56

В Карелии леса нет! На врагов природы действуют добрым словом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. "АиФ - Карелия" 03/10/2012

Выпускник эколого-биологического факультета Петрозаводского госуниверситета, кандидат биологических наук Александр Марковский - председатель правления общественной организации «СПОК», которая с 1996 года занимается вопросами защиты наших лесов.  Наверное, мало в республике людей, знающих о карельском лесе больше, чем он.

Пошёл на четыре буквы

- Как так получилось, что вы встали на защиту карельских лесов?

- Я рос в семье, где все занимались наукой биологией, поэтому продолжил династические традиции и поступил на эколого-биологический факультет Петрозаводского госуниверситета. Там я занимался изучением малонарушенных еловых лесов, а потом защитил диссертацию на эту тему. В середине 1990-х годов тематика сохранения ценных лесов стала подниматься, потому что лесные ресурсы в Европейской части России стали подходить к концу. Есть такое выражение: «Лесное хозяйство - дитя бедности». Однажды люди задумались: как использовать ресурс, когда он исчезает? Тогда это были первые ласточки того, что лесом надо управлять, одни леса нужно сохранять, другие использовать. На самом деле объект моих исследований - лес - стал исчезать, и для меня стало очевидным: если сейчас не приложить усилий к сохранению последних ценных лесов в Карелии, то их не будет. Свою научную деятельность я завершил в 2000 году, а с 2001 года был официально зарегистрирован «СПОК». Он возник как студенческая группа в 1996 году. Основной целью было выявление и изучение старовозрастных малонарушенных лесов. Слово «самбо» сейчас никто не расшифровывает как «самооборону без оружия». Так и никто не помнит, что такое «СПОК». Сегодня эта аббревиатура из четырёх букв - организация, занимающаяся выявлением и сохранением ценных лесов.

- У вас в своё время был и бизнес?

- Я был учредителем туристической фирмы. Мы организовывали большие походы, в частности на полярный Урал. Но последние 10 лет я трачу на охрану природы. Для меня это интереснее, чем любое зарабатывание денег. Мы тоже можем вести бизнес, но тратим прибыль не на распределение между учредителями, а на уставные цели. Уже три года мы публикуем отчёты, которые любой может увидеть на нашем сайте. Все данные о том, откуда мы получаем деньги, находятся в общем доступе. Половина (раньше было больше) средств - из источников, которые находятся за пределами России, это контракты и гранты. Мы надеемся зарабатывать больше в России, будем стараться быть более понятными для общественности.

О врагах леса

- Ходят легенды, что вы подолгу живёте в лесу…

- Нам приходится очень много бывать в лесу. За это лето мы в чистом виде провели в лесу больше месяца. В своё время я преподавал в университете курс нахождения в природе, учил студентов, как пользоваться снаряжением, ходить по лесу. Мы учились ночевать в лесу зимой, в снежных пещерах. За свою жизнь я сам больше месяца в общей сложности провёл в ночёвках в снежных пещерах.

- Каковы главные направления работы «СПОК»?

- Сегодня «СПОК» - это 7 человек, не только биологи, но и журналисты, инженеры. У нас два направления работы: сохранение ценных лесов и содействие экологизации лесопользования, то есть правильному использованию лесов. Сегодня существуют проблемы с совершенно истощительной моделью лесопользования, когда подавляющее большинство предприятий неплатёжеспособны либо банкроты. Государство не может создать адекватных правил для лесопользователей ни на региональном, ни на федеральном уровне. И лес продолжает исчезать. Из лесфонда выбираются и вырубаются лучшие куски, затем выбирается лучшее из худшего… В связи с этим у нас возникли недавние конфликты с холдингом «Инвестлеспром». Во всём Заонежье, на территории аренды более 30 тысяч гектар, они нашли самые концентрированные участки леса и устроили в них рубку - в том числе и в местах обитания краснокнижных видов и на планируемых охраняемых территориях. Они повредили видовую композицию вокруг музея-заповедника «Кижи». Цели предприятия - добыть за более короткие сроки максимальное количество лесного ресурса, в том числе за счёт минимизации требований к добываемому лесу. Думаю, что это порочная и неправильная идея. Надеюсь, что она не будет реализована - ведь у нас есть надзорные органы.

- Какие рычаги у вас есть для воздействия на таких «врагов» леса?

- Только доброе слово. Важно делать ситуацию открытой и привлекать к ней внимание. Когда есть прозрачность, тяжелее делать чёрные и серые дела.

- Если бы вы были министром по природопользованию и экологии, что бы вы сделали?

- Надо признать, что леса в Карелии нет. Экономически доступного леса осталось очень мало. Первое - разделить территории лесфонда под цели: где мы будет сохранять лес, где будем его интенсивно использовать и где будем использовать мягко. Это уменьшит количество конфликтов. Второе - работать с региональным и федеральным законодательством. Законодательное собрание может принимать свои законы и просить изменения на федеральном уровне. Нужно содействовать возвращению лесной охраны и реального лесоуправления.

- Где в Карелии находятся самые лучшие леса?

- Одни из самых удивительных лесов - в Заонежье: это южная тайга, огромные тёмные хвойные ели, с участием липы и клёна. Сказочные сосновые леса - в планируемом заказнике «Спокойный» в Муезерском районе. Там разных конфигураций, мощные, диаметром до 40 сантиметров сосны, лес светлый, прозрачный, огромное количество редких видов деревьев.

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах