49

Почему мы теряем спорт высоких достижений?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. "АиФ - Псков" 07/04/2010

Но мало кто знает, что в его успехах есть немалая заслуга и его супруги – Нины Николаевны Ивановой, которая всё это время была не только хранительницей их домашнего очага, но и коллегой. Как и Валерий Александрович, она окончила институт имени Лесгафта (СПб), приехала в Псков по распределению, и после этого вся их долгая совместная жизнь была подчинена одному: воспитанию юных спортсменов. Они и теперь работают вместе, представляя по-своему уникальный творческий дуэт.

Наш корреспондент побывал у них в гостях. Было любопытно узнать: насколько реально участие псковичей в стартах 2012 года, когда Лондон станет столицей летних Олимпийских игр.

Один на сто тысяч

- Теоретически всё возможно, но на практике этот шанс чрезвычайно мал. Он практически стремится к нулю, - убеждён Валерий Прокопенко. - К сожалению, пока у нас строили новое капиталистическое общество, совершенно забыли, что спорт высших достижений - отрасль чрезвычайно затратная. И главное: для того, чтобы воспитать чемпиона, нужно время. В среднем, если брать парня или девушку в возрасте 14-15 лет, то на это потребуется не меньше 10 лет, чтобы к 25-27 годам они сумели показать высший результат. Мировая практика показывает: олимпийский чемпион приходится на 100 тысяч рядовых спортсменов. Но его ведь нужно ещё найти, поэтому прежде чем начать работать с талантливым ребёнком, нужно отсмотреть не одну тысячу. В советское время существовала целая система отбора. Например, Нину Николаевну ещё школьницей заметили на областных соревнованиях, где она сдавала нормы ГТО.

- Именно так и было, - подтверждает Нина Иванова. - На «машинке» мы бегали, метали гранату, подтягивались. Туда же приходили тренеры из спортивных школ города, которые высматривали способных ребят, подходящих по антропологическим данным. После этого уже следовало приглашение заняться тем или иным видом спорта. На меня обратил внимание тренер из школы по академической гребле. Потом была секция, а дальше уже институт. К сожалению, такой практики давно нет. Как нет и самой тренерской школы: вынуждена признать, что сейчас я, наверное, самая молодая из тех, кто работает здесь (улыбается). И это не упрёк руководству школы, но кто пойдёт на ставку в 3,5 тысячи? Одной нашей «академичке» уже далеко за 70, другой - и того больше. Они вынуждены работать, так как пенсия у них маленькая. Понятно, что опыт у них огромный, но кому его передавать? Молодые специалисты не идут.

Валерий Прокопенко с супругой полностью согласен: «Была ещё и система работы с тренерскими кадрами. Помню, когда я приехал  в Псков с «золотым» дипломом Лесгафта, то сразу пришёл к Василию Дмитриевичу Баталову, тогдашнему председателю городского спорткомитета. Это был фронтовик, сапёр, у него было тяжёлое ранение ноги, но у него было чутьё, и он понимал: не вложив ничего, ничего не добьёшься. Взял он меня сразу. Поселил в спортивное общежитие, а уже через год была выделена квартира. К тому же в нашем виде спорта и в наших широтах зимой нужно выезжать на сборы, иначе просто теряются навыки. И мы ездили: Ростов, Поти… Транспорт для перевозки лодок выделялся без разговоров. Это кажется мелочью, но в спорте больших достижений их быть не может».

Дорогая лёгкость

- Вы уже упомянули, что ваш вид спорта - один из самых затратных. Какова же цена всех подготовительных вопросов?

- Затратный – это мягко сказано. Самая дешёвая лодка (каталожная цена) стоит не менее 140 тысяч рублей. Не говоря уже о вёслах: каждое из них - по $1,5 тысяч. Меня могут назвать ворчуном, но когда мы готовились к чемпионату мира, у нас была возможность работать прямо на заводе, где мы построили на то время самую лёгкую лодку: когда перед главным стартом прошло контрольное взвешивание, то наша «четвёрка» оказалось на 4 (!) кг легче лодки наших соперников, - вспоминает Валерий Александрович.

- Наши дочки (Катя и Настя) сейчас живут в штатах, где по-прежнему занимаются греблей. Что и понятно: девчонки выросли в лодке, а когда представилась возможность тренироваться по-настоящему, сделали свой выбор. Катя окончила Массачусетский университет и работает со школьниками. А Настя ещё учится в Лузвельском университете (Кентукки) и одновременно тренируется: она загребная в «восьмёрке». Те, кто занимается спортом по-настоящему, получают стипендию (skalorship), не говоря уже о том, что они не платят за учёбу, питание и прочее, - добавляет Нина Николаевна.

Китайский секрет

- Валерий Александрович, и вы, наверное, получали приглашения за границу?

- Было, но я отказался. Мой однокашник ещё по учебе в институте Лесгафта согласился: полтора года он работал в Шанхае (это было накануне пекинской Олимпиады). А когда вернулся, то признался: они выиграют её на 100%. Так и получилось.

- В чём секрет китайских спортсменов?

- Секрета нет: они взяли нашу, советскую систему отбора и подготовки спортсменов. И без высоких технологий не обошлось (я имею в виду всю экипировку, сам спортивный инвентарь), поэтому результат получился вполне закономерный, - считает тренер.

А Нина Иванова добавляет: «Когда в прошлом году мы летали к детям в гости, то к Валерию Александровичу обратилась администрация школы, где преподаёт Катя, с просьбой провести мастер-класс. Ребята, с которыми позанимался муж, потом признались: мы поняли, что такое настоящий «академик».

Сейчас в нашей школе занимается около 400 ребят. Зачастую это студенты, школьники. Многие из них уже работают, поэтому гребля для них просто увлечение. Да, это тяжёлый вид. При этом сегодня трудно создать систему мотиваций… Но я уверена: занятия спортом могут решить ряд социальных проблем. Зачем вкладывать огромные деньги в борьбу с наркоманией? Лучше эти средства отдать спортивным школам, их воспитанникам – тем, кто, может быть, завтра, несмотря ни на что, станет олимпийским чемпионом».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах