646

Зато по линии Баолета. Как в Пскове появился чайна-танец

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Псков 10/04/2014
из личного архива Бао Чан / АиФ-Псков

Она родилась в маленьком китайском городке Аньшань – центре сталелитейного производства (ну как в «маленьком»? 1 миллион 280 тысяч населения – по китайским меркам, заштатный такой городишко - вроде нашего Порхова). Мама, налоговый инспектор, и папа-металлург отдали дочку в местную балетную студию, едва ей исполнилось четыре года. А в 12 отправили в Россию – учиться классическому танцу на родине «Лебединого озера». 

В Пскове Бао Чан оказалась 15 лет спустя – уже в качестве дипломированного хореографа и поначалу, по её же словам, чуть не умерла тут у нас со скуки. Теперь ей скучать некогда: она сама преподаёт русским феечкам балет и одновременно готовится защищать диссертацию в Вагановском училище.

 Моглино нервно курит

Псковичкой (может, на время, а может, и навсегда) китаянка Бао стала благодаря двум обстоятельствам. Во-первых, потому, что руководитель псковского ансамбля классического танца «Щелкунчик» Юлия Филлипова недавно родила сына и на время декретного отпуска ей понадобилась достойная замена. Аспирантка Академии русского балета имени А.Я. Вагановой оказалась наиболее предпочтительной для этого кандидатурой.

Фото: из личного архива Бао Чан

Во-вторых, так уж совпало, что бой-френд Бао, в прошлом тоже классический танцор, нашёл себе в Пскове новую работу… Чуть позже объясню почему.

С тех пор псковско-сингапурское «Моглино» «отдыхает», потому что самая интересная в нашем регионе международная креативная зона теперь находится в пропахшем канализацией филиале Городского культурного центра на Рижском проспекте, где творится удивительное «made in China» псковского замеса. Во всяком случае, уже в мае «Щелкунчик» готовится представить на суд зрителей первый, хоть и мини-, но настоящий балет - «Шопениана». А там, глядишь, и вагановским фору даст.

Я русский бы выучил только за то

Когда стало ясно, что в семье растёт балерина, китайские родители хотели сразу же отдать свою драгоценную Бао («Бао» означает «драгоценность») в Вагановское, но это оказалось для них дороговато. К тому же они поздно спохватились: не в девять, как положено, а в двенадцать лет.

Фото: из личного архива Бао Чан

Так что для начала девочка переехала в город Шеньянь (он, конечно, покрупнее Аньшаня, потому что там проживает три с половиной миллиона человек, но всё равно считается «небольшим промышленным центром»), где поступила в настоящую балетную школу с настоящей русской преподавательницей.

А когда через три года китайский контракт у хореографа из России закончился, та позвала свою самую талантливую ученицу с собой. Так Бао очутилась в Улан-Удэ – в Бурятском хореографическом училище, где, кроме неё было много иностранцев (из Китая, Южной Кореи). Со всеми своими однокурсниками она до того сдружилась, что до сих пор считает их своей второй семьёй.

Фото: из личного архива Бао Чан

В Бурятии Бао пришлось осваивать язык мирового балета – русский, хоть он и изобилует французскими терминами (плие, батман тандю…). Правда, её преподавательница русского сначала долго болела, потом вообще уволилась. Но маленькую китаянку это не сильно беспокоило: в то время ей казалось, что главное - это балет.

Так что русскому языку она выучилась в общежитии, а не по учебникам, и поэтому сама себя корит за то, что так до сих пор и не смогла в совершенстве овладеть нашей причудливой грамматикой. О чём сильно пожалела, когда поступила в российский вуз, где не успевала так же быстро, как все остальные, записывать лекции и вынуждена была всё время пользоваться диктофоном.

Фото: из личного архива Бао Чан

Но это будет позже, а в Улан-Удэ трудности перевода нисколько не помешали девочке из Китая стать примой своего курса. Мама не зря раз в неделю нанимала переводчика, чтобы пообщаться по телефону с преподавательницей Бао и узнать, как там у дочки успехи.

Успехи были впечатляющими. Уже на второй год учёбы Бао станцевала на главной бурятской сцене Джульетту, а на выпускном солировала в балете "Спящая красавица". И это несмотря на то, что её сразу же взяли в группу к девочкам постарше и потом ещё долго упрекали в том, что она «разговаривает» на языке русского балета с китайским акцентом. Ведь в России балет оказался совсем другим, объясняет Бао: здесь самое важное измеряется понятием "чуть-чуть", и в этом "чуть-чуть" – всё дело.

Восток – дело тонкое

В Улан-Удэ Бао привыкла стоять у станка по пять часов в день. А ещё посадила сама себя на жесточайшую диету. Проблема в том, что в России она сразу же начала толстеть: наша слишком жирная по китайским понятиям еда не пошла ей на пользу.

А Бао продолжала мечтать о Вагановком училище и поэтому урезала свой рацион донельзя: "Утром вместо завтрака я съедала яблоко. На самом деле так ни в коем случае нельзя делать, ведь фрукты на голодный желудок – это очень вредно. На обед у меня был компот с печеньем. А на ужин – вообще ничего. В Китае я бы налегала на помидоры с огурцами, но в России они оказались слишком дорогим удовольствием. Мама, когда меня навестила, сказала, что они тут "золотые". Так я почти три года подряд ела одни фрукты. В результате я стала очень худой, но испортила себе желудок".

Мама нашей героини жалеет ещё и о том, что из-за этой диеты девочка у неё выросла не такой высокой, как мечталось. И хотя по китайским меркам у Бао рост, как у модели (во всяком случае, она намного выше автора этой статьи), родные, оказывается, так и не досчитались в ней сколько-то там сантиметров.

Фото: из личного архива Бао Чан

А сама Бао, как и другие балетные девочки, несколько лет прожила в страхе перед весами. Ведь маленьких балерин взвешивают каждую неделю и могут отчислить из училища за одни только лишние граммы. В мире балета, рассказывает наш без пяти минут кандидат наук, сравнительно недавно стали беспокоиться не только за фигуры, но и за психику детей. Поэтому, например, в Вагановском училище теперь появились полдники, а  малышкам измеряют косточки на пальцах, чтоб заранее выяснить, как они будут сложены, когда вырастут (Бао тоже владеет такой биоматематикой).

Но это не значит, что война за граммы прекратилась. И хотя теперь Бао учит, что балеринам можно есть всё или почти всё (конечно, в умеренных количествах и только полезную пищу), она несказанно рада, что в Пскове нет «Макдональдса». Ведь в псковском «Щелкунчике» никого не принуждают следить за своим весом, и Бао грустно видеть, как вредные пищевые привычки родителей мешают некоторым девочкам развивать свою грацию, прибавляют ненужных жировых отложений и комплексов, а главное, разрушают мечты. Ведь Бао по себе знает, что все мечты сбываются – надо только по-настоящему захотеть.

Тихо на пальцах

В 17 лет Бао поступила в Санкт-Петербургскую консерваторию, а ещё через пять лет добилась всего, о чём мечтала, – стала аспиранткой Вагановского.

Фото: из личного архива Бао Чан

И вот теперь она, уроженка китайского Северо-Востока, на русском Северо-Западе – уже сама учит иностранных детей классическому танцу.

Переехав в Псков, Бао, во-первых, приятно удивилась тому, насколько псковский климат отличается от питерского. Во-вторых, убедилась, что вялый темперамент жителей Северной Пальмиры – это ещё не предел.

Псковичи, уверяет она, ну только что чуть пошустрее эстонцев: "Дети летом ещё ничего, а в холодное время года тоже как сонные мухи…"

Полжизни прожив в России, Бао привыкла, что русские вообще намного спокойнее её соотечественников. Оказывается, китайцы в большинстве своём гораздо более импульсивны, поэтому, например, в аутентичном китайском ресторане вы навряд ли сможете спокойно послушать музыку или вполголоса поболтать с другом о чём-то личном. Так что и Бао мало-помалу научилась быть тише воды, ниже травы, потому что убеждена, что люди должны вести себя подобающе окружению.

Но Псков показался ей поначалу каким-то уж чересчур тихим. Своей близости к Евросоюзу, он почему-то ничем не выдаёт. Ассортимент в магазинах скучный: брендовой одежды не купишь. По вечерам делать нечего. На все псковские экскурсии Бао хватило трёх дней.

К счастью, на смену «некуда сходить» очень скоро пришло «некогда». Теперь Бао так загружена репетициями перед итоговым годовым концертом и фестивалем в честь 70-летия освобождения Пскова от немецко-фашистских захватчиков, что даже на "Жизель" родного Вагановского училища в областную филармонию взглянуть не успела.

Фото: из личного архива Бао Чан

Кстати, заглавную партию там танцевала молодая женщина примерно одних с Бао лет. Тоже, видимо, целеустремлённая дальше некуда. Она порхала по сцене, как пушинка. Но по её накачанному лицу и без бинокля было видно: это всегдашнее выражение напряжения не скроешь даже под самым толстым слоем пудры, а потом не смоешь после спектакля вместе с гримом.

Не важно где, важно КАК

В Санкт-Петербурге сибирячка Бао увидела совсем других балетных девочек: всегда слишком взрослых для своего возраста, не умеющих так дружить, как дружат их однолетки в хореографическом училище Улан-Удэ. Ей стало жалко их всех: и те, кого безжалостно отчисляют, - за то, что не оправдали надежд или начали раньше времени раздаваться вширь, и тех, которые оказались лучше всех, а значит обречены разбивать в кровь пальцы ног и бояться лишних граммов.

И тогда Бао выросла так, как её маме и не снилось. Она наконец-то перестала мучить себя компотами (вместо супов) и решила завершать свою исполнительскую карьеру: «Я поняла, что в жизни есть ещё много чего, кроме балета».

Фото: из личного архива Бао Чан

Вот почему она выучилась на хореографа и пишет диссертацию «на не самом престижном», но самом интересном для неё отделении Вагановского: «Ну конечно, в Вагановском все факультеты престижные… – Бао замялась. – Просто хореографам мало платят!».

Да и танцоры в большинстве своём не очень-то жируют, почему помидоры с огурцами и кажутся им всю жизнь золотыми. Вот парни и бросают эту профессию, когда наступает время кормить семью – очень по-русски объясняет Бао.

Фото: из личного архива Бао Чан

В Санкт-Петербурге она поставила эксперимент: отработала на ученицах балетной студии собственную авторскую методику и уже написала об этом диссертацию, которую её предстоит защищать в следующем году.

В Пскове она обнаружила, что Юлия Ивановна Филиппова уже сделала для Щелкунчика всё возможное. И поэтому, как Бао сама объясняет, ей осталось добиваться невозможного: "Ведь вернуться назад никогда не поздно, а топтаться на месте не имеет смысла".

Но я всё равно не могла не спросить, а какой смысл вкладывать столько профессионального опыта и академических знаний в провинциальных девочек, которые стоят у станка хорошо, если пять часов в неделю вместо пяти часов в день и уже поэтому навряд ли когда-нибудь станут настоящими балеринами.

Фото: из личного архива Бао Чан

- Смысл есть! – горячо возражает Бао. – Почему это они не станут балеринами? Некоторые вполне могли бы попробовать. Ну даже если и не станут. Занятие балетом меняет мировоззрение, заставляет стремиться к совершенству во всём. В нашей сфере люди всегда добрее и мудрее, потому что привыкли трудиться и им некогда заниматься всякой ерундой! Все, кому повезло иметь дело с балетом, проживут свою жизнь красивее – не сомневайтесь!

А ещё Бао сказала, что учит маленьких псковских балерин всегда держать подбородок высоко, а спинку – прямо. Тогда, уверяет она, человеку уже не грязно под ногами, а солнечно над головой: "И не важно, где ты живёшь, а важно, как".

Вот такая у нас в Пскове появилась китайская балерина. Кстати, в минувшую субботу она вышла замуж, с чем мы её от души поздравляем! Действительно, очень хочется, чтобы у неё в жизни было много прекрасного и кроме балета. И пускай это всё происходит в Пскове, чтоб у нас у всех и подбородки стали выше, и спинки - прямее. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах