aif.ru counter
341

Путь псковского викинга: Василий Мизгирёв и его «Хельга»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Псков 18/07/2013
Фото из личного архива Василия Мизгирёва

 В названии и месте проведения чувствуется некое противоречие: православная святая - и вдруг Хельга… Но сами реконструкторы к этому относятся спокойно. Тем более что организатор выбутского фестиваля Василий Мизгирёв и сам фигура довольно противоречивая. Про него говорят: «Есть люди, которые играют в викингов, а он живёт как викинг».

При том что воспитан во вполне русских классических традициях: потомственный военный, сам из армии ушёл в звании майора Военно-воздушных сил. Сейчас – свободный художник (со славой «псковского Айвазовского» - уж очень море любит), владелец багетной мастерской. Но это в жизни. А в душе, как мы уже отметили, викинг.

Честь смолоду

- И что это значит – жить как викинг?

- Знаете, интересно рассказывать я не умею. И живу, как все люди: большую часть времени занимаюсь своим делом, хожу в современной одежде. Да, люблю жить на природе, но многие же любят… Тут дело в другом, не во внешней стороне. Я просто совсем не умею притворяться, идти на компромисс с человеком, с которым у меня не складывается общение. И всегда интуитивно чувствую, с кем могу говорить, кого пойму, а кого нет. И если понимания не предвидится, то сразу обрубаю все связи. Только это, скорее, беда моя: кажусь суровым, воинственным, хотя всего лишь стараюсь жить по своей правде. Вот есть у викингов чёткое понятие ответственности за свою вину, от которой они ни при каких обстоятельствах не откажутся, есть понятие абсолютной верности – роду, родине, женщине. И я стараюсь жить в соответствии с этими представлениями. Потому и говорят: как викинг…

- А всё-таки интерес к норманнской теории происхождения власти на Руси, ко всей варяжской теме – он когда появился? И с чем был связан?

- Интерес на самом деле появился не так и давно: с тех пор, как увидел в Пскове первый фестиваль исторической реконструкции «Ледовое побоище». Лет семь назад, выходит. Но меня ведь с детства воспитывали в любви к родному краю и к своему народу. Может быть, звучит пафосно, но скажем проще: я видел в киносказках Александра Роу и Александра Птушко прекрасных русских воинов и дев и был уверен, что сила и правда – в красоте. Вот всякие вороги-басурмане – некрасивые же, так? А мне хотелось быть красивым человеком, который совершает большие красивые поступки. Прежде всего - защищает слабых.

Тут свою лепту внёс и мой первый учитель в детской художественной школе, куда меня родители отвели в первом классе, - Александр Александрович Александров. Он нам не только рисунки поправлял, но и очень доходчиво объяснял, что мужчина – это не гора мышц, но прежде всего справедливая сила. Он нам много читал Пушкина. Поэтому для меня, как и для русского офицера Петра Гринёва, слова «береги честь смолоду» стали жизненным девизом. Только я не всегда ему соответствовал.

«Хороший был офицер»

- И пионерия, и комсомол тоже воспитывали молодёжь практически по этому девизу. Вы же успели побывать комсомольцем?

- И пионером, и комсомольцем успел, а вот активистом никогда не был. Хотя пионервожатая у меня очень хорошая была, с такой активной жизненной позицией! Сейчас работает вице-губернатором Псковской области – Вера Васильевна Емельянова. Ей я, может быть, и верил, а вот в коммунистические идеалы – нет. Люди неодинаковы, поэтому рая на земле не построишь…

- Но офицером вы стали, как и Петруша Гринёв.

- Да, ещё в 8 классе подал документы в Суворовское военное училище, но лимит курсантов был исчерпан, пришлось идти в 9-10 класс. Начал заниматься в авиаклуб и понял, что если служить, то в авиации. Но хронический отит закрыл дорогу в пилоты. Так что поступил в Калининградское военно-техническое училище (КВАТУ), стал авиационным техником.

- Советская армия разочаровала?

- Нет, почему? Хотя с дедовщиной ещё в училище столкнулся, но воспринял это как школу жизни… Почувствовал свой внутренний стержень. А вообще, мне учёба очень важное чувство дала – чувство родины. В казармах были выходцы со всего СССР, каждый рассказывал о своей малой родине. Грузины превозносили свои горы, казахи с трепетом вспоминали о родных степях. Я же понял ценность и особенность Псковщины, почувствовал, что имею отношение и к княгине Ольге, и к Александру Невскому, и к моей любимой исторической фигуре – князю Довмонту. Я считаю, что это самый «правильный» псковский князь. Кстати, с интереса к княгине Ольге, с версий о её скандинавском происхождении, наверное, всё-таки и начался мой путь в викинги.

А служили мы хорошо. Я после училища оказался в Эстонии, в Тарту, на базе дальней авиации. До сих пор поражаюсь, какие умные и независимые люди там подобрались. Дух офицерского братства сильно походил на тот, что был у Белой армии. Такой, как я его себе представлял. Кстати, служил под началом Джохара Дудаева, бывшего президента непризнанной Чеченской Республики. Хороший был офицер, лётчик, ни о какой политической деятельности он тогда и не помышлял. Сослуживцы его очень уважали, хотя он и держал дистанцию, дружбы большой ни с кем не водил.

Чего не жаль для победы?

- С Дудаевым понятно, а вот как вы 90-е пережили?

- В 1992 году после вывода наших войск из Прибалтики я оказался на родине, на аэродроме в Крестах. Потом поступил в Москву, в Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского - ту самую, что в своё время окончил Юрий Гагарин. Если где и разочаровался в офицерской карьере, то в Москве. В кого угодно превращались там воины – в администраторов, в чиновников… Расти честным путём, казалось, просто невозможно. Зато в Москве вернулся к живописи: познакомился с художниками, выставлявшими свои картины на Старом Арбате, сам выставил некоторые из своих работ. Заинтересовался славяно-горицкой борьбой, которую тогда буквально по крупинке восстанавливал Александр Белов, председатель федерации этой борьбы. В лихие 90-е нелишним оказалось: как-то при попытке ограбления отправил одного на больничную койку. Долго со мной потом разбирались, но полностью оправдали. Правда, позже из армии я всё равно ушёл: опять не смог пойти на компромисс.

- А «Хельгу» как придумали?

- Идея родилась в августе 2009 года, на одном из фестивалей эпохи раннего Средневековья в Липецке. Но очень хотелось связать его с конкретной исторической личностью, с конкретным историческим местом. Местом выбрал Выбуты,  а личностью - Ольгу, которая, к слову, была очень толерантным политиком. Во всяком случае, став христианкой, гонений на язычников не устраивала. Оставалось только найти единомышленников и сподвижников. Это было нелегко. И до сих пор всё даётся нелегко…

- Да, как это вы без государственной поддержки выживаете? Другие организаторы исторических фестивалей постоянно сетуют: развиваем событийный туризм в области, а никто не помогает…

- Вы какой первый вопрос мне задали? Что значит жить как викинг? А то и значит: не сетовать, не жаловаться, не ждать, а просто делать, воплощать задуманное. Благодаря или вопреки всему. Это удел мужчины, путь викинга. Благородное начинание обязательно победит. И, как сказал великий исландский скальд Х века Эгиль Скаллагримсон, перегрызая горло врагу в поединке: «И не жаль зубов мне для такой победы!»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах