72

Дарьин долг: О «любви к отеческим гробам» без пафоса

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. "АиФ - Псков" 20/04/2011

Эти люди приезжают туда не только для того, чтобы лишний раз «сфоткаться» на «онегинской скамье», но и чтоб приложить руки к обустройству мемориальных пушкинских мест.

Вымести прошлогоднюю листву, помочь сотрудникам заповедника что-то приколотить, подлатать - для многих это стало некой внутренней потребностью. Правда, наряду с «рукодельниками» есть и такие, кто свой долг доброхота видит в том, чтобы вернуть Пушкинским Горам их прошлое. Одна из них - москвичка Дарья Тимошенко, для которой этот небольшой районный центр, его история (в том числе и военная) стали предметом архивных исследований. Что ей удалось выяснить? И почему она увлеклась этим делом, в общем-то, странным для человека её возраста?

Вопросы за чертой

- Даша, что подвигло вас на эти исследования?

- Можете считать это зовом крови, - улыбается  наша собеседница. - Корни моей семьи - в этих краях. Мы практически каждое лето приезжали сюда, поэтому Пушкинские Горы я считаю своей малой родиной. Мой прадедушка Александр Иванович Владимиров был родом из деревни Иваньково Новоржевского района, а погиб «смертью храбрых» 23 февраля 1943 года в 140 км от родного дома - под Демянском.

- Но что послужило толчком для конкретных изысканий по истории освобождения Пушкиногорья?

- Чистое любопытство. В прошлом году в канун Дня Победы мы приехали в Пушкинские Горы и стали участниками открытия нового музея в историко-культурном центре, рассказывающего о Великой Отечественной войне. А точнее - о подвиге 10-й гвардейской армии. Осматривая его экспозиции, мы обратили внимание на некие несоответствия в датах. На фотографии стелы, установленной в память о воинах-освободителях, что на Чертовой (от слова «черта») горе, обозначена дата начала операции - 26 марта 1944 года. Однако на памятнике у монастыря стоит уже другое число - 19 июля, когда войска 3-го Прибалтийского фронта освободили посёлок. Вполне уместен вопрос: что происходило в этих краях четыре месяца? Ответ на него я не смогла найти ни в самом музее, ни в советской историографии. Из этого, в общем-то, и родилось желание узнать как можно больше о событиях весны-лета 1944 года. Дальнейшие поиски привели меня в Подольск, в Центральный архив Министерства обороны.

«Куда плывёшь, сдавайся!»

- Какие задачи вы перед собой ставили?

- Нас прежде всего интересовал главный вопрос: почему Пушкинские Горы не освободили весной 1944 года, если 1-я Ударная армия была на самых подступах к Михайловскому уже 15 марта - до посёлка-то оставалось каких-то пять километров? Были и частности. Например, кто 13 апреля 1944 года кричал по-русски из окопа, который был на месте сегодняшней скамьи Онегина, когда «…на лодке, отстреливаясь от противника (немцы кричали: «Куда плывешь, сдавайся!») с боем переправились сержант Лебедев и рядовой Яковлев» (292-й стрелковый полк, из доклада в штаб дивизии). 

- Давайте попытаемся восстановить ход событий…

- Но начнём с конца: 12 июля 1944 года войска 3-го Прибалтийского фронта под командованием генерал-полковника Ивана Ивановича Масленникова (десять лет спустя в апреле 1954 года он застрелится в ожидании ареста в рамках «дела Берии») освободили Пушкинские Горы.

26 марта 1944 года передовые части 1-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта под командованием генерал-лейтенанта Короткова захватили плацдарм у Чертовой Горы. Фронтом командовал генерал армии Маркиан Михайлович Попов. Как потом про него напишет А. Василевский, «если бы не пил, стал бы Маршалом Советского Союза». А 7 апреля 1944 года началась 14-я фронтовая (армейская) операция, о которой в архиве удалось обнаружить следующие отзывы:

«…Не была удачной и развития не получила ввиду того, что противник за счёт переброски соединений с других участков фронта создал большую пехотную и артиллерийскую плотность своей обороны, и вести дальнейшее наступление командующий фронтом считал нецелесообразным».

Главный удар наносила 10-я Гвардейская армия, куда входили 11 стрелковых дивизий, 3 танковых полка, артиллерийская дивизия… Общая численность наступавших составила 73350 солдат и офицеров. И вот ещё одна странность: согласно архивным данным, у них на вооружении было 33871 винтовка, 16469 автоматов, 2276 пулемётов, 822 миномёта и т.д. Если сложить первые три цифры, то получается, что у трети наступавших не было оружия!

Их были тысячи

- Велики ли были потери?

- По архивным данным, в ходе фронтовой операции 2-го Прибалтийского фронта с 1 по 20 апреля 1944 года было убито 6876 и ранено 20624. Такие цифры приводятся в «совершенно секретном докладе о численном и боевом составе» 10-й Гвардейской армии и 1-й Ударной армии, воевавших на плацдарме у Чертовой Горы. Но этих данных нет на памятниках в Пушкиногорском районе. И ещё одна деталь: уже 20 апреля, когда операция провалилась, Сталин распорядился снять генерала армии М. Попова с должности командующего 2-м Прибалтийским фронтом и понизить его в звании до генерал-полковника. Сохранились свидетельства о том, что в 1954-1955 гг. под руководством сотрудников военкомата в районе Чертовой Горы проводилась эксгумация тел погибших. Их были тысячи! Гробов не хватало, транспорта не было. На эту страшную работу были мобилизованы колхозники «Ленинского пути».

- Почему для вас так важна эта тема?

- Не хотелось бы опускаться до казённой патетики, но я просто напомню пушкинские строки про «любовь к отеческим гробам». Нельзя забывать даже эту не самую «удачную» операцию. Рядовые в этом не виноваты.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах