54

Встреча Медведева и Обамы 1 апреля

1 апреля, накануне саммита лидеров стран «большой двадцатки», в Лондоне, пройдёт первая встреча Дмитрия Медведева и Барака Обамы, во время которой главы государств планируют обсудить будущее двустороннего сотрудничества между Россией и Соединёнными Штатами Америки. 

По словам российского президента, что диалог с Бараком Обамой станет некой «перезагрузкой» сотрудничества РФ и США.

- Рассчитываю, что встреча с Обамой будет не просто знакомство, а полноценный обмен мнениями по всей повестке дня российско-американских отношений и по всем самым актуальным вопросам международной повестки дня, - отметил он. - За последнее время накопилось много тем для обсуждения, не говоря о традиционной повестке дня российско-американского диалога, которая была, есть и будет оставаться.

Какими будут взаимоотношения между Россией и Америкой после встречи лидеров государств? Ожидается ли коренное переустройство политической карты мира после финансового кризиса? На эти и многие другие вопросы в ходе онлайн-конференции ответил известный политолог Георгий Бовт.

- Почему в последнее время так упорно говорится, что Россия и США начнут дружить?  Неужели кризис должен расставит новые приоритеты в мировой политике? 

- Думаю, что и Россия, и США подустали от отношений, в которые друг друга завели. Это был обоюдный процесс. Обе стороны приложили усилия, кто-то больше, кто-то меньше, чтобы завести в это болото, и надо из него выбираться. Смена администрации и у нас, и у них – хороший повод начать сначала.

- Есть мнение, что Обаме просто не позволят поменять внешнеполитический курс США на дружбу с Россией. А вы как думаете? 

- Если бы мы сидели в Америке, такой же вопрос могли бы задать, только вместо фамилии Обама поставили бы фамилию Медведев. Это должна быть улица с двусторонним движением. Не думаю, что Обаме прямо не позволят. Другое дело, что потенциал улучшения отношений ограничен. Мы друг другу объективно не были бесконечно интересны. Несоизмеримые экономики, у них очень большая, и плюс довольно амбициозные задачи внешнеполитические с обеих сторон, они с трудом поддаются примирению. Есть области, в которых может попытаться договориться. Традиционно все называют контртерроризм, климат, борьба с эпидемиями, разоружение… Но это говорят с некоторыми дополнениями с 70-х годов, ничего нового. Если бы мы экономически стали полезны друг другу, все пошло бы гораздо быстрее.

- Конгресс США в своём докладе по рекомендациям о взаимоотношениях России и Америки в очередной раз включил пункт о соблюдении прав человека. Политологи предрекают, что таких «шпилек» в наш адрес с течением времени будет всё больше. 

- В американской внешней политике всегда была сильная миссионерская черта, они всегда любили учить других жить. Это происходит из их культурных традиций, не обязательно империалистических, из культурных, идущих корнями в 17-18 век, когда там появились первые переселенцы. Они хотят нести миссию, как они это понимают. Это доставляет другим странам массу неприятностей, потому что идут нестыковки и так далее. Но это не означает, что они в своих попытках нести миссию злокозненны, они искренны в этом. Другое дело, что они другие, мы никогда не совпадем и не разделим эту миссию, как они ее понимают.

Они хотят, чтобы мир был устроен на основах западной демократии, потому что так, они считают, этот мир будет более безопасным. Европа, например, устроена по этим принципам и им не угрожает. Япония им больше не угрожает, не идет на них войной. Есть такие примеры, которые это подтверждают их логику.

Другое дело, что это их логика, а у нас должна быть своя. Мы должны исходить из того, что у нас своя суверенная страна, наш образ жизни в идеале должен стать примером для других стран, они должны тянуться, и это будет основной нашей силы и нашей внешней политики. Когда внутри себя создадим этот образ, русскую мечту, это создаст очень здоровую основу для нашего влияния в мире, для экономической экспансии, конкурентоспособности страны во всех смыслах. У нас должна быть своя миссия. Но это не миссия все время говорить нет в ответ на другую, это миссия, которую мы выработаем сами и примем как исторические ориентиры нашего развития.

- В чем может заключаться эта миссия?

- Прежде всего не нужно строить какую-то национальную идею по методу от противного. В русской истории есть много хороших посылов для того, чтобы страна сформировала некую историческую миссию, которая разделялась бы не только большинством граждан, но и была бы привлекательной в мире. Одна из таких попыток – создание советского государства. Это была попытка создания новой модели развития человечества. Она в чем-то удалась, но в конце концов обанкротилась в силу внутренних противоречий. Но у Российской империи и до этого были предпосылки создать новую модель цивилизации, отличную и от европейской, и от американской, и от азиатской. И недаром даже царистский имперский режим притягивал таких союзников, как балканские страны в борьбе против Турции. В Российскую империю стремились вступить кавказские народы. Среднюю Азию, конечно, мечом покоряли. В конкуренции, скажем, с турецкой моделью российская модель выигрывала даже в своем имперском виде. Это «тюрьма народов» была своеобычная, было много привлекательного для этих народов, которые сюда стремились попасть. Идеи панславизма, которые были еще в эпоху Екатерины, - это проявление конкуренции между моделями Турецкой империи и Российской империи.

Русская история и цивилизация создала предпосылки, чтобы на основах справедливости, специфических отношений между обществом и государством можно было бы продвинуться вперед в цивилизационном плане и создать общество, соответствующее потребностям 21 века. Это не должно быть копированием чего-то. Должно быть такое, что родилось бы на основе нашего собственного исторического опыта, что не исключает хорошего заимствования у других стран.

- В чем отличие русского общества от европейского, на ваш взгляд?

- В русском обществе гораздо острее чувство справедливости. Даже при внешнем авторитаризме власти незримые демократические нормы оказывают большее влияние подчас, чем формальные демократические процедуры вроде голосования. Можно получить, как КПСС, 99% голосов, но в один прекрасный момент в воздухе повисает нечто, что обнуляет эти голоса и СССР разваливается буквально в два года. Тут есть нечто особенное, и с этим можно было бы что-то здоровое построить.

В нынешнем виде модель, которая функционирует в России, не представляет собой привлекательной модели для соседних и удаленных стран. Прежде всего в силу того, что это запредельно коррумпированное государство.

- В последнее время всё чаще в Кремле проводятся заседания по теме борьбы с коррупцией...

- Очень хорошо, что президент и этот, и предыдущий ставят эту проблему. Но один президент не в состоянии ее победить. Это невозможно без участия общества. Еще печальнее, что я не вижу у президента и премьер-министра такой опоры в виде корпуса янычаров, сплоченной группировки внутри элиты, на которую они могли бы опереться. Общество было бы не против если бы коррупцию в один миг победили, но поскольку оно соучаствует в этой коррупции, оно с ней не борется активно, а ждет, что ему на блюдечке принесут другие отношения. Нет в элите нашей целеустремленности и решимости в борьбе с коррупцией. Одним президентом ее не победить.

- Сколько времени, на ваш взляд, нужно, чтобы искоренить взяточничество в России?

- Думаю, у нас немного времени, чтобы остановить сползание российского государства к несостоявшемуся государству типа Сомали. Лет 10-15. Иначе перестанут функционировать институты государственной жизни. Уже сейчас нельзя быть уверенным, что такая система образования, врачи, что чиновники вообще смогут управлять новейшими технологиями. И конкурировать с другими странами не сможем. Должна быть благоприятная поддержка значительной части населения, и организационно должна быть сплоченная группа внутри элиты. Может быть партия, может быть профессиональная армия, как в Турции. Там инструментом модернизации весь 20 век была армия. У нас пока не видно этой сплоченной элитарной силы, которая могла бы выступить инструментом модернизации.

- Каковы ваши прогнозы по будущему саммиту G20? Будут ли предложены реальные рецепты по выходу из кризиса? 

- Саммит – не такое место, где вырабатываются реальные предложения. Будет обозначение тенденции в сторону усиления давления, скоординированности в финансовых действиях, большей их подконтрольности. Поговорят о том, что надо бы влить денег в международные финансовые институты, что хорошо бы в долгосрочном плане придумать альтернативу доллару как резервной валюте, но практических революционных решений не будет. Будет полезный разговор.

У доллара в краткосрочном и среднесрочном плане нет никаких альтернатив. Думаю, в обозримом будущем доллар останется мировой резервной валютой.

- Каким будет мир после кризиса? Ожидается ли коренное перестроение политической карты мира? 

- Не думаю, что коренное перестроение карты мира будет. Но думаю, что лет через 50 или раньше рамки национальных государств, как мы их воспринимаем сегодня, станут неактуальными. Посмотрите, что произошло в ЕС, то же самое будет во всем мире. Вопрос о мировом правительстве перейдет в практическую плоскость. Границы суверенитета станут неадекватными потребностям глобализации и интеграции. Тенденции наметились, кризис их отчасти притормозит, но рано или поздно эта тенденция победит. Так что противоречия между странами могут быть сняты на ином уровне, наднациональном.

Я не знаю, что будет за мировое правительство. Возможно, что-то выльется из «Большой двадцадки», из сотрудничества крупнейших корпорации и так далее. Уже сейчас решения транснациональных корпораций подчас не менее значимы, чем решения национальных правительств. Человечество не может развиваться дальше в узких национальных рамках. И ЕС здесь хороший пример.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах