29

Привилегии: вчера и сегодняКак изменилась карельская номенклатура

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. "АиФ - Карелия" 31/03/2010

Внедорожник «Тойота Ленд Крузер-200» был угнан с неохраняемой стоянки в Санкт-Петербурге, а внимание эта история привлекла потому, что обратившийся в правоохранительные органы водитель назвал точную сумму ущерба – 2,5 миллиона рублей. Мы и раньше подозревали, что наши чиновники не бедствуют, однако конкретные суммы звучат всё-таки, согласитесь, редко.

О привилегиях «слуг народа», о том, как они менялись последние десятилетия, «АиФ-Карелия» поговорила с одним из самых информированных наших земляков, Виктором Николаевичем Степановым.

Штаты выросли

Сейчас он живёт в Москве, а в период с 1989 по 1998 годы руководил республикой.  Должность называлась по-разному: Председатель Президиума Верховного Совета Карельской АССР, Председатель Верховного Совета Карельской АССР, Председатель Верховного Совета Республики Карелия и, наконец, Председатель Правительства Республики Карелия.

- Виктор Николаевич, Вы начали руководить республикой ещё при советской власти, однако ушли с должности уже во времена постперестроечные,  отлично знаете , какие привилегии были у чиновников тогда и какие они сейчас. Чтобы далеко не ходить: в автопарке республиканского правительства тогда так же стояли иномарки стоимостью в 80 тысяч долларов?

- Какое там. Выезжая в командировки, часто сам садился за руль, поэтому автопарк знал отлично. Из служебных машин у нас были рыжая «Волга» и «УАЗик». А в декабре 1991 года купили две машины «Тойота Лэндкрузер», которые стоили тогда 19 тысяч долларов. Одну - для Сергея Петровича Блинникова (председателя Совета Министров), вторую - для меня. И тогда сразу отказался от «УАЗика» и «Волги». Осталась 1 машина. Когда в Шуйской Чупе была построена резиденция Президента России, нам дали Saab для сопровождения, персонально для охраны. Но большей частью он простоял в гараже.

- Автомашин у чиновников стало больше, они стали дороже.. Но ведь и число руководителей не уменьшилось?

- Сейчас в Карелии штат чиновников больше в 2-3 раза, чем он был при мне. Хотя объём работы у них  сократился: численность населения с советских времен уменьшилось  почти на 200 тысяч, предприятия почти все рухнули. Это нонсенс: у главы республики администрация, у главы администрации -  пять или шесть замов, куча советников, помощников. Меня в своё время называли из-за обширных полномочий императором. Я отвечал за всё: не только за принятие решений, но и за их исполнение. Не было громоотвода, на который я мог бы перенести удар. У меня не было ни одного вице-премьера.  Зам был только на период моего отсутствия – министр без портфеля Сергей Михайлович Яскунов, но он не мог подписывать законов и т.д., как сегодня Павел Чернов. Я считал и считаю правильным, что в регионах, а тем более в такой небольшой республике, как наша, вице-премьеров быть не должно.

Отдыхать надо дома?

- Но какие-то привилегии у Вас всё равно были – большая квартира, хорошая зарплата, бесплатный отдых...

- Отпуск был такой же, как у всех в Карелии. Но я выходил максимум на две недели. Жена до сих пор меня ругает, когда речь заходит о сердце моём, о заболеваниях других. Отдыхали с женой в России. Почему не за границей? А зачем? На выходных любил ездить в Видлицу, к родным. Что касается жилья… Сначала предлагали большую квартиру в знаменитом «Дворянском гнезде»  на Герцена, но я отказался, сказал: нам с женой такую большую квартиру не надо. Был вариант на проспекте Ленина, в одном из престижных домов. Но там машины ходят, троллейбусы, движение, а хотелось - поспокойнее. Древлянку не предлагали, а согласился бы. Предложили на улице Красной: полковник милиции переезжал работать в другой регион, и квартира освобождалась, 3-хкомнатная, 80 квадратных метров. В ней и жили с января 1991 года. А пока не въехали, жили у тёщи с тестем в «хрущёвке» на Урицкого.

Система придавила

- А  в целом как изменилась власть, система власти в республике за эти годы, на Ваш взгляд?

 - Изменилось многое, и дело даже не в привилегиях, хотя их и стало значительно больше, а в том, что республиканская власть не может работать столь же эффективно, как раньше. И это даже не вина конкретных людей. Сложилась иная система, у нас было больше полномочий, и потому власть была реальной.  Все федеральные министры относились к нам с большим уважением, никаких окриков из администрации президента не было никогда. Если бы кто-то из администрации президента позволил что-то сказать главе республики, в том числе и мне, он бы работал последний день. Ельцин выгнал бы сразу. Он понимал, что губернаторы – это опора власти. Мы могли принимать законы со своим взглядом на жизнь исходя из наших особенностей. К примеру, раньше была возможность у регионов устанавливать свои налоги. Мы взяли и ввели налог с продаж первыми в России. Но не тот, который потом в России появился как НДС. Ввели по американской системе: на водку, табак и пиво. Причём на продукцию местного ЛВЗ поменьше, чтобы его сохранить. Тогда как раз появилось много дешёвой водки. Оказалось даже, что бутылка водки стоит столько же, сколько бутылка импортного пива. А я сравнивал с Финляндией, где на 1 бутылку водки можно было купить 8 банок пива. Мы такое соотношение ввели, деньги направили на организацию бесплатного питания детей. И заставили покупать только у наших товаропроизводителей. Порядок на алкогольном рынке был наведён в кратчайшие сроки. Сегодня местное самоуправление не имеет таких прав.

- А если бы сейчас предложили вернуться к управлению республикой – согласились бы?

- Когда ты руководитель такого уровня, на тебе всё замкнуто, это тяжело. Меня один раз в заложники чуть не взяли женщины в моей деревне, которым задерживали выплату детских пособий (смеётся - прим. автора). Так что сейчас уже не могу себя представить главой республики. Старый – 63 года. Дважды в одну реку не входят. Но по ряду вопросов мозгов для консультаций и советов бы ещё хватило.

- Здоровья Вам, спасибо за беседу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах