76

Призвание и долг Малле Богачёвой: из ветеринаров в этнографы

Фото Владимира Горелова

 Так неожиданно три года назад она, выпускница Ленинградского ветеринарного института, согласилась возглавить одно из отделений Изборского музея-заповедника, став заведующей этнографической усадьбой народности сету.

Хобби или работа?

- Значит, прощай любимая профессия?

- Ну что вы! - улыбается Малле Николаевна. - С моим призванием мне по-прежнему не расстаться. Поэтому, если мне звонят и просят о помощи, я никому не отказываю. Не так давно меня как по тревоге подняли из Палкинского района: заболела корова - и я не могла отказать хозяевам в помощи. Полтора часа туда ехали (деревня находится почти на самой границе с Латвией – это уже Качановская волость), а вернулась я чуть ли не под утро. Но это сейчас моё, так сказать, хобби, потому что всё остальное время - забота о музее народности сету.

- Но фамилия-то у вас русская?

- Потому что муж у меня русский, но я родилась и выросла в большой сетусской семье. Нас у мамы было восемь человек, а я, как мне потом рассказывали, была самой слабенькой, поэтому меня отдали на воспитание бабушке. Опекали меня и две моих тёти. Многое, что я от них слышала, неожиданно помогло мне в работе на новом месте. Музей – это ведь не только посетители. К сожалению, численность народности за последние десятилетия резко сократилась. Многие после распада Советского Союза переехали на постоянное место жительство в Эстонию, поэтому задача музея - сохранить не только предметы быта, но и устное народное творчество, обряды.

И чёрт сироту не обидит

- Приведите, пожалуйста, пример…

- Немногие помнят, как в семьях сету разводили огород. Было принято, например, в начале каждой грядки с капустой (сажали обязательно по верёвочке) класть большой камень. Это было такое пожелание, чтобы кочаны выросли большие и крепкие. Особой атмосферой было окружено Рождество. В первое утро нужно было обязательно идти в хлев и заглянуть в ясли - там ведь должен быть маленький Христос. Понятно, что это некая игра, но удивление, что он там будто бы есть, должно быть неподдельным. Вообще вера в быту сету играла огромную роль. Я сужу по отношению к ней в моей родительской семье. Бабушка мне всегда говорила: никого не осуждай, молись об умерших - и тогда тебе легче жить будет. Так и оказалось, что мои детские воспоминания пригодились на моей новой работе. И не только воспоминания. Когда я была маленькой, меня научили плести традиционные пояски сето. Они служили своего рода оберегом. Когда я пришла в музей, то пришлось вспомнить и это занятие. Не без труда, конечно…

Сейчас у нас при музее работает летний лагерь, который посещают ребята Изборской гимназии. Два раза в неделю они приходят в наш музей. Наше знакомство началось с того, что я рассказала им… сказку, которую тоже помню ещё с детства. Про чёрта, который жил в бане и не обидел сироту.

- Кроме сказок что входит в программу лагеря?

- Для начала я показываю ребятам весь музей. Мы начинаем с усадьбы, потом идём по подсобным помещениям. У нас довольно большая коллекция: от льночесальной машины до старинного «кухонного комбайна» - так мы про себя называем тёрку, на которой перетирали картошку для оладий. Заканчиваем мы первую экскурсию уже на огороде, где выращиваем овощи. В нашей обязательной программе - изучение фольклора. Дело в том, что сету проживают по хуторам, поэтому ребята отправляются в выездные экспедиции, в ходе которых встречаются с живыми носителями языка, записывают песни, легенды, сказания. Особенностью лагеря этого года стало то, что нынче для девочек организованы курсы, когда на своём родном языке они будут изучать секреты национальной кухни. Немногие, даже те, кто и сегодня говорит на сету, знают, как сварить тыквенный компот и какой он полезный…

Чтобы не обеднеть

- А сколько у вас бывает взрослых посетителей за год?

- Если судить по билетам, то немного - чуть более тысячи человек. Но когда приезжают гости из Эстонии, наши соплеменники, то их, конечно, мы пропускаем бесплатно. Видимо-невидимо народу у нас собирается на ежегодные фестивали «Сетумаа. Семейные встречи», которые на Успенье, почитающееся у сету как народный праздник, проходят у нас же, в Сигово. Этот фестиваль относительно молодой, но собираются на него тысячи людей, в том числе из Эстонии, чтобы встретиться с родственниками и лишний раз почувствовать себя частью большой семьи, которая в 90-х годах оказалась, увы, по разные стороны границы.

- Малле Николаевна, некоторые считают, что сету по сути своей эстонцы. Так ли это?

- Язык очень похож, хотя различия есть. И эстонцы это сразу чувствуют. Не так давно я была в Таллине и, зайдя в магазин, стала о чём-то расспрашивать продавца. Говорила я с ним на эстонском, но они немедленно перешли на русский язык. Потом пояснили, что приняли меня за русскую, которая не очень хорошо знает эстонский. Сетусский язык отличается даже от южновырусского диалекта. Конечно, если бы я жила в той языковой среде, то быстро бы избавилась от этого акцента, но отличие есть. К тому же сету – истинные православные, хотя элементы язычества по-прежнему встречаются в нашем фольклоре. Например, в памяти народа до сих пор жив главный бог Пеко, к которому всегда обращались с просьбой о хорошем урожае, достатке, здоровье.

- У региональной программы, направленной на поддержание сету, есть и критики, которые считают, что две сотни человек не стоят того, чтобы тратить такие деньги. Может быть, на самом деле это всё ерунда?

- Сету – это часть истории Печорского края... Мне даже трудно представить, что будет, если из нашей общей истории вычеркнуть обычаи, жизненный уклад сету. Обеднеем не только мы сами, но и сама картина жизни потускнеет. Может быть, поэтому я стала этнографом?

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах