23

Шхеры завязали в узел: Карельский «Крым» так и не появится?

Будущая жемчужина карельского туризма, местность, которую до войны называли «финский Крым», оказалась под угрозой из-за нерасторопности чиновников: хотя по всем бумагам парк должен был появиться уже к концу года, необходимые решения до сих пор не приняты, в самом же парке продолжаются рубки древесины. Экологи уже даже обратились к правительству соседней Финляндии с просьбой повлиять на ситуацию.

О том, кто в этом виноват, что нужно сделать и не пошхерят ли «Ладожские шхеры», «АиФ-Карелии» рассказал директор природоохранной организации «СПОК» Александр Марковский.

Разрубить «гордиев узел»

- Ладожские шхеры - это уникальный природный объект. Множество островов вдоль побережья Ладожского озера, живописнейшие места, уникальные экосистемы - в общем, ценность данной территории общепризнанна. До войны эти территории в Финляндии считались «финским Крымом»: здесь особая атмосфера и природа, как нельзя лучше подходящая для отдыха и восстановления сил. Поэтому когда в 2009-м году федеральное правительство приняло решение о создании здесь Национального Парка, то этот шаг был вполне логичным. Парк должны были создать до конца 2010 года. Но - увы... Если характеризовать ситуацию коротко, то сейчас сложилась такая ситуация, при которой дальнейшее затягивание с принятием решений по парку на региональном уровне может привести к тому, что этот «гордиев узел» разрубят из Москвы, от чего всем в Карелии будет крайне неприятно.  Дело в том, что сейчас примерно 80% территории будущего Национального Парка взято в аренду лесозаготовителями. И это, безусловно, наносит ущерб территории: с одной стороны, продолжаются рубки древесины, с другой - те же самые фирмы, понимающие, что рано или поздно они отсюда уйдут, мало заботятся о сохранении лесфонда. Те же самые лесные пожары в этом году привели к большим потерям, некоторые острова значительно пройдены огнём. И с этими возгораниями боролись, по нашему мнению, без особого энтузиазма. И для того, чтобы двинуться дальше, необходимо, во-первых, расторгнуть договоры аренды с этими предприятиями, а во-вторых, провести общественные слушания в тех населённых пунктах, которые входят в будущий Национальный парк. Естественно, многое здесь зависит от позиции республиканских чиновников, которые ведут себя неактивно.

- А с чем это связано, как вы думаете?

- Здесь несколько причин. Самая фундаментальная - это отсутствие государственной структуры, которая занималась бы вопросами экологии. В Карелии этой проблематикой занималось Министерство сельского хозяйства, а фактически - отдел из 2 человек. И это - на всю Карелию, которая везде позиционируется как экологически чистая и потому привлекательная для туристов территория! Есть соблазн сказать, что, мол, вот эти двое и есть те злодеи, которые нам мешали, но мы же понимаем, что такого количества людей элементарно не хватает. Другая причина, как я думаю, те требования, которые выставляют арендаторы территорий. Они вовсе не против уйти из Национального парка, но хотят за это получить компенсации - либо финансовые, либо территориальные. То есть с ними надо вести переговоры, подыскивать варианты, убеждать, что трудно, и ведь, как я уже сказал, такое ощущение, что этим у нас просто некому заниматься. Поэтому мы сейчас подготовили материалы по тем нарушениям, которые допускают арендаторы леса, надеемся, что они помогут власти и станут основаниями для расторжения договоров аренды.

- Есть мнение, что эти территории и брались в аренду с расчётом, в том числе, на такой сценарий развития событий и получение в будущем компенсаций...

- Доказать это, конечно, нельзя, но если взглянуть на карту будущего парка, то можно увидеть, что немалая часть арендованных лесов действительно находится на островах, где добывать древесину просто экономически невыгодно. Но ведь зачем-то люди брали их в аренду, тратили свои деньги, платили арендную плату.

- Как могут развиваться события дальше?

- Ситуация, в целом, тяжёлая, но - правильная. Рано или поздно в процесс вмешается федеральный центр, который принимал решение о создании парка. Другое дело, что Москва будет действовать жёстко, и интересы Карелии могут при этом пострадать.

«Зелёная» реакция

- «Ладожские шхеры» - не единственная территория, которой занимается «СПОК». Что представляет из себя ваша организация?

- Мы, конечно, относим себя к «зелёному» движению, которое возникает как реакция общества на то, что власть и бизнес или не успели, или не захотели сделать. Первоначально, в середине 90-х, мы были просто студенческой группой, которая занималась научными исследованиями малонарушенных лесов. А таких в Карелии - менее 10% всего лесфонда. В 2001-м году мы зарегистрировались как общественная организация, а примерно с 2005-го активно занимаемся лесной проблематикой уже в социально-экономическом плане.

- И как на вас реагируют? Наверное, конфликтов много...

- Конфликты, конечно, бывают, но надо учитывать, что, к примеру, никого из тех чиновников, которые занимались вопросами экологии в 2005-м году, сейчас уже нет на этих должностях, большинство лесных участков уже раза по 2-3 поменяли своих хозяев, а мы - есть, мы - работаем, и каждый новый человек, пришедший в лесную сферу (не важно, представитель ли он власти или бизнеса) уже воспринимает нас как естественное обременение. Тем более что мы стремимся занимать максимально конструктивную позицию, вникать в экономическую составляющую бизнеса, стремимся не мешать, а помогать. К примеру, в прошлом году совместно с Министерством Лесного комлекса первыми в России мы выпустили методические рекомендации о том, как проводить вырубки леса: какие ценные виды растений можно встретить, как их обезопасить и так далее. Все подробно, чётко, с иллюстрациями и конкретными советами. А это очень важно, ведь ущерб природе может наноситься не по злому умыслу, а просто от незнания каких-то элементарных вещей. В общем, мы стремимся помогать, а не мешать. Хотя, конечно, часто возникают споры, на нас даже подают в суды. Меня лично это, кстати говоря, всегда немного ранит. Знаете, у нас в Архангельской области есть большой родовой дом. Я каждое лето уезжаю туда, поднимаю дом, работаю, что-то создаю и так отдыхаю, можно сказать, сублимирую. Ведь понятно, конечно, что мы мешаем каким-то нехорошим людям совершать не очень красивые действия, но внутри-то всегда сидит мысль - мы мешаем  делать. А хотелось бы исключительно созидать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах