раньше все это было где-то отдаленно, а сейчас приблизилось вплотную. Что еще изменилось? Многие поступают к нам, вообще не имея профессии, тогда как раньше мы практически не сталкивались с такими случаями.

УДО для педофила

- Если не секрет, какова смертность в псковских СИЗО и исправительных колониях?

- В прошлом году у нас умер 21 осужденный. 18 из них скончалось от тяжелых заболеваний (ВИЧ-инфекции, онкологии, цирроза, туберкулеза), трое покончили с собой. И в этом году уже один случай суицида был. Может, помните историю, когда молодой парень расстрелял своих родственников? Вот он и покончил с собой. В целом же могу сказать, что смертность в наших учреждениях ниже среднероссийской.

- Известно, что немалая часть телефонных мошенничеств приходится на долю тех, кто уже отбывает наказание за другие преступления. В ИК Псковской области такие случаи выявляли?

- Нет, таких случаев у нас нет, хотя по стране их – десятки. А, например, совсем недавно в Архангельской области по телефону из исправительной колонии «заминировали» администрацию президента и московскую сеть магазинов «Ашан». Виновных, конечно, вычислили быстро, но неудобств они создали много. Словом, все мошеннические звонки, зафиксированные в нашем регионе, приходят из других областей.

- А случаи побегов были?

- За последние 7 лет был только один побег из псковского СИЗО: парня вывели для хозработ в административный корпус, а он через чердак выбрался на ул. Спегальского. Но его задержали буквально через пару часов. И года 3 назад была предпринята такая попытка из колонии-поселения, но та не увенчалась успехом.

- В следственном комитете говорят, что в прошлом году в Псковской области стало больше случаев педофилии. В наших исправительных колониях такие осужденные тоже есть?

- Есть. И, к сожалению, они, как и другие осужденные, могут освобождаться условно-досрочно. Более того, по закону даже те, кто приговорен к пожизненному заключению, через 25 лет могут подавать на УДО. Я считаю, должен быть, как в советские времена, перечень тяжких и особо тяжких преступлений, по которым условно-досрочное освобождение было бы невозможно. Ведь те же педофилы, оказавшись на свободе, нередко продолжают заниматься тем, за что отбывали срок. И получается, что зная об этом и выпуская по УДО очередного педофила, мы подвергаем опасности какого-то ребенка. Мне кажется, законодателям стоит задуматься об этом.

Досье
Юрий Лымарь. Родился в 1962 году. С 1980 по 1982 год проходил срочную службу в пограничных войсках. С 1983 по 1987 год учился в Рязанской высшей школе МВД СССР. С 1987 года служил на различных должностях в Управлении исполнения наказаний по Пермской области. С января 2009 года – начальник УФСИН России по Псковской области.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах