488

Чем занимается миссии ОБСЕ в бывшей Югославии?

Фото из архива В. РАГОЗИНА

 Недавно Владимир Рагозин приезжал ненадолго домой в Карелию. Наша корреспондент встретилась с начальником подразделения по обучению местной полиции миссии ОБСЕ в Скопье Македонии.

Вооружён словами

- Владимир, может быть, теперь благодаря вам часть жителей Македонии, Косова, Боснии и Герцеговины приблизительно представляют, где, в каком уголке России находится Карелия?

- Уже даже не приблизительно, а довольно точно. И многие мои друзья мечтают порыбачить на карельских озёрах. Как летит время! Вот уже шестнадцать лет моим длительным командировкам в горячие точки Европы.

Первая, в 1996 году, была в Боснию и Герцеговину. Через год - вторая, туда же. Третья - в Косово на два года. Четвёртая, тоже на два года, - в Грузию. И пятая, с августа 2007 года и до сего дня, - миссия ОБСЕ в Скопье…

- Многие из нас смутно себе представляют, в чём, собственно, заключается миссия международного полицейского контингента советников?

- Прежде всего, мы действуем без оружия. Каждый из нас в любое время дня и ночи может стать мишенью для экстремистов, которых немало в зыбком мире, установленном на Балканах. Никакого отпора, кроме призывов к примирению, международные полицейские применить не имеют права. И даже в случаях вооружённых стычек нам как заложникам защищаться нечем.

Россияне рулят

- В чём конкретно заключается это обучение?

- Встречаемся с руководством Министерства внутренних дел и учебного центра республики Македония, где и обсуждаем жизненно важные проекты для более эффективной работы местных правоохранителей. В прошлом же году начальником Управления по развитию местной полиции стал, выиграв конкурс, мой друг и коллега по предыдущим миссиям подполковник милиции в отставке Вячеслав Воробьёв из Калининграда. Теперь мы, два россиянина, рулим помощью местной полиции.

- И всё же почему из всех карельских милиционеров такая необычная стезя выпала именно вам?

- Начнём с того, что я теперь уже не милиционер. В прошлом году ушёл в отставку в связи с пенсионным возрастом. Теперь - полковник милиции в отставке. И на сегодня - гражданский специалист, и командировки мне теперь продляет не МВД, а МИД России. Но обязанности остались те же. Путь к моей нынешней миссии, как оказалось, начинался давно, в родном городке Пудоже. В восемьдесят третьем в милиции ввели институт замполитов. На эту должность и направили меня, комсомольского вожака района. Милицейская карьера шла в гору: заочно окончил Высшую школу милиции в Санкт-Петербурге (теперь это Университет МВД России), начал преподавать в учебном центре МВД Карелии, где вскоре возглавил учебный цикл. Ничто не предвещало резких перемен, как вдруг в карельское МВД пришла телеграмма из МВД России. Тогда и вызывали меня в Москву сдавать экзамены для направления в миссию ООН в бывшую Югославию в составе группы российских полицейских наблюдателей.

И хотя всё, что требовалось для этого, у меня было: английским владел уверенно, нужный стаж милицейской службы имелся, международные права на вождение автомобиля тоже при мне, с компьютером дружил - всё же сомнения одолевали. Но где наша не пропадала! Быстро собрался - и в столицу. Всё сдал благополучно.

Гранаты в окно

- И - в дорогу дальнюю, в края тревожные?

- Да, прибыли в Сараево, столицу Боснии и Герцеговины. Почему-то сразу вспомнилось, когда шли по незнакомому городу, что здесь началась первая мировая война. В миссии ООН в Боснии и Герцеговине работали посланцы 76 стран: россияне, немцы, французы, англичане, итальянцы, датчане, шведы, финны, американцы, чилийцы, новозеландцы … Внешне от местных жителей их отличала полицейская форма. Каждый носил форму своей страны. Но было три обязательных атрибута: на левом рукаве - шеврон с изображением флага своей страны, на правом - ооновская эмблема, на голове - голубой берет. Большинство этих полицейских искренне хотели помочь местным жителям установить мир и порядок. Не «принудить к миру», что делается с оружием, а убедить действиями, поступками и словами. Понятно, что для такой работы отбирались полицейские, владеющие не только английским и хорошо подвешенным языком, но и психологически способные сдерживать искры гнева враждующих сторон.

- Когда приезжаете на побывку домой, в Петрозаводск, наверное, спрашивают, опасная ли у вас там, в бывшей Югославии, работа?

- Обычно отвечаю: «Опаснее, чем в России, но безопаснее, чем в Афганистане». Люди там разные. Много дружелюбных, но есть и обозлённые, даже просто ненавидящие. Такой пример.

Дело было в период начала бомбардировок Югославии войсками НАТО в 1999 году. Я в это время находился в Республике Сербской, у многих жителей которой были родственники в большой Сербии. Полицейские из миссии знали, что в случае бомбардировок могут случиться провокации со стороны радикалов, и станция (район), где мы с коллегами работали, была готова к эвакуации. Другого выбора у нас и безоружных полицейских не оставалось. Надеялись, что обойдётся. Не обошлось. Через три часа после начала бомбардировки к зданию станции на большой скорости приблизился «Фольксваген», притормозил, и в окна полетели две гранаты. Лишь благодаря счастливой случайности и правильно расставленной мебели (у окон стояли железные шкафы) никто не пострадал.

И всё же тех, кто относился к нам хорошо, было гораздо больше. С благодарностью вспоминаю друга Данилу Бошниака, специалиста по телевизионной технике: он помогал мне настраивать антенну на российские каналы. Вспоминаю и местных полицейских, которые немало сделали для улучшения обстановки в Боснии и Герцеговине… Косово - моя третья длительная командировка, начавшаяся в 2001 году.

- Сербы и албанцы сильно конфликтовали?

- Ещё как! Появиться сербу в населённом албанцами районе значило рисковать жизнью. К людям с Запада косовские албанцы относились с почтением, к русским - тоже не враждебно. А вот американцев просто боготворили. Одна из главных улиц их столицы была названа бульваром Клинтона. В тот момент основные сложности в работе международной полиции были связаны с начавшимися судами над военными преступниками. Против тех, кто давал свидетельские показания в отношении преступников, устраивались террористические акты. В защиту арестованных проводились демонстрации.

- Получается, ваша пятая командировка длится до сих пор?

- Да. Вот уже почти пять лет в столице Македонии - миллионном старинном городе Скопье. Здесь, конечно, спокойнее, чем было в Косово, но тоже работы хватает. Заботы те же: поддерживать закон и порядок, не дать разгореться внутренним конфликтам, упредить провокации.

- Как проводите свободное время, хотя, судя по всему, его не так много остаётся?

- Я не любитель сидеть в кафе за чашкой кофе, как принято у местных. По натуре - путешественник, книгочей, предпочитаю небольшую, но умную приятельскую компанию. Вот купил велосипед. И теперь приохотился колесить по специально оборудованной в Скопье пятнадцатикилометровой дорожке. Не забываю и своё давнее увлечение большим теннисом.

Как долго международным миссиям поддерживать мир и спокойствие в разных частях планеты? Владимир Рагозин считает, что работы хватит ещё на многие десятилетия.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах