21

«СмелО мы в бой пойдем, в борьбе за ЭТО!»

Решительным шагом в борьбе с этим злом станет уменьшение емкости пивной тары: с 0,5 до 0,33 литра. Авторы этой гениальной идеи убеждены: только таким образом можно будет победить не только пристрастие к этому пенному напитку, но и уменьшить потребление количества зелья на душу населения. Тоже есть логика: какие-то умники уже подсчитали, что из 100 выпускников этого года до пенсии доживет едва ли 40 человек – остальные сопьются и сдохнут под забором. На моей памяти это, кажется, вторая попытка победить общероссийское зло.

Правда, помимо масштабных мер, были еще и местные, так сказать, локального значения. Например, в начале 80-х тогда всесильный обком КПСС два раза в год своим официальным распоряжением запрещал торговле завозить в сельские магазины напитки, типа, «бормотуха», а именно - дешевые крепленые вина, дабы пресечь зло на корню.

Чтобы механизаторы во время весенних полевых работ не искушались, им предлагалось решительно завязать на пару горячих недель сева, а потом – по выполнении плана – можно было расслабляться. А была еще талонная система, которая тоже преподносилась под знаменем борьбы. Любопытное наблюдение: к середине 80-х советский рубль уже практически ничего не стоил, поэтому купить, например, дачнику легально за червонец машину навоза не представлялось возможным, зато за «пузырь» можно было договориться, не только подвезти к участку наше нечерноземное «коричневое» золото, но и покрыть крышу, застеклить окна, выкопать колодец. И всего-то за 0,5 л «первоклассницы» - так звали бутылку «столичной» с зеленой наклейкой, которая впервые появилась в продаже 1 сентября.

Потом пришла эра Егора Лигачева, с чьей легкой руки начали вырубать виноградники, корежить дорогое импортное оборудование, купленное за валюту, чтобы напоить алчущий рынок. Громко и с пафосом было создано общество Трезвости, которое общалось с массами посредством своего же печатного органа. Этот журнал вошел в историю тем, что впервые (!) опубликовал повесть Венечки Ерофеева – «Москва-Петушки». Текст при этом был, правда, сильно урезан, однако умеренно квасящая интеллигенция оценила этот отчаянный шаг, но пить страна так и не бросила.

Сейчас – новая волна и новые запретительные (!) меры. Как-то перейти на 0,33 л, убрать пиво из ларьков. Для благих целей пригодиться и наш, псковско-шведский опыт: когда с 11 часов вечера все торговые точки прекращают продавать вино-водочные крепостью выше 40. Не хочу никого обидеть, но сдается мне, что и нынешняя кампания по прошествии времени тоже накроется медным тазом, как и все предыдущие.

Причина банальная: собираясь бороться с пивными и водочными королями, уменьшать емкости разливаемых жидкостей, авторы новых антиалкогольных мер как-то умалчивают о том, что они готовы предложить рядовому потребителю вместо кружки пиво. Возьмем для примера славный город Псков, где на 200 тысяч всего один (!) требующий капитального ремонта бассейн. Был, правда, другой – на стадионе «Электрон», но благодаря мудрому руководству очередной фирмы, которой он достался после целой череды продаж и перепродаж, эта емкость давным-давно пересохла.

Есть, правда, на Завеличье некий оздоровительный центр, но цены туда просто-таки поднебесные, поэтому рядовому потребителю (миллионеров-то у нас, как ни крути, не так и много) проще за 25 рэ купить народную «тройку» и представить, что ты уже весь в шоколаде. Это я к тому, что предлагая запретительные меры, нужно предусматривать и какие-то альтернативные, однако есть такое предчувствие, что их, как и в прошлый раз, публика не дождется.

Как тут не вспомнит лукавых коммуняк? Сразу после проведения Олимпийских игр в Москве, которые буквально выпотрошили наш золотой запас, было выпущено закрытое постановление, согласно которому на 10 лет замораживались ВСЕ объекты соцкультбыта, включая и спортивные сооружения. А уже через пять лет начали вырубать виноградники…

Пару лет назад автор этих строк побывал в братской Беларуси, где почти неделю катался по городам и весям, наблюдая за реальным построением шведской модели социалиста – как ее понял батька. Удивлению не было предела: в Бресте, городе по численности сопоставимом с Псковом, к тому времени было построено 4 современных спортивных арены. Плюс – крытый городской стадион, стадион для бейсбола и специальный легкоатлетический манеж, где помимо Юли Нестеренко, олимпийской чемпионки (Афины-2004), с удовольствием занимается еще и местная детвора. Благо, что все это хозяйство функционирует при городском Дворце пионеров.

И это не считая 9 (!) бассейнов, гребного канала, стрелкового тира, где можно проводить международные соревнования. Сейчас, насколько известно, там завершается строительство Дворца водных видов спорта. Потом, по мере продвижения к Минску, в каждом районном центре нам тыкали в нос современным спортивным комплексом, где тренируется собственная хоккейная команда.

В Пскове о строительстве своего ледового дворца лично я слышу на протяжении последний пяти лет. Сначала народ охмурял г-н Хоронен, который умудрялся руководить областным центром прямо из сортира (сам признался на последней пресс-конференции), а вот теперь - от нового главы администрации Я. Лузина, который во время последней встречи в редакции «АиФ-Псков» тоже делал многозначительные намеки на неких столичных таинственных инвесторов. Прошло два года, а тут подоспела очередная антиалкогольная компания. Что нам нужно, дабы победить? Понятно, что не новый стадион построить или хотя бы бассейн, а - всего лишь! - уменьшить емкость пивной тары.

Дешево и сердито!

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах