22

Ходорковский не понимает, за что его судят

«А „Юкос“ давно свободен!»

Выйдя из метро «Киевская», надо оглядеться и поискать человека с плакатом на груди. Там будет написано либо «Свободу Ходорковскому!», либо что-то про «мёртвые души чекистов» и про Гоголя, который «отдыхает». Любитель метафор с радостью покажет вам дорогу до Хамовнического суда.

Публика в зале суда № 7 собирается разномастная. Здесь и серьёзные мужчины в дорогих костюмах, и пенсионеры в потрёпанной одёжке. Последние переговариваются:

— Охранник-то на входе какой вежливый — здоровается. Не то что в прошлый раз, в 2004-м.

— Может, и вправду в стране что-то меняется?

У дам в летах, каких можно встретить на любом митинге, красные значки с портретом Ходорковского и надписью «5 лет без МБХ». Каждое утро женщины приносят в зал суда цветы. Только почему-то чётное количество — по два или четыре тюльпана.

— А кто вам сказал, что только на похороны носят чётное число цветов? — вопросом на вопрос реагирует одна из них. — В некоторых странах и на день рождения так дарят. В Прибалтике, например.

Настрой воинственный, но влияние весны чувствуется. Люди пытаются шутить, даже когда конвой ведёт Ходорковского с Лебедевым.

— Михаил Борисович, держитесь! — кричит одна из дам.

— За что? — отвечает ей голос из толпы.

— Свободу «Юкосу»! — продолжает женщина.

— А «Юкос» давно свободен, — с горечью отзывается голос.

188 томов

Напомним, Генпрокуратура обвиняет Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в легализации (иначе говоря, в отмывании) 450 млрд. рублей и 7,5 млрд. долларов в период с 1998 по 2004 год. По версии следствия, в составе организованной группы они похитили принадлежавшие государству акции, а также присвоили нефть и средства от её продажи. Речь идёт о покупке и поглощении других компаний, в том числе тех, где имело долю государство, применении различных схем продажи нефти, легализации доходов. Для российского капитализма 90-х всё это было привычным, но нынешнее следствие намерено доказать, что нарушены конкретные статьи Уголовного кодекса, и даже предъявить суду потерпевших.

Всего в деле 188 томов. Только на чтение обвинительного заключения у прокурора Валерия Лахтина ушло 8 рабочих дней. Затем адвокаты и прокуроры начали состязание — кто из них сумеет навязать свой сценарий слушаний? Борьба за психологическую инициативу началась сразу, как только судья спросил у сидящих на скамье подсудимых: понятно ли им обвинение? В ответ Михаил Ходорковский прочитал длинную речь с демонстрацией слайдов на стене зала (видеопроектор был приготовлен заранее), а на протест прокуроров — «скажите в двух словах, понятно вам или нет» — не обращал внимания. Выяснилось, что подсудимым было непонятно обвинение (их оценки — «бред», «шизофрения», «фальшивка»), неясны способ совершения преступлений, а также точные их время и место. Заявлены десятки ходатайств, в том числе с просьбой отстранить прокуроров и вернуть дело для пересоставления обвинения. Почти все протесты судья отклонил. В свою очередь, гособвинители настаивают на том, что адвокаты и их клиенты хотят «заволокитить процесс». С какой целью? Для многих преступлений есть такое понятие, как срок давности, и этот срок рано или поздно истечёт. Тогда и судить будет не за что.

В конце апреля представители Генпрокуратуры приступили к оглашению доказательств. Они зачитали ряд постановлений арбитражных судов, протоколы собраний акционеров дочерних компаний «Юкоса». Сторона защиты, которой не дали возможность комментировать каждый оглашаемый документ, удручена.

— Необходимо осуществлять исследование доказательств, а не их бессмысленное оглашение, — заявила адвокат Карина Москаленко. — Это уже нарушение состязательности сторон.

Можно констатировать, что пока это состязание выигрывает прокуратура. «АиФ» будет следить за развитием событий.

Читайте также:

Тайно похитил, не уплатив налогов

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах