94

«Судьбу определил Ван Клиберн». Почему быть музыкантом стало непрестижно?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. "АиФ - Карелия" 26/01/2011

В канун праздничной даты Виктор Абрамов рассказал газете о студентах, живописи и симпатии к железной дороге. 

Ученик превзошёл учителя

- Виктор Эммануилович, а когда вы поняли, что будете именно пианистом?

- Когда в семь лет я пришёл учиться в общеобразовательную школу, там был кружок рояля. Я пошёл учиться в этот кружок, естественно, по настоянию родителей, поскольку сам классическую музыку знал очень плохо и очень редко её слышал, правда, слушал по радио и на пластинках. В основном это были вокальные сочинения - романсы, арии, песни, фрагменты опер.  Но, учась в кружке игры на рояле, совершенно не собирался становиться музыкантом. Я обожал железную дорогу и путешествовать. Очень часто ходил на станцию наблюдать, как поезда движутся туда-сюда, как сортируют вагоны. Пытался и рисовать, например, копию с картины О. Редона «Глаз как шар» - правда, получилось своё какое-то произведение.  Когда мне было где-то одиннадцать-двенадцать лет, состоялся Первый конкурс им. П.И. Чайковского, на котором победил Ван Клиберн. И вот тогда я с большим интересом слушал все передачи с конкурса (телевизора тогда не было) и бежал скорее в магазин, чтобы купить пластинки с его записями. Особенно мне нравился третий концерт Рахманинова и первый концерт Чайковского. И можно сказать, что Клиберн повлиял на выбор моей профессии. Поэтому я поступил сначала в музыкальную школу, а в 14 лет - уже в музыкальное училище.

 - Сорок лет - это очень большой срок. Вы помните своего первого ученика?

- Безусловно. Моя первая ученица, Светлана Михайловна Кулюкина, работает уже много лет в Мурманском музыкальном училище. Всего же я воспитал больше ста пианистов. Некоторые находятся вне пределов досягаемости: живут в других странах - Украине, Германии, Австралии. Но с некоторыми поддерживаю долгие годы хорошие, тёплые отношения. У меня был совершенно замечательный ученик, который, к сожалению, умер два года назад. Он жил в Санкт-Петербурге. Это пианист-виртуоз Михаил Юрьевич Аптекман, который получил звание заслуженного артиста России задолго до меня. У него был потрясающий слух и блестящая техника: он оканчивал консерваторию с рапсодией на тему Паганини Рахманинова! Но выбрал себе немножко другую стезю. Долгое время он работал с знаменитой певицей Мариинского театра Галиной Каревой, с Аллой Баяновой, которой в своё время Вертинский дал путевку в жизнь. Он был совершенно уникальным аккомпаниатор, который мог исполнять с равным успехом и классику, и эстраду.

 Непрестижная профессия

- Скажите, изменилось ли в обществе отношение к преподавателю музыки за последние сорок лет?

- Не только к преподавателю, но и вообще к музыке и культуре очень изменилось. И я бы сказал, что это произошло в последние двадцать лет. Профессия стала непрестижной. Сейчас престижно не то, что духовно, а то, что даёт материальную уверенность. При этом разрыв между так называемыми «звёздами» (я не люблю это слово), как, например, Мацуев, Луганский, Березовский, которые получают громадные деньги за концерты, и пианистами «второй руки», которые за то же самое получают гроши, очень велик. И частенько последние играют не хуже, чем пианисты первого класса. Но они не попали в этот первый эшелон и поэтому влачат полунищенское существование. Самое грустное заключается в том, что детей не очень охотно родители отдают в музыкальные школы. Эта проблема и в училищах: даже тех, кто закончил музыкальную школу и мог бы учиться дальше, родители часто отговаривают идти по этой специальности и отправляют на бухгалтера, юриста… на ту специальность, которая может принести доход.

 - Вы ведёте активную концертную деятельность. В каких городах публика оказывает наиболее тёплый прием?

- В последние годы интерес к музыке, к сожалению, упал. Все музыкальные организации: и филармонии, и училища, колледжи - находятся в таком финансовом положении, что лишь бы свести концы с концами, оплатить счета за отопление и выплатить зарплату педагогам. На большее очень редко что-то остаётся. В те годы, когда финансовое положение было лучше, действительно можно было говорить о развернутой концертной деятельности. Было достаточно много поездок в Иваново, Тверь, Мурманск, Вологду, Сыктывкар, Череповец, Архангельск. Сейчас всё это до минимума сокращено. В последнее время появилась Финляндия, вдруг стали меня приглашать в консерваторию Йоэнсуу, где я уже сыграл два сольных концерта и дал мастер-классы. В прошлом году я подготовил программу к 200-летию со дня рождения Шумана, одного из моих любимых композиторов, и эту программу исполнил в Мурманской филармонии и в Финляндии. Принимали очень хорошо и там, и там. Я вообще путешествовать чрезвычайно люблю. Каждое лето мы всегда куда-нибудь ездим: в Крым, Турцию, Германию, Париж. В таких поездках обязательно посещаем музей изобразительных искусств. Я вообще неравнодушен к живописи. У меня дома масса художественных альбомов, которые в основном привезены из-за границы. Я обожаю Сальвадора Дали. Но это не мешает мне не меньше обожать Дюрера, Босха, импрессионистов. Как-то попал на выставку совсем современной… нельзя сказать, что это живопись, потому что там были предметы. И вот такое произведение искусства: на расстоянии двух метров друг от друга стоят 5 автомобильных аккумуляторов. И это называется художественным произведением. Я посмотрел на эти аккумуляторы, но, честно говоря, не понял, что художник этим хочет сказать. Возникает иногда ощущение, что тебя просто дурачат.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах