759

«Язык на грани нервного срыва». Доктор филологии о проблемах русского языка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Псков 27/05/2014

Лариса Яковлевна с 1962 года учит языку псковских студентов и постоянно учится сама.

Девочка из старого города Богородицка Тульской области уже в 5 классе решила: буду учителем русского языка и литературы! И без колебаний! На выбор профессии повлияла явно мама, необыкновенный учитель биологии. А любовь к филологическим предметам привили незабываемые учителя-русисты. Лариса Яковлевна, как сейчас говорят, — ребенок войны. Пережила месяц страшной оккупации. Помнит эсэсовцев, ведущих людей на виселицы. Спасло местных жителей готовящееся сражение под Москвой в декабре 1941 года. Однако готовящиеся к бою оккупанты ночью выгнали на сорокаградусный мороз женщин с детьми, выгнали, в чем были люди, — раздетых и разутых. Конечно, это не могло в дальнейшем не сказаться на здоровье.

Учеба смышленой девчушке давалась легко – золотая медаль и Герценовский педагогический институт в Ленинграде, рекомендации в аспирантуру сразу по двум кафедрам — русского языка и литературы. Но выпускница хотела сначала поработать в школе. Поэтому – Таллин, куда она поехала вслед за мужем, морским офицером-строителем. Тогда трудно было найти место в школе без направления на работу по семейным обстоятельствам. Но повезло: известная школа № 23 в Таллине… В школе юная учительница сходила за ученицу. «Девочка, а девочка! — обращался к ней второклассник. — Ты в 6-м классе учишься?» Среди ее таллинских учеников недолго (опять по жизненным ситуациям) были и те, которые в будущем стали звездами экрана: Игорь Ясулович, Владимир Коренев («Человек-Амфибия»), Лариса Лужина…

Удивительно, но Псков мог бы и не узнать профессора Костючук: ее, выпускницу аспирантуры, ленинского стипендиата, министерство на распределении неожиданно захотело вместо Пскова (ожидавшего уже по заявке историка языка и современника) направить в Магадан… Но научная часть Герценовского института, учтя и заявку из Пскова, и ситуацию выпускницы (маленькой дочке был противопоказан суровый климат Колымы), настояла на Пскове. И с 1962 года Лариса Яковлевна всё время в родном вузе…

Любимый курс Ларисы Яковлевны 1984 года выпуска на ноябрьской демонстрации Фото: Из личного архива Ларисы Зефировой
Лариса Яковлевна с кружком любителей русской словесности в Ленинграде/1980-е гг. Фото: Из личного архива Ларисы Зефировой

Лариса Малкова, PSKOV.AIF.RU: «Находишь торент-файл, создаешь никнейм, и качаешь, сколько хочешь. А лучше сам периодически заливай, а то забанят». Лариса Яковлевна, Вы поняли смыл этой фразы из интернета?

Лариса Костючук: Не поняла и понимать не хочу! Становится скучно и даже страшно. Это чье-то самоутверждение: сказать так, чтобы не поняли другие, «непосвященные». Говорящие так, конечно, понимают, о чем речь, но это бесспорная и, может, даже обедняющая человека бравада. Самое страшное в интернете — бесконтрольность и вседозволенность.

- Но этим языком сейчас говорят и бизнесмены, и чиновники.

- А кто такие чиновники? Среди них много малообразованных, но изо всех сил стремящихся попасть в эту «привлекательную» для них среду (подчас достаточно познакомиться с исходящими от них разного ранга бумагами). Бизнесмены есть, конечно, порядочные, но много не очень достойных. Они шли путями, где есть своя корпоративная клановость.

- Влияние 90-х?

Лариса Яковлевна Костючук Фото: Из личного архива Ларисы Костючук

- Да! И интернета! Он, конечно, сопровождает нас почти везде, и не обойтись без него. Но его чрезмерное влияние, к сожалению, и разрушающее. Сейчас читаю книгу М. Кронгауза «Русский язык на грани нервного срыва». Профессор-лингвист рассуждает о многом, а также и об этом. У нас должна быть ответственность за свой язык, за наше великое достояние. Вспомним Экзюпери: ведь мы должны быть ответственны за тех, кого приручили. И, безусловно, за то, что помогает нам быть людьми и самими собой. В современной жизни, к сожалению, разрушается система знаний, в том числе и о языке, теряются навыки пользования родной речью, причём и в устной, и в письменной формах. Приведу свежий пример: недавно проходит зачет по общему языкознанию, сдает выпускница-студентка из хорошей трудолюбивой семьи (во время диалектологической практики я познакомилась с ее родителями и бабушкой). Но, видимо, лень так крепко захватила девушку, да и не проходит бесследно общение с подобными молодыми людьми, в основном увлекающимися интернетом, приносящим легким способом «источник знаний», который осмыслить и разумно использовать уже многие не в состоянии. Это привело к тому, что приятная девушка не может даже фразу построить, тем более не в состоянии создать связный и доходчивый текст... В лучшем случае — только односложный ответ на вопрос, но, увы, без всякого доказательства (неумение подумать и абсолютная невозможность вспомнить и воспроизвести то, о чем говорилось в аудитории даже в те немногие посещения ею занятий).

Поверьте, больно думать и говорить о таком. Ведь ничего от филологии и от специалиста-филолога в этой девушке нет. «Мы не умеем говорить», — сами студенты это признают. Пишут еще хуже, безграмотно и стилистически, и ортологически (не применяя правил орфографии и пунктуации). Интернет страшен своей бесконтрольностью. Пишущие и общающиеся в «сети» не стремятся даже отредактировать свои фразы, а это разрушает устои грамотности устной и письменной.

Но угроза здесь не для языка, а для людей, тех его носителей, которые ведут себя предательски по отношению к языку, да и к себе самому. А кроме того, увы, и по отношению к последующим поколениям. Важно знать, что язык очень устойчив, и погибнет он только тогда, когда умрет последний его носитель. И тогда он станет мёртвым языком. Допустить это нельзя; сохранять язык, помогать языку — это обязанность каждого.

То, о чем мы говорим, — это культура речи. Пусть каждый при коммуникации в обществе помнит, что, используя язык для общения, надо так его использовать, чтобы были сохранены его свойства и соблюдены его нормы. Культура речи требует от носителей языка и обязательств. Как культура поведения, культура в одежде, культура в еде (у Д.С. Лихачева на эту тему есть замечательная статья). Даже из чувства патриотизма мы ответственны за свой язык, свою графику, свою грамотность во всём, с чем имеем дело, за свои традиции.

Можно оглянуться на поведение языка, на его мудрость в недавнем прошлом на рубеже XX-XXI веков. Язык русский, как любой язык, принимает новые слова, но ведь и откидывает ненужные слова, иногда быстро, но очень талантливо. Вспомним хотя бы слово «ваучер». Новое явление было неизбежным: снялся «железный занавес», возникла новая политическая и экономическая ситуация. Ваучер вызвал целое гнездо слов, но не смог победить какие-то давно существующие в языке слова. Это яркое проявление «внешней лингвистики» (по словам Ф. де Соссюра), когда изменения в обществе отражаются в языке. А дальше язык надолго принимает слово / слова, закрепляет или отказывается от них.

А уходящее на рубеже веков из актива в пассив слово «блат»? Может быть, нынешние дети его и не поймут. Но само явление осталось, как и остались люди, которые его употребляли, надеялись уже не употреблять, но время от времени прибегают к его помощи при освещении соответствующих ситуаций. Через какое-то время любопытно будет перечитать любопытный словарь языковых изменений конца XX века, чтобы понять и объяснить, как «дипломатично» и «мудро» ведет себя язык, помогая носителям языка грамотно и верно пользоваться его необозримым богатством.

- Нам, журналистам, часто приходится бороться с официозом письменной речи пресс-служб, когда слова  глава, администрация и даже заместитель пишут с большой буквы. Может, это правила новые, и мы о них не знаем? Или это, извините, «прогиб» перед начальством?

Карикатура Фото: www.russianlook.com

- Можно каждый случай посмотреть в соответствующих словарях и справочниках, тем более, что в 2006 году вышла очень полезная нормативная книга, являющаяся авторитетнейшим на сегодняшний день академическим справочником (Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Российская академия наук; Отделение историко-филологических наук; Институт русского языка им. В.В, Виноградова; Одобрено Орфографической комиссией РАН / Под ред. В.В. Лопатина. — М.: Эксмо, 2006. — 480 с.). Получить ответ на заданный вопрос можно в § 196 на странице 187 в разделе «Названия должностей, званий, титулов»: «Названия должностей, званий, титулов пишутся со строчной буквы…»; «В официальных текстах названия высших государственных должностей и титулов пишутся с прописной буквы…» Желательно, чтобы в учреждениях были подобные справочники и каждый чиновник прежде, чем что-то запретить, умел открыть словарь и проверить себя.

Вводить «свои» правила чиновники не имеют права, как и любой другой гражданин страны. Это, как вы говорите, «прогиб». Вот вам и чиновники! Они не знают, как писать! Я до сих пор принципиально пишу «Печёрский район», «Печёры» через букву «ё», а не через «о»: ведь корень этих слов продолжает традицию древнерусского языка, в котором на письме отразился переход звука [е] в звук [’о] в определенных условиях; позже была введена в русскую графику буква «ё», которой место написания и в указанном корне (ср. в церковнославянском языке, русском продолжении южного старославянского языка, написание слова «пещера»). В угоду чиновничьего нововведения я верное написание, несущее память о славной истории слов, естественно, исправлять не буду и не позволяю это делать другим. Пусть они исправляют, проявляя нежелание знать замечательную историю своего письма.

- А как вам новое официальное название района «Струго-Красненский»?

- Это кто так придумал?

- Депутаты ввели. Говорят, нужно было единообразие.

- Что за единообразие? Я бы посоветовала им больше самообразованием заниматься и, как я говорила, заглядывать в общеязыковые официальные документы, отвечающие законам, стоящим на защите письменной формы русского языка. И тогда им было бы неловко принимать такие законы, которые противоречат письменным нормам русского языка. Такое написание неверно!

- Через несколько дней выпускники будут сдавать ЕГЭ по русскому языку. Как такая форма экзаменов повлияла на образование детей?

- Как говорила моя мама: «Образованию не везет на министров». Редко кто из них отвечал требованиям того места, которое они занимали.

ЕГЭ отучил детей и юношей мыслить. Это я трагически осознала еще лет 6-7 назад, когда молодая заочница, выпускница 26-й школы с хорошими отметками в аттестате, готовилась к экзамену по старославянскому языку, но в результате не могла ничего связно сказать, ответить на наводящие вопросы. А ведь у нее в школе были очень хорошие учителя. Студентка призналась: «Нас не учили говорить, мы устно не отвечали, только решали тесты». ЕГЭ убивает не только устную речь, но и абсолютно не развивает память, логическое мышление, ассоциативные связи для доказательства того или иного лингвистического результата.

Когда президентом стал Д.А. Медведев, у многих была надежда на изменения в лучшую сторону в образовании: ведь он юрист, преподаватель С.-Петербургского университета. Но чиновники, видимо, взяли верх. Теперь министр Ливанов заговорил о возврате сочинения, о скорой отмене тестов. Дай Бог! И совсем недавно по радио слышала, как уважаемый ученый говорил, что Д.А. Медведев на примере сына Илюши в этом году столкнулся с ужасом ЕГЭ и стал поддерживать предложения об изменениях в школьных выпускных испытаниях. Но у многих высокопоставленных чиновников, мол, дети учатся за границей и не думают об экзаменах на Родине, так что до их родителей-чиновников в решении вопросов образования и не «достучаться». К чести премьера, что его ребенок получает образование в России, заканчивает здесь школу. Следовательно, будем надеяться на лучшее.

А нам всем надо просто беречь наш русский язык, за него мы ответственны перед нашими детьми, перед самими собой, за судьбу нашей культуры.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах