195

Таисия Круглова: Чтобы оценить фрески, нужно до них дорасти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. "АиФ-Псков" 02/05/2012
Фото: АИФ

Собор отдыхает

- Таисия Викторовна, вы профессиональный историк, а работаете хранителем. Где этому можно научиться?

- Поверьте, научить этому в институте нельзя, потому что тонкости ремесла передаются только от человека к человеку. Не каждый способен к такой работе: ежедневной, кропотливой, требующей быстрой реакции на малейшие изменения того или иного музейного экспоната.

- У многих должность «музейный работник» ассоциируется с суровыми старушками и табличками «не трогать». В чём заключается работа ваша и ваших коллег?

- Мы не только открываем-закрываем двери собора и проводим экскурсии. Наша главная задача - сохранить уникальный памятник архитектуры и фресковой живописи. А это напряжённая работа. Благодаря техническому прогрессу мы теперь можем в любую секунду контролировать показания приборов влажности и температуры воздуха на экране монитора и немедленно предпринять правильные действия. Зимой для обеспечения оптимальной температуры используются обогреватели, летом для понижения влажности - проветривание. Но самый наш главный враг - повышенная влажность. Если её процент в интерьере памятника достигает 80%, то мы вынуждены ограничивать доступ посетителей, а иногда и вовсе закрывать храм.

- Поэтому во время дождя вы не пускаете посетителей?

- Да, порой очень непросто отказывать людям, которые приехали издалека. Но с этим ничего не поделаешь. Мы, конечно, предлагаем немного подождать или прийти попозже. Избыточная влага очень опасна для фресок. Раз в неделю - в понедельник - собор закрывается на «консервацию», чтобы он мог «отдохнуть и набраться сил». Мы, сотрудники отдела, воспринимаем свой объект хранения как живое существо и стараемся заботимся о нём. Нам кажется, что ему, как и любому из нас, необходимо хоть иногда побыть «наедине с собой».

Спасали миром

- Половодье прошлого года стало для вас и самого храма тяжёлым испытанием?

- Да, мы тогда очень испугались за собор и фрески: вода в реке поднялась на семь метров. Но, что отрадно, на спасение памятника собрались всем миром: музейщики, братия монастыря, МЧС, администрация, горожане… Люди бескорыстно, не считаясь с личным временем, приходили на помощь, помогали вычерпывать воду. Вообще, на протяжении всех веков своего существования судьба испытывала этот храм - и хранила его для всех нас. Сколько раз он был под угрозой разрушения во время войн и природных катаклизмов, но устоял. В начале XIX века фрески были «подновлены» масляной живописью, что также могло привести их к уничтожению, лишить нас такого наследия. Но благодаря работе современных художников-реставраторов фрески, в основном, раскрыты, укреплены.

- Есть мнение, что спасать фрески приходится даже от посягательств местной религиозной общественности…

- На самом деле сейчас удалось более-менее решить основные разногласия, наладить диалог и взаимопонимание. На территории Мирожского монастыря сейчас два пользователя: церковь и музей, владеющие разными объектами. Мы отвечаем за здание собора и стараемся не вмешиваться в то, как монастырь использует свои объекты. Единственная проблема, которая вызывает у нас обеспокоенность, - это проведение массовых молебнов в Спасо-Преображенском соборе. Я имею в виду значительное число прихожан: доходит порой до 70 человек. Большое количество людей в храме может повлиять на условия хранения.

- Это вредно для фресок?

- По правилам посещения, одновременно в интерьере памятника не должно находиться более 25 человек. Летом только при активном проветривании, когда открываются две двери, северная и западная, а также некоторые форточки, количество находящихся внутри храма можно увеличить до сорока человек. Это обеспечивает оптимальные условия существования и сохранения фресковой живописи. Но когда в храме находится семьдесят человек?.. Тут научный сотрудник оказывается как бы между двух огней: ему надо и памятник сохранить, и людей не обидеть, которые пришли помолиться. Мы стараемся найти понимание у руководства монастыря и простых прихожан.

Открытая книга

- А каково это - работать в монастыре?

- Мирожский ансамбль - особое место. Словами даже трудно выразить, в чём это заключается. Здесь есть какая-то своя ни на что не похожая атмосфера. Стены древнейшей обители сохранили дух времени. Поэтому мы с коллегами приходим сюда с радостью, задерживаемся на работе дольше положенного времени, часто и в выходные дни. И не ради зарплаты, которая, как вы понимаете, у музейщиков не самая высокая.

- Сколько же лет мы сможем любоваться древними изображениями?

- Скажем так: при надлежащем хранении - вечно. Для этого мы и работаем. Я очень рада, что удалось привлечь молодёжь, мои молодые коллеги-сотрудники смогут в будущем стать достойными хранителями фресок Спасо-Преображенского собора. Мы осознаём значимость своей работы и сделаем всё, чтобы сберечь их для наших потомков.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах