144

Геннадий Лидер: «Ещё в детстве возникло желание связать свою жизнь с морем»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АиФ на Мурмане" 04/07/2012

 Сегодня мурманчанам всё только обещают вернуть нашему городу былую славу рыбацкой столицы, вновь открыть сеть рыбных магазинов наподобие советского «Океана», решить окончательно вопросы с «серыми зонами» и восстановить, наконец, престиж профессии рыбака…

Под рёв кипящего котла…

- Геннадий Робертович, скажите, как вы пришли в профессию? Наверное, с детства мечтали о море?

- Конечно, да. Ещё в детстве у меня возникло желание связать свою жизнь с морем, поначалу вообще-то хотел стать морским офицером, поступал в высшее морское училище им. Фрунзе в Ленинграде, но по конкурсу не прошёл. Тогда морские офицеры были в почёте: курсант четвёртого курса получал хорошую стипендию. Не поступил, пошёл в мореходное училище Министерства морского флота. В то время на Север требовались штурманы. Начинал третьим штурманом, через год - вторым, через четыре - старпомом, потом капитаном в 31 год стал, а в 34 года - капитаном большого морозильного рыболовного траулера (БМРТ).

- В чём состоит сложность профессии рыбака?

- Это напряжённый и опасный труд, требуются очень толковые специалисты на всех уровнях: от матросов до капитанов, потому что в море от каждой должности, от каждого моряка зависит очень многое: и запасы корабля, и качество продукции, и планы, и жизнь экипажа. Работать приходилось в очень сложных условиях: шторма, ураганы, заходы в узкие бухты в районе Ирландии, Англии, Канады.

- Наверняка за время вашего «капитанства» с командой случались какие-нибудь интересные происшествия. Расскажите поподробнее.

- Однажды в 1965 году наш корабль вышел из Кольского залива, едва только отошли от Рыбачьего, как нас предупредили по радио, что надвигается ураган. А около 5 утра наступила тишина, вдруг смотрю - огромный водяной вал, гребень вверху загибается, только и успел крикнуть: «Берегись!» - и потерял сознание. Волна выбила иллюминаторы вместе с рамами, смяла рубку, машинный телеграф, шлюпку разбила, вскрыла трюм. Рёв был страшный, слава Богу, машина не отказала. Один человек был почти за бортом, сапог у него смыло, успел удержаться за трал, второго забило под лебёдку, он оттуда вылез с небольшими ушибами, одного протащило по борту. И мне досталось: позвоночником ударило о прибор! Как потом оказалось, по данным гидрометеослужбы, ветер достигал 50 м/с, это был рёв кипящего котла. С тех пор 22 октября я отмечаю второй День рождения.

«Серая зона»

- Раньше профессия моряка была очень престижной, а как дела обстоят на сегодняшний день?

- Действительно, в 60-е годы люди шли в эту профессию, но кадров всё равно не хватало, мы по 2-3 года в отпуск не ходили летом, потому что замены не было. Потом по мере износа кораблей стало уменьшаться и их количество, затем наступило время рыночной экономики, когда всё стали считать ненужным.

На сегодняшний день флоты ужались, кораблей мало, порты пустые.

Сегодня 70 наших кораблей не имеют права зайти в свой порт и работают на Норвегию. Соответственно, они привозят туда рыбу, дают работу норвежским рыбакам, фабрикам, компаниям, выпускают продукцию, а потом продают её нам. Иными словами, мы населению соседней страны создаём условия для работы, а свои бывшие работники этого комплекса остаются не у дел.

- Как вы считаете, Мурманск может вернуть себе былую славу рыбацкой столицы? Раньше в нашем городе было много рыбных магазинов - «Нептун», «Океан», а сегодня один рыбный троллейбус стоит как насмешка над мурманчанами…

- Я слышал, что пытались восстановить сеть рыбных магазинов, но, по-моему, это дело только вспыхнуло - и тут же потухло. Чтобы вернуть былую славу, нужны огромные усилия или хотя бы желание Росрыболовства, федеральной, областной, городской властей. К сожалению, сейчас пока это не очень видно. Про «серые зоны» все рыбаки говорили, что нельзя этого делать.

- А расскажите поподробнее о «серых зонах»?

- «Серая зона» - это спорная зона на границе. Норвегия считала, что она должна находиться под их влиянием, мы, естественно, были с этим не согласны. А как только президент с премьер-министром Норвегии договорился об этом, так сразу норвежцы это соглашение утвердили.

Мурманские рыбаки протестовали на всех уровнях, но, к сожалению, это не дало положительного результата.

А вообще обидно, конечно, мы, ветераны, очень переживаем по этому поводу. Нас в живых осталось немного, из моих друзей многие умерли: работа тяжёлая была, сутками на мостике приходилось стоять.

- Геннадий Робертович, а как вы оцениваете работу главы Росрыболовства, ведь многие рыбаки ею недовольны?

- Знаете, я считаю, что профессионалы должны командовать рыбной промышленностью, если не капитаны в прошлом, то хотя бы люди, которые руководили какими-то рыбными предприятиями, которые хорошо бы знали эту работу.

- Как вы считаете, сегодня в море идут за длинным рублём или по призванию?

- Разные люди встречаются. Я нисколько не сомневаюсь, что и сейчас есть специалисты, которые идут в море по призванию. Есть, конечно, и другая категория людей, но, как правило, в море они не приживаются - происходит естественный отбор. Я же всегда хотел быть моряком: такую практику, которую получали капитаны рыболовного флота, нигде больше не пройдёшь. А теперь точно уверен: всю жизнь занимался своим делом.

А на берег ушёл только тогда, когда этого потребовало состояние здоровья, ну и почувствовал, что пора…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах