1268

Поэзия графики. Валентин Васильев

«Известный псковский художник – график Валентин Михайлович Васильев». Так написано в Псковском биографическом словаре, статья из которого используется многими изданиями для рассказа о биографии мастера. Она небольшая, мы можем привести ее полностью:

«Валентин Михайлович Васильев родился 9 февраля 1940 года в Пскове, в семье служащих.  Мать погибла в 1943 г. при бомбежке.

Совсем маленьким в годы Великой Отечественной войны оказался в концлагере Саласпилс под Ригой. Затем Валентина и его сестру воспитывала бабушка.

Рисовать стал с детских лет. Учился в школах № 3 и № 12 г. Пскова и уже тогда был участником всех школьных выставок. Окончив среднюю школу, поступил  в 1958 году в Ленинградское высшее художественно-промышленное  училище им. В. И. Мухиной. Затем был призван в Советскую Армию. Служил в Польше и Средней Азии.

После в 1962 - 1965 гг. учился в Ташкентском художественном училище и на  художественно-графическом факультете Костромского педагогического института им. Н. А. Некрасова.

Работал в технике линогравюры, пробовал свои силы и в экслибрисе. Участник художественных выставок с 1964 года, в том числе и зарубежных. В 1967 году был принят в Союз художников СССР. Принимал участие в организации Псковской детской художественной школы, которую возглавлял в течение 10 лет».

Захотев узнать больше о человеке, художнике В. М. Васильеве, мы обратились в библиотеку Пушкинского заповедника и Псковскую областную научную библиотеку. Удалось обнаружить лишь четыре небольших статьи, в которых речь идет об открытии выставок художника и приглашении на 25 Всесоюзный Пушкинский праздник поэзии в 1991 году;  издание  работ Валентина Михайловича в альбоме из серии «Святогорская галерея» (2008).

Валентин Васильев. Зима в Михайловском. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника.
Валентин Васильев. Зима в Михайловском. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника. Фото: АиФ

Тогда появилась идея расспросить человека, который как никто знал Валентина Михайловича и до последней минуты был с ним – его жену Людмилу Васильевну Васюрину. К нашему счастью, она согласилась на встречу и  разговор.

Рассказ о Василии Михайловиче начался с обозначения географии его выставок.  За 25 лет творчества, где только ни выставлялись его работы. С 1964 года он участник всех городских, областных выставок, с 1965 – зональных, республиканских, нескольких Союзных - больших и тематических.

В 26 лет (1967) он становится членом Союза художников СССР и многие годы считается самым молодым из них на тот момент. География зарубежных выставок впечатляет: Чехословакия, Болгария,  Италия, ГДР, Польша (Краков, Варшава), Финляндия, Украина (Киев, Львов, Днепропетровск), Белоруссия (Минск), Прибалтика - Литва (Вильнюс, Каунас), Эстония (Таллин, Тарту), Латвия (Рига). Были персональные выставки в Звездном городке, Ленинграде, Пскове и Пушкинском Заповеднике.

Валентин Васильев. Тригорьское. Дом Осиповых-Вульф. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника.
Валентин Васильев. Тригорьское. Дом Осиповых-Вульф. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника. Фото: АиФ

Каждый художник имеет свои пристрастия к роду и жанру искусства, но ни один не определился сразу и ни один не отказался от соблазна попробовать свои  силы в разных жанрах. «Не избежал этой участи и Валентин Михайлович, - вспоминает Людмила Васильевна. - Он на первые выставки охотно отдавал в экспозицию портреты (известен портрет краеведа и директора Псковского музея Ивана Николаевича Ларионова) и пейзажи (холст, масло), акварели; работал пастелями, сангиной, углем, много рисовал пером и т. д.».

Первые работы на линолеуме Васильев сделал в 1965 году, выполнив иллюстрации к историческому сборнику И. Н. Ларионова «Легенды Псковщины».  И это можно считать началом  художника-графика. Затем появились серии работ: «Каменная летопись Пскова», «Памятные места Псковщины», «Ленинские места Псковщины», «Псков - город-воин», «Новый Псков», «Пушкинские места Псковщины»  и др.

Творчески работал, истово и одержимо. Экслибрисов им выполнено более ста.

Напомним, что эксли́брис (от лат.  ex libris — «из книг») — книжный знак, наклеиваемый владельцами библиотек на книгу, преимущественно на внутреннюю сторону переплета.  Обычно на экслибрисе обозначены имя и фамилия владельца и рисунок, лаконично и образно говорящий о профессии, интересах или о составе библиотеки владельца. Родиной экслибриса считают Германию, где он появился вскоре после изобретения книгопечатания.  

Валентин Михайлович  всегда с уважением относился к такой форме как экслибрис. С приобретением известности выросла и почта В. М. Васильева. На первых порах большое количество корреспонденции он получал от коллекционеров, которым он с удовольствием высылал на память свои гравюры. Сначала активная переписка, а потом и личное знакомство состоялось с Владимиром Дорофеевичем Королюком. Первые знаки были выполнены для него. Появились адресаты и среди библиофилов. Среди них  Евгений Иванович  Осетров, Семен  Абрамович  Вуля, Евгений Минин, коллекционеры Трухницкий и Пиильман. В Прибалтике особенно интересовались графикой В. Васильева Олав Вихури и Гюнтер Реендорф, Пауль Амбур.

Валентин Васильев. Тригорское. Дуб. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника.
Валентин Васильев. Тригорское. Дуб. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника. Фото: АиФ

В Пскове долгое время не было собственного отделения художников, и художники Пскова входи в состав Ленинградского и Новгородского союзов художников. Соответственно круг знакомств был очень широк. Многим друзьям Валентин Михайлович делал экслибрисы:  Семену Степановичу Гейченко, и Михаилу Александровичу Дудину, Евгению Павловичу Нечаеву, Льву Ивановичу Малякову, Владиславу Андреевичу Алешину, Валентину Яковлевичу Курбатову и др.

Несколько знаков сделано для финнов. Псков уже давно стал побратимом финскому городу Куопио, обменивается с ним делегациями, выставками, договорами культурного сотрудничества. В числе одной из делегаций в Куопио был и В. Васильев. Им были выполнены экслибрисы для художника Вейко Коппонена, мэра города Куопио Юхана Коскенена, заместителя мэра Пенти Тусми.

В конце жизни к экслибрису Васильев обращался редко. Среди последних несколько было выполнено врачам и советским космонавтам. Знак для Георгия Михайловича Гречко был последним на столе художника в 1986 году.

Работал он в основном без эскизов, без предварительного рисунка. Автор всегда полагался на свою блестящую зрительную память, тренированную, подсказывающую определенные решения.

В семье Валентина Михайловича Васильева находился огромный архив. Особенно много ему писали в годы болезни. Письма от деятелей искусства, графиков, почитателей таланта и друзей шли пачками.

Много писем сохранилось от С. С. Гейченко, который  писал практически ежедневно, пытаясь приободрить, поднять дух уже сильно болевшему художнику; многие письма адресованы в больницу.

Часть архива Людмила Васильевна в свое время передала фондам Псковского музея, но все утрачено из-за случившегося там несколько лет назад пожара. Зачастую фотографии, документы и письма Людмила Васильевна безвозвратно отдавала представителям разных  средств массовой информации, но публикации не выходили.

Для нас важна и интересна переписка В. М. Васильева с директором Пушкинского Заповедника С. С. Гейченко и людьми, связанными с музеем. Приводим содержание нескольких писем  С. С. Гейченко адресованных Васильеву.

«Дорогой! Выставка ваша закрылась. Теперь я хочу показать ее в Петродворце. Будете ли вы возражать против этого? Если будете, то Ваши гравюры будут находиться в нашем музейном фонде, и вы их можете забрать, когда хотите. С приветом -  в ожидании ответа - Ваш С.  Гейченко. 22.06.79.»

Валентин Васильев. Михайловское. Домик няни. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника.
Валентин Васильев. Михайловское. Домик няни. Гравюра из фонда Пушкинского заповедника. Фото: АиФ

«Дорогой Валентин Михайлович! Спасибо, друг мой, за письмецо! Очень рад укреплению вашего здоровья! Дай вам бог побольше его! Михаил Александрович Дудин говорил мне, что скоро выйдет в свет альбом с вашими шедеврами. Дай-то Бог! Желаю Вам здоровья и веры, и надежды на хорошее завтра. Всегда Ваш С.Г. 14.09.83.»

«Надо бы вам послать в библиотеку Пушкинского заповедника для хранения –навечно – новый буклет с вашими гравюрами! Напишите на заглавных листах добрые  слова, обращение к пушкинской земле! Это надо сделать, мин херц, обязательно! Надеюсь, что дух ваш крепок! Сие в нашей жизни главное…. Ваш С. Гейченко. 21.01.83».

«24.09.82. Спасибо, дорогой Валентин, за письмецо! Здоровей, держись крепче, делай, хоть и потихоньку – свое Васильево дело! Будь удачен и изобретателен, и верь в то, что завтра тебе будет лучше, чем сегодня. Твой С.Г.»

«Сердечно благодарю Вас за исполнение своей просьбы -  присылку трех экземпляров альбома с автографами автора! Теперь буду ждать №2 «Дружбы народов» - тоже с автографом!!! С.Г. январь 1983»

«21.05. 1983. Дорогой, меня сегодня просили в псковском областном управлении культуры совместно с ними устроить вашу большую выставку у нас в заповеднике. Я дал согласие на устройство её в конце июня- начале июля. Надо поговорить! Ваш Гейченко!»

«Дорогой, выставку вашу принимаем с восторженностью, можем экспонировать дважды - в фойе дома культуры и в одном из залов Тригорского. О вашем согласии звоните мне по телефону. Ваш С. Гейченко. Ноябрь 1983.»

«Дорогой маэстро! Примите мой привет! Побывав у Вас в гостях, я многое увидел такое, о чем раньше и не помышлял. Дай-то Бог Вам крепости души и сердца! Хочется чем-то Вам помочь, а чем не знаю! Так что простите мне, дорогой, мое несовершенство! Низко Вам кланяюсь. Ваш. С. Гейченко. 16.02.84.

«…Слушай подари заповеднику свои гравюры, которые я привез из Пскова зимой? Я хочу сделать из них передвижку и съездить в города: Ломоносов, Петродворец, Калугу, и кое-куда на Псковщине! Подумай и реши положительно… и отпиши скорее. Июнь 1984.»

«11.10. 1984. Здравия желаю художнику Валентину Васильеву! Благодарю за телефонный звонок и добрые известия обо всем! Теперь буду ждать шедевры. Если будут дуплеты – давайте их мне. Я этакий дар вручаю разным именитым людям! У нас осенняя краса завершилась. Осталось все, что голо, босо, уродливо, жалко, стонуще, рыдающе, вопиюще, взывающе о помощи..   Сам я тоже  как старая береза.. С.Г.»

«Дорогой! Привет Вам и вашей фамилии! Получил от Вас благородный дар – гравюры, воспевающие Михайловское и его округу. Несколько штук я взял себе, остальные отдам музеуму… Я надеюсь, что года через два совсем окрепну и съезжу к Вам.. Декабрь 1985 г.»

Семейство Гейченко было очень дружно с Васильевыми. Приезжали друг к другу в гости. Говорили часами. И в трудные годы,  когда болезнь стала прогрессировать, Семен Степанович поддерживал Валентина Михайловича как мог. И писем от директора заповедника насчитывалось несколько сотен, писал практически ежедневно. Почтовое отделение  благо находилось поблизости, прямо на поляне в  Михайловском.

В личной переписке художника много интересных писем от известных людей. Вызывают несомненный интерес   письма Михаила Александровича Дудина:

«Дорогой Валентин Михайлович! Спасибо за память, за письмо, за оттиски новых гравюр, таких филигранных, спасибо за то, что Вы работаете, стараетесь показать людям, как прекрасна Земля, и как, следовательно, трепетно надлежит её любить и беречь…Желаю Вам весенней радости, она, (весна) уже не за горами. М. Дудин. 14.03.77. Ленинград».

24.04.83. «Дорогой Валентин Михайлович! Спасибо тебе за письмо и за то, что ты снова в действии. Человек-то создан для дела, и самая большая радость человека, наверное, и заключается в том деле, которому он отдает свою душу. Желаю тебе, Валентин Михайлович, обрести снова уверенность в руках и во взгляде на мир. И пусть под  твоим живым резцом снова зацветет красота мира. Всего тебе хорошего. М. Дудин.»

Или письмо Бориса Михайловича Неменского, народного художника СССР. В октябре 1973 года из Москвы он писал Васильеву: «Дорогой Валентин Михайлович! Поздравляю и творческих успехов! Большое Вам спасибо за то доброе гостеприимство, которое Вы оказали нашим ребятам, большое Вам спасибо за доброту, и за гравюры. Они у меня по очереди висят – и радуют. Желаю Вам счастья. Б. Неменский.»

Грибанов Станислав Викентьевич, журналист, автор вступительного текста к набору открыток «Пушкиногорье» в письме от апреля 1985 года из Москвы писал:

«Дорогой, Валюха! Написал текст для открыток. Так – не так, Бог знает. Биографию описывать – так ведь ты не старик. Кто-то словами пылит о произведениях художника. Но ведь на них смотреть надо, а не слушать! На монографию тоже замахиваюсь: «Пронизанные трепетным отношением к красоте родной земли, её великому поэту, графические работы художника уводят нас в дорогие сердцу каждого заповедные уголки под Псковом – Михайловское, Петровское, Тригорское, Святые Горы.» А ведь речь и о Пскове пойдет, о псковских краях. Обнимаю дорогой. Твой Станислав.»

Также Валентин Михайлович был знаком с летчиком-космонавтом Владимиром Андриановичем Кирьяновым, космонавтом Гречко, отцом Олипием - настоятелем Печорской обители.

В 1983 году он руководил псковским клубом экслибрисистов, правда просуществовал тот совсем недолго.

Уточняя биографические данные художника, Людмила Васильевна рассказала об ошибке, которая переходит из одной статьи в другую,  о нахождении В. Васильева  в годы ВОВ в концлагере Саласпилс. После смерти матери (погибла при бомбежке в 1943 г.) Валентин Михайлович воспитывался тетей и бабушкой. В 1944 году все они находились в концлагере, который располагался в районе Кресты близ Пскова. После решительного наступления наших войск в июле 1944 года всех заключенных в лагерь начали грузить в поезда и отправлять в Ригу, в концентрационный лагерь Саласпилс. Поезд, в котором ехал Валентин Михайлович, в пути разбомбили, и маленький Валентин с сестрой и тетей  скрылись, а затем вернулись в Псков. 

Всю свою жизнь художник прожил в  Пскове. Была в жизни Валентина Михайловича страница, связанная с  Псковским телевидением,  начинавшимся с маленькой студии, вещавшей только на г. Псков. Валентин Михайлович, Анатолий Писчиков и Алексей Кириллов работали студийными художниками. Там же Валентин Васильев познакомился с молодым журналистом Людмилой Васюриной, ставшей затем его верным спутником на всю жизнь.

После работы на телевидении Валентину Михайловичу предложили вести студию-кружок в доме детского творчества. Занятия пользовались успехом, приходили заниматься и взрослые люди и мамы с детьми и дети разного возраста. Вскоре стало мало места, помещение не вмещало всех желающих. Началась перестройка.

На волне перемен охвативших общество удалось открыть художественную школу. В школе № 2 было выделено два класса. Три года преподавали там Валентин Михайлович, Александр Дмитриевич Кириллов, Александр Семенович Силин. Затем за зданием ОВД  выделили  деревянный дом и школа переехала туда.

10 лет  руководил ею график В. Васильев. Многим талантливым детям Василий Михайлович помог приобщиться к творчеству, постигнуть азы художественного мастерства, выработать свою манеру и утвердится в ней, всегда искать новые средства самовыражения и не переставать удивляться  неистощимой красоте окружающего мира.

Среди его учеников известные псковские художники И.Е. Иванюк, О.Н Цветков,  И.О. Макеев, А.В. Шершнев. Новый директор художественной школы Олег Николаевич Цветков нашел понимание и поддержку областной власти и для школы было выделено помещение в новом здании на Запсковье, в нем школа располагается и поныне.

Валентин Михайлович Васильев  был энергичен, эмоционален,  оптимистичен, занимался спортом. У него было две музы - Пушкин и Природа. Их соседство и родство абсолютно неудивительно. Главная тема его жизни - пушкинская.  Валентин Михайлович посвятил свое творчество Пушкиногорью. Немало у Васильева работ, посвященных  псковской земле, ее памятникам истории и культуры.

Все материалы для данной публикации были любезно предоставлены Людмилой Васильевной Васюриной,  женой художника-графика Валентина Михайловича Васильева. 

Благодаря работе с Людмилой Васильевной в фонды Пушкинского заповедника передано: 46 книг с автографами, 56 писем С.С. Гейченко, одна художественная работа, две графических, афиши и каталоги  выставок, и около 300 фотографий из ее личного архива.

На сегодня в фондах Пушкинского заповедника создан фонд В.М. Васильева. Ранее вдовой художника был передан офортный станок, на котором сейчас проводятся занятия в рамках образовательной программы «Язык графики» для школьников, приезжающих в  заповедник. Регулярно гравюры Валентина Михайловича (ранее принятые в фонды музея, некоторые работы еще при жизни художника) участвуют в российских и зарубежных выставках.

Надежда Шабловская, методист музейно-образовательной деятельности  Пушкинского заповедника. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах