Примерное время чтения: 4 минуты
50

По петербургскому делу НБП допрошен «секретный» свидетель

По делу активистов петербургского отделения «Другой России», которые обвиняются в продолжении деятельности НБП, допросили «секретного» свидетеля Махаила Сазонова.

Допрос велся в условиях, исключающих аудиовизуальный контакт. Свидетель сидел в комнате судьи, а голос его был искажен.

Сазонов сообщил, что заинтересовавшись политикой, он в начале марта 2009 года заполнил анкету на сайте www.nazbol.ru, после чего ему ответил человек под псевдонимом Иван Шлагеттер.

При личной встрече выяснилось, что этим человеком был один из обвиняемых Андрей Песоцкий, который рассказал Сазонову о партии и том, что она запрещена и впоследствии привел на собрание.

Отвечая на вопросы прокурора, свидетель пояснил, что финансирования у партии как такового не было, каждый член партии вносил ежемесячные взносы.

Среди руководителей партии Сазонов выделил Андрея Дмитриева, Андрея Песоцкого, а наиболее активными участниками организации назвал Равиля баширова, Романа Хренова.

По словам Сазонова, сходив несколько раз на партийные собрания он «понял, что деятельность нацболов не несет блага для Петербурга» и в конце марта - начале апреля 2009 года обратился Центр по борьбе с экстремизмом.

«В Интернете нашел Центр «Э», который расположен на ул. Чайковского, пришел туда, позвонил по телефону доверия. Ко мне спустился Грязнов, отвел к себе в кабинет и предложил сотрудничество», — рассказал Сазонов.

Также свидетель рассказал о своем участии в акции «Стратегия-31», состоявшейся «в декабре 2009 года». По его словам, в ней участвовало порядка 50 человек, 30 из которых были нацболами. Он пояснил, что видел у активистов символику запрещенной партии - красные флаги с серпом и молотом.

Как отмечает пресс-секретарь петербургского отделения «Другой России» Полина Петрова, первая акция «Стратегии-31» прошла в Санкт-Петербурге в январе 2010 года, а не в декабре 2009.

Практически на все вопросы, связанные с сотрудничества с Центром «Э» Сазонов отказывался отвечать, ссылаясь на то, что по ответам станет возможным установить его личность, а также предлагал защите «спросить у Грязнова».

Дмитрий Динзе, защитник Алексея Марочкина, спросил у свидетеля о том, каким образом оформлялись его отношения с сотрудниками Центра «Э», на что он ответил, что никаких записей не велось, никаких вещественных доказательств деятельности НБП принести не просили.

На вопрос адвоката Дмитриева Глеба Лаврентьева, возмещали ли ему оперативники деньги, вносимые в качестве «партийных взносов», Сазонов сказал, что давал деньги из своего кармана.

После проведенного допроса адвокат Лаврентьев ходатайствовал о частичном оглашении в ходе заседания справки Центра по борьбе с экстремизмом, имеющейся в деле. В данном документе идет речь о привлечении студента «Р» и его внедрении в партию «Другая Россия».

В дальнейшем именно загадочный «Р» предложил другороссам квартиру на Лесном проспекте, оснащенную записывающими устройствами, записи с которых стали основным доказательством вины оппозиционеров.

По мнению защиты, то, что рассказал свидетель Сазонов, практически полностью совпадает с имеющейся справкой, следовательно, он является не законопослушным гражданином, а пособником в организации провокации, спланированной сотрудниками антиэкстремистского ведомства.

Возле здания суда по окончании заседания был замечен оперативник Центра «Э» Дмитрий Грязнов. Видимо, он спешил забрать своего подопечного после выполнения им очередного здания начальства.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах