aif.ru counter
126

Берег Батова: Достоинство - самое ценное наследство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. "АиФ-Псков" 13/03/2012
Фото: АиФ-Псков

Преданья старины

- Это у нас семейное. Мой прапрадед Иван был родным братом Петра Дионисиевича Батова. Так что по отцовской линии мы находимся в родстве с владельцем знаменитого псковского дома. Если верить семейным преданиям, то мой пращур был человек нрава строгого и принципиального. От этого и пострадал.

Каким же образом?

- Пётр Дионисиевич был купцом первой гильдии. По современным понятиям относился к бизнес-элите общества. Всего в царской России было не более 250 человек, которые носили это звание. Владел он и пароходами на Волге, а в самом Пскове у Батова было четыре доходных дома, из которых сохранилось только два. Один из них расположена на улице Ленина, 4 - там сейчас занимаются студенты-политехники, а второй известен всем: именно его и стыдится губернатор, иначе бы здание не завесили тряпицей перед приездом Путина.

Во владения Батова также входили лесные угодья в Порховском и Бежаницком районах. Этот лес ему и вышел боком. Незадолго до революции он поймал на краже своего леса одного из местных крестьян. По обычаям того времени вора высекли и отпустили с миром. Когда же случился переворот, то Пётр Дионисиевич решил уйти от греха подальше в Эстонию. Где-то по дороге на Новый Изборск его подвёз какой-то мужичок. На беду им оказался тот самый, пострадавший от «эксплуататора». Он и сдал его в Изборске в ЧК. Привезли в Псков, а через четыре дня расстреляли.

Печальная история…

- Я слышал ещё от деда, что когда Пётр Дионисиевич сидел в тюрьме, то его пришла навестить жена. По всей видимости, он знал, что ему грозит, и, прощаясь, проклял то место, где был его дом, сказав, что при новой власти будет это место пусто. Я человек не суеверный, но, кажется, проклятие действует. Сам дом пришёл в запустение, но ведь и весь берег в таком же состоянии: больше четверти века строится гостиница «Интурист» - и ничего. А до неё здесь же пытались взгромоздить новое здание драматического театра. Набили столбов - и тоже бросили. Такая же печальная участь постигла и т.н. «профсоюзную гостиницу». Её даже толком снести не могут.

С Ольгинским мостом тоже проблемы, это я говорю как профессионал. В своё время после окончания военно-инженерного училища я несколько лет отработал на БАМе, где помимо вокзальных комплексов и других сооружений построил ещё и 17 мостов. Обратите внимание на первую (к левому берегу) опору: она ведь в аварийном состоянии. Относительно недавно её попытались подтянуть. Это пока спасает положение, но не надолго. Вообще, проект моста идеальным называть нельзя. Всего в Советском Союзе по нему было построено пять или шесть мостов, и все они (кроме псковского) уже приказали долго жить. Наш пока стоит, но требуется тщательный инженерный контроль за его состоянием, иначе в один прекрасный момент он станет не проездным для автомобилей.

Во всём виноват генотип?

- Игорь Владимирович, так в вашей принципиальности «виноваты» гены? Или обстоятельства заставляют?

- Знаете, пару лет назад в меня выпустил из травматического пистолета целую обойму один подвыпивший милиционер… Я сделал этому пареньку замечание за то, что он неправильно припарковал свою машину. Ему алкоголь и ударил в голову. Слава Богу, что всё обошлось, но этот инцидент только укрепил меня в мысли, что «добро должно быть с кулаками». Нельзя позволять «новым хозяевам» жизни унижать своё человеческое достоинство.

Именно поэтому в своё время я ввязался в другой конфликт со стражами порядка, которые на перекрёстке улиц Юбилейной и Народной сотворили самую настоящую «автоподставу»: поставили запрещающий знак при повороте на улицу Красноармейскую при движении к дамбе. Причём так поставили, что его не видели водители, которые ехали от Рижского проспекта. Уже потом, разбираясь в суде, выяснилось, что при установке знака было нарушено пять (!) нормативов ГОСТа.

В конце концов мы добились, чтобы этот знак сняли. Увы, но нам пока не удалось добиться от администрации Псковской области ответа на вопрос: почему, когда вели газовую ветку к Спасо-Елеазаровскому монастырю, чтобы создать комфортные условия для далеко не бедных богомольцев из столиц, нельзя было сделать ответвление для деревни Ершово, чтобы газифицировать этот населённый пункт.

Идти до конца

- Игорь Владимирович, вы всё время говорите «мы». То есть вы не считаете себя одиноким борцом за законные права граждан?

- Конечно. Иначе не возникла бы наша общественно-экологическая организация «Свободный берег». Она ведь тоже появилась не на пустом месте. Однажды мне как рыбаку со стажем пришлось в одиночку столкнуться с самоуправством тех, кто решил распоряжаться берегом Чудского озера как своей собственностью. Это было последней каплей, и я понял, что такое прощать нельзя.

- Вы имеет в виду ситуацию в деревне Островцы?

- И не только! Сейчас вопрос стоит уже значительно шире: под угрозой самозахвата заповедные места побережья в районе деревень Подолешье и Подборовье. При этом столичные «бизнесмены» не признают такое понятие, как общественный сервитут (оно прописано в Водном кодексе Российской Федерации), ведут себя вызывающе. Странную позицию при этом занимает природоохранная прокуратура, которая как будто не видит эти вопиющие нарушения.

- Объектом вашего внимания является только Чудское озеро?

- Отнюдь. «Свободный берег» осенью прошлого года добился отмены строительства в районе т.н. «солдатского пляжа» (это уже городская черта) элитного дачного поселка, из-за которого могли вырубить полтора гектара соснового леса. Более того, через суд было оспорено решение о выделении самих участков, и они снова возвращены в собственность города, став, как и прежде, зоной рекреации Пскова. Но это не всё: мы хотим добиться уголовного наказания тех, кто «подарил» наши лес и берег.

Есть и ещё одно проблемное место, которое тоже серьёзно беспокоит общественность, - это Степановский лужок, что за радиозаводом. У некоторых предпринимателей есть желание построить в этой общедоступной зоне отдыха элитный яхт-клуб. Вроде бы даже и общественные слушания прошли, но так тихо и незаметно, что есть основания подозревать: объект может стать очередным яблоком раздора в споре о том, каким быть современному Пскову. Во всяком случае, мы внимательно следим за ситуацией и готовы будем, как в «корытовском деле», пойти до конца.

Кроме того, мы намерены заниматься в этом году экологическими проблемами реки Великой и Псковского озера, которое «убивают» тысячи браконьерских сетей. Для этого мы уже активно начали сотрудничать с рыбнадзором: будем чистить акваторию от брошенных сетей, и в этом нам готовы помогать и рыбаки, и подводные охотники. Ну а что касается прав доступа к берегам, закон должен быть один для всех. И право на отдых не должно быть огорожено забором.

Сергей Некрасов

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах