156

Задавиться и обленеть. На каком языке говорят современные псковичи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Псков 16/06/2021

В начале июня Яндекс составил списки «региональных слов». И для Псковской области результат был весьма неожиданный. «АиФ-Псков» узнал у доцента ПсковГУ Натальи Большаковой, насколько речь современных псковичей богата регионализмами, могут ли новые слова появляться сегодня и что влияет на наш словарный запас.

Игра в слова

- На первый взгляд в списке Яндекса нет ничего специфически псковского: «задавиться», «кнопочник», «насмотреть», «обленеть», «поделие», «сморода». А как вы его оцениваете, как лингвист? Насколько он репрезентативен?

- Действительно, такую акцию Яндекс провел в связи с Днем русского языка. Ее куратор – известный специалист из Института русского языка им. В. В. Виноградова, который часто выступает на канале «Культура», причем не просто что-либо комментирует, а организует своеобразную интеллектуальную игру в слова – и это бывает оригинально и интересно. Так и с акцией Яндекса. Идея мне понравилась, и предварительное интернет-исследование проведено корректно. Парадоксально то, к каким результатам оно привело и как было использовано.

Сначала – о результатах. Согласна, что список не вполне совпадает с представлением о псковизмах. Как диалектолог, я принимаю слова сморода и обленеть. Действительно, в псковских говорах они широко представлены, и допускаю, что перешли в городскую разговорную речь из диалектной. Глагол задавиться скорее ассоциируется с ситуацией лишения себя жизни – «повеситься», хотя и значение «подавиться» в псковских говорах отмечено. Слова поделие и кнопочник – не из диалектной речи, а результаты словообразования в разговорной речи: кнопочник от кнопочный телефон (как, например, подъемник от подъемный механизм); поделие – скорее всего совмещение (как говорят, контаминация) двух слов изделие и поделка.

А что касается репрезентативности, если понимать под этим словом характерность для региона, то в этой выборке она равна примерно 60%. Я смотрела материалы по другим регионам, думаю, что результаты сходные.

От акции у меня еще несколько впечатлений. С одной стороны, она должна была показать, как разнообразен и гибок русский язык, какие у него есть мощные ресурсы выражения экспрессии. При этом говорящему вовсе не требуется переходить грань дозволенного. Разговорный дискурс дает простор словотворчеству. Смотрите, какие яркие словечки попали в общий словарь регионализмов: скоропорт, ездыкать, завертон и многие другие.

И последнее. О снятых по материалам роликах, когда двое молодых людей городского вида (несколько гламурных) должны отгадать значение таких «региональных» слов без примеров их употребления. Во-первых, в естественной ситуации мы так словами не пользуемся, мы их употребляем в предложениях. Во-вторых, ролевая игра в языковую интуицию превратилась в «угадайку». Мне кажется, можно было бы включить элемент ассоциативного рассуждения, получилось бы умнее, а так все свелось к большому «приколу».

Язык улиц

- Региональные слова — это наследие диалектов, или они могут появляться и сегодня? Если да, то как именно и от чего это зависит?

- Это явление неоднородное. Тот факт, что результаты проведенного Яндексом исследования получились малоубедительными, показывает, что не выработаны еще надежные методы анализа в рамках такого нового направления, как «региональная лингвистика», что не мешает, правда, проведению самих исследований.

Пока не разработана теоретическая база, сама «региональность» может пониматься по-разному в зависимости от языковой ситуации в регионе. Вошедший в науку термин «региолект» как региональная разновидность литературного языка тоже наполняется неоднородным содержанием. Иначе говоря, мы наблюдаем становление нового направления в социолингвистике (или в регионоведении?), а результатов следует ждать от локальных исследований, например, псковских регионализмов.

Показательнее будет сравнительный анализ, но не всероссийского масштаба, как в акции, а в пределах относительной географической близости, например, Псков – Новгород, Вологда – Архангельск.

- Насколько вообще сегодня речь современных псковичей богата регионализмами?

- На этот вопрос я могу ответить исходя из собственного опыта наблюдений над городской речью Пскова. В конце 1990-х годов и в самом начале 2000-х мы вместе со школьниками Гуманитарного лицея (я руководила там проблемной группой), затем со студентами нашего университета записывали речь в городской среде: в магазине, на рынке, в автобусе – где придется. При этом не проводилось анкетирования, каких-либо опросов. Наблюдатель, не обнаруживая себя, инкогнито, «подслушивал» короткие разговоры, как правило, незнакомых людей. Так появился небольшой словарик, он опубликован вместе с описанием этого небольшого проекта.

Из чего состоит этот словарь? Поскольку нас интересуют бесспорно местные слова, то это, конечно, слова диалектного происхождения: вертать (Чего пришёл? Нет его! Вертай назад! Нечего шляться), вобраться (Конфет купила на три дня, а внук вобрался в конфеты и всё съел.), дочуша (Садитесь, пожалуйста. – Не, сиди, дочуш. Я выхожу). Надо сказать, что такой лексики очень мало, записаны лишь отдельные высказывания от женщин пожилого возраста.

Основную часть составляют экспрессивная лексика, о региональном характере которой судить трудно.

В целом можно сказать, что общий речевой фон в городе – это литературная разговорная речь, несколько сниженная из-за ее эмоционально-экспрессивного характера. При этом ни фонетика, в том числе интонация, ни грамматика не выделяют псковичей в общем городском дискурсе.

Но мы не изучали речь внутри каких-либо объединений: профессиональных, корпоративных и других. У нас в университете есть специалисты по жаргонологии – это Татьяна Геннадьевна Никитина, известный автор многочисленных словарей; Вадим Константинович Андреев, много занимающийся изучением языка молодежных субкультур.

Псковская школа

- Писатель Евгений Водолазкин в 2020 году заявил, что ПсковГУ стоило бы сделать акцент на развитии гуманитарных наук, филологии. Якобы, это могло бы сделать город привлекательнее, превратить его в аналог европейских университетских городов. Разделяете ли вы это мнение?

- Эта идея мне близка. На роль европейского университетского города Псков подходит как никакой другой. В нем нет и, видимо, уже не будет никакой промышленности, что в положительном смысле влияет на экологию. И дальше можно перечислять многие другие достоинства Пскова: его пограничный характер и местоположение именно на западном порубежье, конечно, его славная история и неповторимый облик, его высокий уровень письменной культуры начиная от средневековья, его современная интеллигентная среда. И, конечно, университет, который переживал непростые времена и, хочется надеяться, имеет будущее.

Относительная близость к двум столицам уводит какую-то часть молодежи из города, но остающееся студенчество – это интеллектуальная и культурная элита молодежной среды. Об этом могу судить и по нашим студентам-филологам. Видимо, все это имеет в виду писатель.

Препятствия надо искать в экономике и политической воле. Если государству нужен такой оазис интеллектуальной культуры, то он бы мог быть здесь. Кроме того, филология – не «рыночная» сфера, она сама себя не прокормит, а тем более не даст дохода. Псков – исторически торговый перекресток, что очень сильно повлияло на его лицо и способствовало его развитию в прошлом. Поэтому оптимистическая реальность скорее всего ведет к развитию туризма и сопутствующей этому инфраструктуры.

- Как сегодня на ваш взгляд в Пскове развиваются науки, в которых вы специализируетесь — лингвистика, филология? Можно ли говорить о какой-то «псковской школе»?

- Научная школа – емкое понятие. Это не только научное направление со своей системой взглядов. Как в любой школе есть учителя и ученики, научная школа предполагает сообщество специалистов, которые придерживаются определенных идейных принципов в исследовании, в научной этике.

Все это невозможно создать по плану. Школы всегда имеют свою историю и характеризуются преемственностью. Принадлежность к научной школе очень важна для молодого ученого: он чувствует защищенность и знает, в каком направлении развиваться.

А теперь пришла очередь ответа на вопрос о том, есть ли «псковская школа». Если взять литературоведение, то, несмотря на то, что на кафедре далеко не все преподаватели – псковичи по происхождению, очень высок авторитет псковского профессора Евгения Александровича Маймина – крупного ученого, просветителя, столетний юбилей которого будет отмечаться осенью этого года.

Лингвистика в Пскове сложилась главным образом вокруг «Псковского областного словаря с историческими данными», в составлении которого псковичи участвуют наравне с диалектологами из Санкт-Петербургского университета. Словарь, который был задуман профессором Борисом Александровичем Лариным, вырастил не одно поколение лингвистов и в Пскове, и в Петербурге.

Особенность сегодняшнего дня в том, что у обеих школ уже нет в живых лидера, но идеи живут дольше, чем люди. Филология в Пскове, таким образом, выросла на классических традициях российской научной школы и, как я думаю, продолжает их развивать.

Досье
Наталья Валентиновна Большакова почти всю жизнь живет в Пскове. В 1973 году окончила филологический факультет ПГПИ им. С. М. Кирова, в 1982 году - аспирантуру в ЛГУ. В 1973-1976 годах работала в школе учителем русского языка и литературы. С 1976 года работает в ПсковГУ. С 2003 года является заведующей научно-образовательной лабораторией региональных филологических исследований. Кандидат филологических наук, доцент.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах