24

Зачем ходить на крестный ход?

О советском прошлом

Даже в годы советских гонений этот день воскресения Христа помнили и по-своему отмечали. Во всяком случае крашеные яйца и куличи, пусть даже под названием «кекс праздничный», присутствовали почти в каждом доме. Советские власти всячески старались отвлечь народ от религиозных пережитков, и в пасхальную ночь граждане удостаивались чести посмотреть по телевидению концерт итальянской эстрады или что-то в этом роде. Даже фольклор не обошел праздник Пасхи. Всем памятен анекдот про то, как Брежнева приветствовали пасхальным приветствием: «Христос Воскресе, Леонид Ильич!» «Мне уже доложили», отвечал он. 

И все это было на фоне того, что немногочисленные по тем временам храмы или молельные дома ломились от народа. В одной Москве более сотни тысяч людей шли в храмы на «пасхальную заутреню». Моя мама рассказывала мне свои воспоминания детства, как прабабушка — певчая церковного хора, будучи уже совсем старушкой, возвращалась на Пасху рано утром домой. Видно было, что она очень устала, но глаза ее излучали какую-то неописуемую радость и любовь.

Нам трудно понять значение Пасхи в те времена. Для многих было подвигом не то что сходить в храм, но и прилюдно разделить с кем-то пасхальную радость, ответив на приветствие: «Воистину воскресе!». Нам, привыкшим уже к священникам и открытым храмам, почти невозможно прикоснуться к тому подвигу, что совершали тогда многие христиане, отправляясь на пасхальное богослужение порой за сотни километров от своего дома. Да, для многих Воскресение Христово было просто народной традицией, но как бы то ни было, она была в «черном списке» советских властей и поэтому празднование Пасхи требовало от людей волевого усилия, определенной смелости, даже подвига.

Прежде чем перейти к разговору о сегодняшнем дне, стоит остановиться и понять, в чем же заключается отличие тех времен. Думаю, что для советского периода характерна такая особенность — даже самая минимальная обрядовая приобщенность к религии требовала от человека личного волевого решения, направленного против безбожной философии, атеистического мировоззрения. Пусть это не всегда была воля «за» Христа и церковь, но все же это было значимо, весомо и самое главное — ответственно. Получается так, что сама форма, пусть и примитивная, в виде хождения со свечами вокруг храма, но все же выражала нечто большее, чем участие. Крестный ход в советские времена был часто выражением личного доверия если не Богу, то опыту предков, церкви, в конце концов. И это очень важно.

А что сейчас?

Весь парадокс заключается в том, что с исчезновением коммунистического противостояния Церкви, с исчезновением препятствий к открытому участию в церковной жизни и снятием ограничений для ее развития так и не произошло осмысление и донесение до народа главного. Нашим согражданам так никто и не объяснил, что вместе с ГКЧП в 1991 году ушла именно эта автоматическая связь формы и личной веры, сопряженной с готовностью нести ответственность. Крестные ходы стали просто формой, которая может выражать веру, а может и не выражать. Большинство людей, присутствующих на пасхальном богослужении, и не догадываются, что причастность к форме, к обряду в большинстве случаев не гарантирует обретение внутреннего содержания.

Я совершенно не против того, что любой желающий может прийти в храм на Пасху, пусть даже он только в этот день и ходит. Я выступаю за то, чтобы не тешить ни себя, ни этих людей пустыми надеждами, что участие в крестном ходе — это что-то самодостаточное. Крестный ход — это своего рода дверь, через которую можно войти в то пространство, где совершается нечто важное для христиан, а можно так и остаться вне этого. Если в советские времена одно пассивное участие выражало активную веру, то в наши дни вера может быть выражена только в активном принятии того наследия, что оставил нам Христос.

Что произошло со Христом?

Один из двенадцати ближайших учеников Христа оставил нам такие воспоминания.

Иисус сказал ученикам: «Вы знаете, что через два дня Пасха. Сына человеческого предадут и распнут на кресте». В тот же день старшие священники и старейшины народа Израиля собрались во дворце первосвященника по имени Кайафа и сговорились тайком схватить Иисуса и убить.

Когда Иисус был в Вифании в доме прокаженного Симона, один из двенадцати, тот, кого звали Иуда Искариот, пошел к старшим священникам и сказал: «Что вы дадите мне, если я выдам вам Иисуса?» Они отсчитали ему тридцать серебряных монет.

В первый день праздника Пресных Хлебов ученики приготовили пасхального ягненка. Когда наступил вечер, Он сел за стол вместе с двенадцатью Своими учениками. Когда они ели, Иисус, взяв хлеб и произнеся над ним молитву благодарения, разломил и дал Своим ученикам, сказав: «Возьмите, ешьте, это Мое тело». Взяв чашу и произнеся молитву благодарения, Он подал им ее, сказав: «Пейте все из нее, это Моя кровь, кровь Нового Завета, которая проливается за стольких людей ради прощения грехов. Говорю вам: отныне Мне уже не пить вино — плод виноградной лозы, — вплоть до того дня, когда Я буду пить с вами новое вино в Царстве Моего Отца».

Пропев псалом, они отправились на Масличную гору. Иисус сказал им: «Все вы отступитесь от Меня этой ночью, но после того как Я воскресну из мертвых, вы найдете Меня в Галилее». Пришли они в место, называемое Гефсимания. Тут появился Иуда, один из двенадцати, и с ним большая толпа с мечами и кольями, посланная старшими священниками и старейшинами. Тогда Иисуса схватили и взяли под стражу, и все ученики покинули Его и убежали.

Толпа, взявшая Иисуса, привела Его к первосвященнику Кайафе, где уже собрались учителя Закона и старейшины. Старшие священники и весь Совет добивались против Иисуса ложных показаний, чтобы вынести Ему смертный приговор. Но хотя многие выступали как лжесвидетели, им это не удалось. Первосвященник спросил Иисуса: «Молчишь? Тебе нечего возразить на обвинения, которые они против Тебя выдвигают?»

Но Иисус молчал. Тогда первосвященник сказал Ему: «Именем Бога Живого заклинаю Тебя, скажи нам, Ты — Помазанник, Сын Бога?» «Это ты сказал, — ответил Иисус. — И больше того, скажу, отныне увидите Сына человеческого сидящим по правую руку Всемогущего и идущим по облакам небесным».

Тогда первосвященник разодрал на себе одежды и сказал: «Богохульство! Зачем нам нужны еще свидетели? Вы сами только что слышали богохульство! Каким будет ваше решение?» «Виновен и должен умереть», — ответил Совет.

Рано утром связанного Иисуса отвели и передали римскому наместнику Пилату. Старшие священники и старейшины стали обвинять Его, Иисус ничего не отвечал им, чем очень удивил наместника. По случаю праздника обычно освобождали одного из заключенных, за которого просил народ. Пилат знал, что Иисуса предали из зависти. Когда собрались люди, Пилат спросил у них: «Как поступить с Иисусом, которого называют Помазанником?» «На крест Его! — отвечали все. — Пусть вина за его смерть будет на нас и на детях наших!» Тогда Пилат велел Иисуса бичевать, а потом распять на кресте.

Воины увели Иисуса во дворец, в помещение для солдат. Вокруг Него собрался весь отряд. Они сняли с Иисуса одежду и надели на Него красный плащ, сплели венок из колючек и возложили Ему на голову, вложили в правую руку палку и, встав перед Ним на колени, насмешливо приветствовали Его: «Да здравствует еврейский царь!» А потом они плевали в Него и били по голове палкой. Наглумившись, они сняли с Него плащ, надели на Него Его одежду и повели на казнь.

Придя на место, называемое Голгофа, что значит «Череп», они дали Иисусу вина, смешанного с горечью. Но Он, попробовав, не захотел пить. Распяв Его, они бросили жребий и разделили между собой Его одежду и уселись стеречь Его. Над Его головой поместили табличку с указанием вины: ЭТО ИИСУС, ЕВРЕЙСКИЙ ЦАРЬ.

Прохожие качали головами и бранили Иисуса: «Спаси себя, если Ты — Сын Бога! Сойди с креста! Других спасал, а себя спасти не может! И Он Царь Израиля? Пусть теперь сойдет с креста — тогда поверим Ему!»

В полдень по всей земле настала тьма до трех часов дня. А около трех часов Иисус вскрикнул громким голосом: «Эли, Эли, лема савахтани!» В переводе это значит: «Боже Мой, Боже Мой! Почему Ты Меня оставил?». Потом, еще раз вскрикнув громким голосом, Иисус испустил дух. И завеса в Храме разодралась надвое, сверху донизу. Земля содрогнулась, раскололись скалы, отворились гробницы, и много умерших из народа Божьего, воскреснув, вышло из могил. А позже, после того как Он воскрес, они вступили в святой город, и их видели многие.

Вечером пришел богатый человек из Аримафеи по имени Иосиф, он тоже был учеником Иисуса. Иосиф, взяв тело, завернул его в чистое льняное полотно и похоронил в своей новой гробнице, которую недавно высек в скале. Привалив ко входу в гробницы большой камень, он ушел. А Мария Магдалина и другая Мария сидели напротив гробницы.

Минула суббота, и на рассвете следующего дня Мария Магдалина и другая Мария пошли навестить гробницу. И вдруг произошло сильное землетрясение. Это ангел Господень спустился с неба и, подойдя к гробнице, отвалил камень и сел на него. Лик его был подобен молнии, а одежды белы как снег. Ангел сказал женщинам: «Не бойтесь! Я знаю, вы ищете Иисуса, распятого. Его здесь нет. Он воскрес, как и говорил вам. Ступайте же скорей и скажите Его ученикам». Те торопливо покинули гробницу и, полные страха и великой радости, побежали рассказать Его ученикам. И вдруг сам Иисус предстал перед ними! «Мир вам!» — сказал Он. Подбежав к Нему, они упали перед Ним ниц и обняли Его ноги.

«Не бойтесь! — говорит им Иисус. — Ступайте, скажите Моим братьям, пусть идут в Галилею, там они Меня увидят».

Одиннадцать учеников отправились в Галилею, на гору, куда велел им прийти Иисус. Увидев Его, они упали перед Ним на колени, хотя некоторые и засомневались. Иисус подошел и заговорил с ними: «Мне дана вся власть на небе и на земле. Итак, ступайте и сделайте все народы Моими учениками. Крестите их во имя Отца, Сына и Святого Духа и научите соблюдать все, что Я вам повелел. И знайте: Я с вами всегда, до конца мира».

Началом чего является крестный ход?

Пасха — это сложное событие, которое начинается с момента предательства Иуды и ареста Христа и заканчивается личной встречей воскресшего Христа с учениками. Все это вместе говорит о сути христианской веры, в конечном итоге торжествующей и ликующей, но требующей понимания, что радость о Христе воскресшем — это обязательно живая причастность к Христу воскресшему. Пасха не может быть радостью о чем-то отстраненном и тем более не может быть сведена к формальному участию в крестном ходе. Пасху нужно принять лично, нужно постараться так или иначе ее пережить.

Именно это принятие воскресшего Христа, начало соединения с ним и отражало в древности шествие новокрещенных христиан в храм на первое свое богослужение и Причастие, отголоском чего и является наш крестный ход вокруг храма. Все дело в том, что первые пять веков, когда закладывались основы православного богослужения, крестили новообращенных всего несколько раз в год и прежде всего на Пасху, прямо перед пасхальным богослужением. Все крещенные собирались вместе и торжественным шествием в белых облачениях, с зажженными свечами шли от места крещения к месту собрания христианской общины, где их встречали торжественным пением «те, кто во Христа крестились — во Христа облеклись!» Это было свидетельство, что крестившиеся во имя Христа теперь могут и должны причаститься Тела и Крови Христа, обрести единение с Ним. После этого входа начиналась подготовка к Причастию и вскоре вся община причащалась из рук епископа.

Тот давний обычай ушел навсегда. Ушли в прошлое и советские времена. Крестный ход стал общедоступным для всех, хотя и диковинным времяпрепровождением. Ночь, свечи, непонятное пение, красивые облачения священнослужителей — все это создает удивительный настрой, дает чувство причастности чему-то сакральному. Для многих — это очень важно, и слава Богу, что люди хоть так участвуют в церковной жизни. Но в том-то и дело, что по-настоящему к сакральному можно приобщиться только волевым усилием веры, только личным доверием Богу, а именно это почти невозможно увидеть в наших крестных ходах.

Пасхальные шествия в наши дни вновь обрели то место, которое имели всегда — они стали началом чего-то более важного, они не более, чем преддверие. Об этом говорит и то символическое осмысление, которое сформировалась за долгие годы церковной истории. Шествие вокруг храма со свечами и пением уподобляет нас ученикам Иисуса, пришедшим к закрытому гробу Христову. Обойдя вокруг храма, все останавливаются перед затворенным входом и только после некоторой паузы начинают славить Христа общеизвестными словами «Христос воскресе из мертвых, смертью смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Пропев эту молитву трижды, христиане не расходятся по домам, а входят в храм, где и начинается самое главное — пасхальное богослужение, венцом которого является Причастие.

 
 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах