aif.ru counter
79

Флотский театр. Тяжела ли доля мурманского актёра?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. "АиФ на Мурмане" 17/10/2012

Как будет дальше жить флотский театр? Тяжела ли доля мурманского актёра? И как изменился современный зритель? Об этом и многом другом в преддверии своего юбилея корреспонденту «АиФ» поведала Заслуженная артистка России, Член Союза театральных деятелей Ольга ЦЫПЛЯКОВА.

От судьбы не уйдёшь…

- Ольга Валентиновна, не могу не спросить: а как вы пришли в профессию? С чего начинали свой творческий путь?

- Я не могу сказать, что случайно пришла в эту профессию. Я с пяти лет на сцене, и театр знала не только с парадного входа, но и изнутри: страсти, перипетии, - всё это мне было знакомо. Но с театром свою судьбу не связывала, наверное, потому, что не верила в свои силы. Я всегда считала, что если заниматься этой профессией, то и уровень должен быть соответствующий – звёздный. Такой веры в себя у меня не было, хотя, начиная со школьной скамьи, мне говорили: «Тебе надо в артистки!».

Мечта у меня была другая, но она не осуществилась. Я училась в балетной школе, мечтала стать балериной, но так случилось, что в детстве я перенесла травму ноги, и о балете пришлось забыть. Потом хотела стать врачом, поскольку я знала, что это за труд – тяжелый, непростой. Но врачом я не стала: отучилась один курс в медицинском вузе и поняла, что это не моё: оказалось, боюсь я крови, рваных ран… Меня даже из анатомички несколько раз на «скорой» увозили (Улыбается, - Прим. Ред.)

Как говорится, от судьбы не уйдешь, и в этом смысле я – фаталист. Если тебе что-то судьбой предназначено, так оно и будет. Моя школьная подруга очень хотела быть актрисой. В один прекрасный момент она предложила мне прийти вместе поступать с театральное училище. И так случилось, что меня приняли, а её - нет. И я поняла, что это мое дело! Стала учиться. А педагоги вселили в меня веру, что у меня хорошее актерское будущее.

- И, конечно, всё это происходило в Мурманске…

- Нет, я не коренная мурманчанка. Мой родной город - Екатеринбург. А в Мурманск приехала после института по распределению. Руководители Театра Северного флота - главный режиссер Борис Гутников и директор Юрий Тимофеевич Спицын, - пригласили меня работать. И сразу предложили две главные роли: Золушки в одноименной постановке и роль в героико-патриотическом спектакле по пьесе Симонова «Это так и будет».

Надо сказать, что в соё время Мурманск меня принял очень хорошо. Многое, конечно, шокировало. В те времена Театр Северного флота базировался в Росте, вокруг него стояли деревянные бараки, и вместо асфальта были деревянные мосточки. Для меня, как жителя большого города, это стало большой неожиданностью. Вторым открытием стала полярная ночь, первое время я очень тяжело её переносила, - всё время хотелось спать. А ещё в Мурманске меня поразило и то, что такого количества детей и мам с колясками я не видела нигде!

Надежда умирает последней

- Наверное, у каждого актёра есть любимая роль. А у вас таковая имеется?

- Они у меня все любимые. Ведь роли – они как дети, столько сил, души в них вкладываешь! Но бывает и так: получаешь роль, читаешь материал и понимаешь – это не мое. А потом начинаешь работать, углубляться в психологию своего героя, искать характер, понимать мотивацию его поступков и потихоньку начинаешь вживаться в этот образ. А если режиссер в тебя верит, можно с уверенностью сказать: роль получится!

Вообще, будучи актером, ты можешь прожить несколько жизней, прикоснуться к судьбе другого человека. Возможно, примерить на себя характер любого персонажа, ощутить новые чувства, пережить повороты судьбы, которые, быть может, в твоей жизни и не произойдут. Вот это – здорово, это манит, притягивает.

- А что ещё для вас важно в своем деле?

- Актерский труд – малооплачиваемый. На мой взгляд, артисты и режиссеры – большие энтузиасты, но ведь на голом энтузиазме очень тяжело работать. Зато мы занимаемся любимым, а главное, нужным делом. Я думаю, что театр – это воспитатель души, он дает возможность людям научиться сострадать, мне кажется, его предназначение состоит именно в этом.

Раньше у нас был, в основном, флотский зритель. Труппа часто ездила по гарнизонам. А на спектакли приходили целыми семьями. Сейчас в театре довольно разная публика. Тем не менее очень больно и обидно признавать, что современная молодёжь практически не ходит в театр. Этические, нравственные понятия уходят на второй план. Появилось много жестокости, люди стали озлобленными и равнодушными – вот это пугает.

- Сейчас ваш театр переживает нелёгкие времена. Уже произошли какие-то изменения в его жизни?

- Мы до сих пор не знаем, как будем жить! Театр Северного флота передали московскому Театру российской армии, но как решится вопрос со штатом, каким образом будет происходить финансирование, и чем в итоге закончится реформа – пока никто не знает. Но ведь для театра это очень важно! Он не может жить без дотаций! Невозможно развиваться, когда нет ни пошивочного цеха, ни гримерного, даже декорации ставить некому! Быть может, люди и пошли бы работать в театр, но им нечем платить…

Но вопреки всему мы работаем. На данном этапе - над премьерой. Это комедия, которую любители нашего театра смогут увидеть после Нового года. У нас есть надежда, что власти не дадут рухнуть театру с богатейшей историей, хорошим репертуаром, театру, который любит публика. Надежда умирает последней.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах