33

Осуждённые милиционеры пишут президенту

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. "АиФ - Псков" 23/12/2009

Сериал для «опера»

Напомним вкратце суть дела: осенью 2004 года капитан милиции Андрей Рандожский и его коллега Александр Петров взяли в оперативную разработку некоего Карповича, который к тому времени уже приобрёл «славу» квалифицированного вора-форточника.  В результате было раскрыто 9 налётов на квартиры, 2 грабежа и хищение огнестрельного оружия (уже потом стало известно, что его планировали применить при нападении на инкассаторскую машину). В отношении Карповича было возбуждено уголовное дело. Суд проходил в особом порядке (то есть без участия свидетелей) и назначил ему 4 года лишения свободы… условно.

Примерно в то же время было раскрыто ещё несколько «мини-сериалов» - так «опера» называют преступления со многими эпизодами, а их «главные действующие лица» получили вполне конкретные сроки. В городе стало значительно тише.

Но в июне 2006 года случилось нечто из ряда вон выходящее: Карпович обвинил Рандожского и Петрова в том, что в ходе допросов к нему применялись, скажем так, силовые методы воздействия. Если верить обращению к прокурору Великих Лук, оперативники приехали к нему, избили и, более того, привязав к машине, тащили по дороге, пытаясь таким образом выбить признательные показания. Оперативных сотрудников отстранили от работы и судили. Полтора года, пока шло следствие, они просидели в Великолукском СИЗО. В отличие от вора-форточника милиционеры получили по 4  реальных года лишения свободы. Защита добилась пересмотра приговора: реальный срок был заменён на условный.

Однако вскоре после их выхода из следственного изолятора прокурор города Юрий Ишков отменил его, посчитав наказание слишком мягким. И всё это время шло следствие, которое пыталось доказать, что Рандожский и Петров недостойны носить милицейскую форму. А весной этого года дело было передано в  Великолукский городской суд, где уже состоялось третье по счёту разбирательство по обвинению Рандожского А.А. и Петрова А.И. Вердикт оказался суров: три с половиной года лишения свободы.

Недопустимые доказательства

Законно это или незаконно – судить не нам, журналистам. Но сами осуждённые не согласны мириться, как они считают, с произволом и направили письмо президенту РФ Д. Медведеву. Редакция располагает его копией, и с некоторыми из наиболее значимых абзацев мы решили познакомить наших читателей.

«С момента подачи заявления мнимого потерпевшего Карповича и до настоящего времени мы боремся с форменным произволом, – пишут бывшие оперативные сотрудники. - На протяжении всех судебных заседаний мы видим только обвинительный уклон. При этом  создаётся впечатление, что каждый последующий судья прикрывает решение предыдущего. В частности, после вынесения первого приговора судья Королёва, которая вела процесс, была лишена статуса Федерального судьи с формулировкой «за незаконные действия и некомпетентность». При этом приговор был вынесен необоснованно, с грубейшими нарушениями норм уголовно-процессуального закона. Кроме того, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. У нас создалось мнение, что судья закрывала глаза на доказательства стороны защиты, полностью приняв сторону обвинения.

Во втором судебном разбирательстве судья Фёдоров Э.Е., рассматривая уголовное дело, стал обращать внимание на доказательства стороны защиты и признал недопустимыми несколько доказательств обвинения, так как они были добыты с нарушением закона. Предварительное следствие по делу было проведено с нарушением процессуально-следственных действий… В третьем - последнем - судебном  процессе были вскрыты факты фальсификации и служебного подлога, а именно: следователь прокуратуры, проводя следственные действия, не привлекал граждан в качестве понятых, а лично (!) расписывался за них, внося в бланки протоколов только лишь биографические данные. Данный факт очевиден и в судебном процессе установлен.

Вследствие чего судом признаны недопустимыми доказательствами многие аргументы обвинения (протоколы выемок вещей и предметов, экспертизы, протоколы осмотра и т.д.). Также при допросе понятых выясняется, что подписи в процессуальных документах поставлены не ими, а в следственных действиях они не участвовали».

Можно и дальше продолжать цитировать это письмо в адрес президента России, однако поставим пока точку. Редакция газеты не делает никаких выводов  - на это у неё нет прав, однако есть право сомневаться в справедливости вынесенного приговора.

Смотрите также:

Оставить комментарий (13)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах