130

На струнах души. Почему искусство не должно быть сухим

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Псков 25/10/2016

Все были уверены, что ее, естественно, разместят на улице Гагарина, на том самом доме, в котором Большаковы жили в Великих Луках.

Фото: АиФ

Но мемориальной стала детская художественная школа имени А.А. Большакова. В этой школе преподают художники Оржеховские Владимир и Татьяна, муж и жена. Володя как-то проговорился, что он, оказывается, не только мечтал, но и предлагал поставить в школьном садике скульптуру художника с палитрой, причём, не абстрактного художника, а именно Алексея Алексеевича Большакова. Ничего нереального в этом нет, мне кажется. Оржеховский в качестве скульптора-монументалиста уже достаточно известен: взять хотя бы их совместный проект с супругой Татьяной «Памятник Путейцу» в Новосокольниках. К слову, небольшой городишко, но крупная железнодорожная станция Новосокольники, отличается особым вниманием и любовью к жителям - своим и района. Новосокольники художника тоже очень любили, и он являлся почётным гражданином этого города. Так что, прожитые им с семьёй годы в Харином Бору незамеченными районным центром не остались. Алексей Алексеевич гордился этим званием, с удовольствием соглашался на выставки в Новосокольниках и приезжал туда сам…

Бегом по дому

Для меня началось всё с тихого восторга: увидела две работы этого художника в первый раз – а дело было в теперь уже далёких 80-х годах – и мгновенно прозрела. Мне тогда казалось, что нет и быть не может среди наших современников Настоящих художников. Что всё настоящее – исключительно в прошлом. Тут и дата стоит, едва ли не недельной давности, и подпись: «Алексей Большаков», и живопись – живая, нескучная, нездешняя, берущая тебя за душу с лёту и играющая на струнах этой души такую, доложу я вам, музыку. И страсти на холсте кипят не шуточные, хотя откуда бы взяться страстям в русском пейзаже? Поспрашивала «союзников» (членов Союза художников), почему именно его работ почти не бывает, ответ был один: «Да он не пишет почти, живёт в деревне». И разводили руками – возраст. Ох, знай я тогда, что всё это – незатейливое лукавство…

Фото: АиФ

Когда же всерьёз собралась ехать, меня напутствовали призывами не обольщаться – 73 года на тот момент было художнику. Но меня, как оказалось, ожидало знакомство с энергичным, ярким человеком (бабушка по маминой линии была гречанкой) и его очаровательной супругой Анной Гурьевной – это во-первых. Во-вторых, такой интенсивный процесс - десяток завершённых картин и столько же – в работе – не в каждой мастерской увидишь. И по дому и саду наш маэстро передвигался исключительно бегом. С удовольствием демонстрировал окрестности. Место красивейшее – берег озера, дремучие леса вокруг, кто-то подумает, что это чистый рай для художника, и будет недалёк от истины: вдохновляться ему было чем. Но каковы были при этом земные заботы Большакова. Он трудился, как всякий деревенский житель: дрова заготавливал, печь топил, готовил, корову доил, сено косил.

Крутая горка

Я не осознавала, до какой степени он погружён в творчество, пока не застряла однажды (в буквальном смысле: машина не одолела зимой крутую Фёкинскую горку, пришлось вернуться) в Харином Бору. Алексей Алексеевич нам обрадовался, собеседники так редки, зимой особенно. Посидели за столом, наговорились – о войне, о жизни.

Фото: АиФ

Рассказчиком он был знатным, а о его чувстве юмора и интеллигентности надо рассказывать отдельно. Побыли ещё в мастерской, пересмотрели некоторые новые этюды, и я отправилась на боковую. Пару раз просыпалась ночью, прислушивалась, мастерская его за стенкой, – всё ещё работает, пишет. К шести утра пошёл вздремнуть.

Фото: АиФ

 

Изливать душу холсту или воевать с ним до победного – это очень по-большаковски. Ясное дело, что Большаков неординарен. Не могу никак «прибить» или «пришить» к его имени проклятую прибавку «был», хотя уже два года как нет его, и дожил Алексей Алексеевич до девяноста двух лет. Не привыкается никак.

Мальчик с Васильевского острова

Сам он и его судьба отличаются от прочих. Родился в Петрограде 22 марта 1922 года и жил на Васильевском Острове вплоть до 1941 года. Родиться в семье высокообразованных людей (мама преподавала русский язык иностранцам), жить на Васильевском острове, районе, совершенно особенном даже для Петербурга и не захотеть стать художником, было бы весьма странно. Тем более, что Алексей рисовал практически всегда. Прямая дорога была такому мальчишке в СХШ – среднюю художественную школу при Академии Художеств. СХШ – это отдельный мир. Любой «сэхэшатник» 50-х, 60-х, 70-х годов чувствовал себя частичкой художественной элиты, хотя бы в силу того, что среди преподавателей были, в том числе, смолянки, выпускницы Смольного института благородных девиц. И художники значительные не считали для себя зазорным преподавать в СХШ. А Большакову ещё больше повезло: его «сэхэшатство» выпало на 30-е годы, и учили его люди ещё из той, дореволюционной эпохи. Сама Анна Петровна Остроумова-Лебедева вела у Алексея и его одноклассников рисунок. После окончания он поступает, наконец-то, в Академию Художеств. Счастье длилось недолго. Ровно один курс успевает закончить Большаков, и – июнь 1941 года. Ему девятнадцать. Естественно, добровольцем уходит на фронт: краткосрочные курсы и – на фронт, в пехоту. До 1943 года воевал в матушке-пехоте, пока не контузили. Госпиталь. Затем – картограф при штабе. Война для него закончилась в 45-м, под Кенигсбергом. Вернулся с наградами, приехал домой, в Ленинград, а в квартире живут другие люди. Молча развернулся и уехал, не осуществив, правда, мечту доучиться в Академии. Просто по-другому дальше выстроил свою биографию.

И будет в его жизни женитьба на любимой Анечке, жизнь с семьёй в Вильнюсе и работа художником вильнюсского театра Оперы и Балета. Позже они переедут в те места, где Алексей Алексеевич воевал, в Великие Луки. Здесь – работа в художественных мастерских, пока они с Анной Гурьевной не переехали практически на постоянное место жизни в деревню из-за болезни жены. Доктор сказал, что лишь перемена места жительства может помочь. Ещё как помогло! Без малого 30 лет там прожили и, лишь когда стало ясно, что без срочной медпомощи не обойтись - в их глуши – ни мобильной связи, ни нормальной дороги - последние 7 километров всякий раз либо берёшь с боями, либо ищешь трактор, переехали снова в Великие Луки…

Фото: АиФ

Как там у Дидро? – «Иногда природа суха, но искусство не должно быть сухим» - Вот это как раз о Большакове: не признавал сухого и равнодушного в творчестве, и из своей мастерской на волю что попало не выпускал.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах