22

Сергей Некрасов: Раздвоение нации. Преодоление…

Фото: http://www.thinkstockphotos.com

Третьего не дано: либо страна по-прежнему будет расколота пополам, либо у нее появится реальная перспектива для дальнейшего, в том числе, и экономического развития.

Но прежде – несколько слов о причинах предстоящего всенародного плебисцита. С инициативой о введении второго государственного языка в прошлом году выступило общество «Родной язык». Это стало своеобразным ответом на призыв блока политических партий «Все Латвии!» -ТБ/ДННЛ о переводе преподавания школ республики на латышский язык. Как следствие, инициативной группе «Родной язык» на первом этапе акции удалось в рекордные сроки собрать более 12 000 подписей граждан Латвии, что дало основания для проведения общелатвийского опроса. В ходе дальнейшей кампании, с 1 по 30 ноября, за законопроект высказались еще почти 180 000 граждан республики. В общей сложности идею поддержали 12,14% избирателей. Эти и последующие шаги сделали в конечном итоге реальным и сам Референдум. Нужно отдать должное, Конституционному Суду Латвии, который не принял во внимание требования ультра-правых запретить референдум. Также положительно отнесся к его идее и президент республики Андрис Берзиньш.

Это означает, что 18 февраля по всей стране ровно в 7 утра откроются участки для голосования, где должна решиться судьба не только языка, но и республики в целом. Нелишняя подробность: организация и проведение Референдума обойдутся государственному бюджету в 1,7 млн. латов.

До голосования остается чуть меньше месяца, но уже сейчас в СМИ и виртуальном пространстве идут жаркие споры. При этом точки зрения высказываются полярные. Так, бывший министр по делам общественной интеграции Оскар Кастенс считает, что «те жители Латвии, которые недовольным статусом русского языка, могут поехать в Россию». Экс-президент республики, а ныне председатель комиссии Сейма по национальной безопасности Валдис Затлерс призывает всех жителей Латвии участвовать в референдуме, но при этом настоятельно рекомендует соотечественникам голосовать против второго государственного языка.

- Каждый гражданин Латвии должен пойти на референдум с ясной позицией, чтобы подобное больше не повторилось. – заявил он.

С другой стороны адептам мононационального государства кивают на опыт других европейских стран и требуют законодательного равенства между собственным и титульным языком. В такой ситуации больше всего достается и крупнейшей оппозиционной партии – «Центру Согласия». Ее критикуют сразу с двух сторон. С одной - за недостаточную напористость, а с другой – за то, что «ЦС» занимает двойственную позицию: дескать, «мы требуем референдума, требуем для русского языка статус второго государственного языка, но на самом деле мы так не думаем». К слову, последняя реплика принадлежит небезызвестной госпоже Вайре Вике-Фрейберге. Лидер движения и одновременно мэр Риги Нил Ушаков видит главную задачу оппозиции в том, чтобы «сохранить национальную и этническую стабильность в стране». При этом корень зла - возможность дальнейшей эскалации роста напряженности между двумя общинами - он просматривает все-таки не в самом факте референдума, а в том, что его спровоцировало.

- Инициатива «Вису Латвияй!» - ТБ/ДННЛ о переводе всех школ на латышский язык обучения является абсолютной провокацией. – убежден г-н Ушаков. - Ее успех приведет, во-первых, к возможно уже необратимому ухудшению отношений между латышами и русскоязычным населением. К этому еще надо добавить и общее недовольство всех жителей Латвии (вне зависимости от родного языка) происходящим в стране и связанное с этим немалое напряжение в обществе. Поэтому инициатива «Вису Латвияй!», как бы банально такое определение ни звучало, называется игра со спичками.

И эти опасения понять можно. Тем не менее, уже сам факт Референдума о втором государственном языке говорит о многом. Не забуду свою первую командировку в Латвию, весной 1999 года. Тогда большую группу российских и иностранных журналистов пригласило петербургское представительство общественной организации «Совет Северных стран», чтобы они могли познакомиться с ситуации, которая сложилась в странах Балтии после обретения ими независимости. По словам русского гида, что вела для нас экскурсию по центру Риги, в начале 90-х, если в автобусе или трамвае кто-то просил передать на билетик по-русски, то наиболее экспансивные жители столицы могли, как говориться, заехать и в табло.

- А сейчас обстановка изменилась. Хоть по-монгольски разговаривай, лишь бы расплачивался, – это было сказано более 10 лет назад. Сегодня страна уже вплотную подошла к референдуму о статусе русского языка. И этот факт уже можно считать своеобразным достижением. Во всяком случае, такого мнения придерживается президент псковской региональной Торгово-промышленной палаты Владимир Зубов. Вот его аргументы:

- Сегодня трудно представить себе развитое европейское государство, построенное на принципах монотипии. Взять хотя бы соседей Латвии – Финляндию и Швецию. В последней, например, проживает всего 5% финского населения, но их язык имеет статус государственного наравне со шведским. Там при поддержке государства выходят газеты на финском, работают радиостанции, которые вещают на языке этого малочисленного народа. Но ни у кого такая национальная политика не вызывает какого-то внутреннего отторжения. В Финляндии наоборот, шведы - в меньшинстве, но имеют такие же языковые права, как и титульная нация. И это понятно, потому что страны, где общество не признает национальных отличий (и это показывает вся новейшая история Европы) обречены на самоизоляцию и – как следствие – стагнацию. Поэтому, если Латвия намерена сделать реальный шаг по пути интеграции в общеевропейское пространство, она должна принять и осознать этот вызов нового времени. И - главное -показать, что она готова к движению. В том числе и на восток. Уважение выбора населения страны о языке общения - это реальное проявление демократии. Должен сказать также, что не понимаю русскоязычных людей, постоянно живущих в Латвии и не разговаривающих на государственном языке. И последнее…Не так давно мне довелось посмотреть фильм Сергея Ястржембского, где он рассказывает о малоизвестном племени, обитающем в глухом уголке Африки на берегу щелочного озера. Основной принцип его существования – полный изоляционизм от других народов, населяющих эту же территорию. Как следствие, от него в настоящее время осталось всего 200 человек. Более того, соседние племена к ним относятся, как к изгоям, презрительно называя «рыбоедами». Уверен, что Латвии – нашему ближайшему соседу, подобная участь ни в коей мере не грозит в виду иной исторической обусловленности. И дело здесь не только в государственном языке, а в естественном желании быть понятыми международным сообществом.

Справка: чтобы внести соответствующие поправки в Конституцию страны из официально зарегистрированных граждан Латвии (1 543 786) «за» должны проголосовать, как минимум 771 893 человек.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах