aif.ru counter
794

Говорить правду. Мусоргский не спивался, а работал «под прикрытием»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Псков 24/04/2014
Модест Мусоргский. Картина Репина
Модест Мусоргский. Картина Репина © / АиФ

Сегодня в рубрике «Интервью» мы публикуем запись беседы с человеком, которого уже нет с нами. Пока этот материал готовился к печати, в редакцию пришло печальное известие: несколько дней назад после продолжительной болезни скончалась директор Псковского музея-заповедника  (с 1970-го  по 1980-й гг.) Антонина Васильева с которым корреспондент «АиФ» успела пообщаться незадолго до этого – накануне очередной годовщины со дня рождения Модеста Петровича Мусоргского.

Дело в том, что Антонина Фёдоровна всю свою жизнь была не только горячей почитательницей творчества этого великого русского композитора, нашего знаменитого земляка, но и неутомимой исследовательницей его биографии. Антонина Васильева посвятила Мусоргскому три книги, одна из которых («Русский лабиринт. Биография М. П. Мусоргского») даже была удостоена гранта президента Российской Федерации.

Сегодня эти книги уже стали библиографической редкостью. Ведь они раскрывают Модеста Петровича с неизвестной широкой публике стороны. Своим подвижническим служением истине Антонина Фёдоровна сумела развеять мифы, которыми много лет грешили все биографии композитора, и доказала, что он был не только гением, но и в высшей степени порядочным человеком.

Среди мирских печалей

Ольга Миронович, PSKOV.AIF.RU: В 2001 году вами были изданы сразу две книги об М. П. Мусоргском – «Неизвестные страницы жизни Мусоргского» и «Среди мирских печалей». Я знаю, что они содержат много интересных открытий. Например, о том, кем на самом деле являются «жёны незамужние» из оперы «Псковитянка». Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, что вам удалось выяснить.

Антонина Васильева Фото: АиФ / Ольга Миронович

Антонина Васильева: Я считаю, что «жёнами незамужними» являются кузины Модеста Петровича -  Софья Ковалевская и Анна Корвин-Круковская. Обе они фиктивно вышли замуж, чтобы вырваться из-под родительской опеки и посвятить себя: одна – науке, другая - литературе. Когда Мусоргский сочинял для оперы Римского-Корсакова «Псковитянка» так называемую «Песню псковских девушек», где упоминались «жёны незамужние», то, скорее всего, намекал именно на эти обстоятельства.

- Книга «Среди мирских печалей» ведь была издана при поддержке Государственного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское». Я знаю, что с этим как-то связано и её название…

- Название к ней придумал директор заповедника Георгий Николаевич Василевич. Если помните, у апостола Павла, во втором его послании к Коринфянам, есть такие слова: «…печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть». Получилось, что эти строки как нельзя лучше отражают трагический жизненный путь Модеста Петровича Мусоргского.

- Расскажите, с чего началось ваше увлечение Мусоргским?

- Со школы. Я выросла в Сибири, а уроки у нас вела учительница, эвакуированная из блокадного Ленинграда. И вот однажды она рассказала мне и моим одноклассникам о Мусоргском. Тот урок я запомнила на всю жизнь. И поэтому когда я много позже начала работать в методическом кабинете Псковской областной библиотеки, то начала собирать материалы о жизни Модеста Петровича и уже тогда старалась при всякой возможности побывать на родине композитора – в Наумове и Кареве. Когда же я стала директором Псковского музея-заповедника, то сделала всё от меня зависящее, чтобы придать статус государственного маленькому школьному музею, который был создан в этих местах. Я рада, что именно тогда началось восстановление дома-усадьбы Мусоргских, а также открылась первая посвящённая Мусоргскому профессиональная музейная экспозиция.

Работал под прикрытием

- Глядя на портрет Мусоргского кисти Ильи Репина, мы привыкли думать, что на исходе лет Модест Петрович стал беспробудным пьяницей. Традиционная историография утверждает, что под конец жизни он страдал «нервной лихорадкой», усилившейся после развала «Могучей кучки». Мол, он чересчур болезненно переживал свою непризнанность и непонятость…

- Уже в молодости я задалась вопросом, а был ли Мусоргский таким уж склонным к излишествам человеком, каким его описывают некоторые современники. И постепенно нашла множество доказательств, что его очернили незаслуженно. Поэтому эпиграфом к моей последней книге «Русский лабиринт» стали слова самого же Мусоргского – «Говорить правду, как бы солона она ни была». Я написала эту книгу, труд всей моей жизни, с единственной целью - добиться правды о жизни Мусоргского, которого оклеветали ещё при жизни, и с тех пор ложно считают человеком, закончившим свои дни в глубоком нравственном падении. 

- Книга издана в 2008 году, к 170-летию со дня рождения Мусоргского. Как она создавалась?

- Я очень долго собирала материал для этого издания в архивах. И не только в псковских, но и в калининском, вологодском, угличском. В результате у меня получилось 400 страниц текста, включая уникальные иллюстрации. Книга называется «Русский лабиринт», потому что в середине XIX века Россия оказалась в сложнейшей ситуации, из которой было так же трудно найти выход, как из лабиринта. Так сложилось, что именно в это смутное время формировалась личность великого композитора, были созданы его музыкальные шедевры.

- Почему же Мусоргского до сих пор считают рабом своих страстей, который так бесславно кончил и посему не может служить примером для подрастающего поколения?

- По одной из версий, его же собственные друзья-товарищи оклеветали его из-за того, что в конце жизни он перестал с ними общаться и просил ни в коем случае не причислять себя к некогда знаменитой «Могучей кучке». По другой версии, это была своего рода маскировка.

Дело в том, что народники вынуждены были скрываться от полиции всеми доступными способами. Бывали случаи, когда дворянин женился на простой крестьянке из какой-нибудь Олонецкой губернии, брал её фамилию, и таким образом заметал следы. А историкам теперь не разобраться кто есть кто. Может быть, и для Мусоргского его мнимое моральное падение было всего лишь прикрытием. 

Скрупулёзное изучение исторических документов уже давно навело меня на мысль, что Модест Петрович был не тем, за кого его выдают современные музыковеды и историки. Я 30 лет собирала материалы, опровергающие общепринятую точку зрения, но до поры до времени старалась об этом молчать. 

Книга Антонины Васильевой Фото: АиФ / Ольга Миронович

- Почему?

- Во-первых, даже малейшие попытки усомниться в официальной версии биографии Мусоргского вызывали у окружающих насмешки. Во-вторых, в советское время меня обвиняли в конъюнктуре, заподозрив, что я таким образом хочу превознести народничество, а после развала Союза опять обвиняли в конъюнктуре, намекая, что я ищу дешёвых сенсаций. 

- Какие именно факты заставили вас усомниться в официальной версии биографии великого композитора?

- Я обнаружила в документах времён Мусоргского множество противоречий. Например, выяснила, что Римский-Корсаков зачем-то совершенно напрасно написал, будто бы уже в 1873 году Мусоргский бросил службу и начал спиваться. Ведь другие документы подтверждают, что Модест Петрович ушёл со службы только в 1880 году, а до этого ежегодно получал повышение, премии, и даже удостоился ордена.

Кроме того, существует немало свидетельств, что в конце своей жизни Мусоргский много участвовал в благотворительных концертах в пользу бедных, что явно противоречит его традиционным жизнеописаниям, согласно которым он в это время бедствовал и шлялся по кабакам. 

В книге «Русский лабиринт» я постаралась свести воедино все найденные мною в архивах редкие материалы и написать самую полную биографию великого русского композитора – что называется, от первого его вздоха до последнего. 

- А как вышло, что именно эта книга была удостоена президентского гранта?

- О том, что я стала обладательницей гранта, мне сообщили уже после заседания конкурсной комиссии. Я знаю, что её члены высказались за финансирование моей книги единогласно. Потом я всё ждала, когда же президент подпишет распоряжение, и волновалась: а вдруг он возьмёт - и вычеркнет мою фамилию. Но он не вычеркнул, а выделил мне на издание «Русского лабиринта» ровно столько, сколько я и просила, - 200 тысяч рублей. Все эти деньги, до копейки, ушли на оплату работы издательства.

- Наверное, как только ваша книга появилась на прилавках, как сразу же стала раритетом как первый опыт написания полной биографии великого композитора?

- Почти целый год весь тираж этой книги (1500 экземпляров) пролежал мёртвым грузом у меня на веранде, так как я тяжело болела и не могла заниматься распространением своего произведения. Позже все библиотеки Пскова, а также все районные библиотеки Псковской области получили от меня по одному экземпляру новой книги в подарок. Хочу заметить, что некоторые из них тут же купили дополнительные экземпляры, прогнозируя большой читательский спрос на новую биографию Мусоргского, которая во многом опровергает усвоенные поклонниками его творчества с детства «прописные истины». Книга «Русский лабиринт» также продавалась какое-то время в Санкт-Петербурге, в оперном театре имени М. П. Мусоргского. Но так до сих пор целиком и не распродана. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах