833

На каторгу в Опочку. Ссыльных дагестанцев кормили на 10 копеек в день

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Псков 23/05/2018

В конце XIX века после крупного восстания на Кавказе, которое произошло во время русско-турецкой войны, сюда были сосланы 900 мятежных горцев, в основном - из лакского села Кази-Кумух, что в Дагестане.

После бунта

Мы узнали об этом от нашего читателя Гаджи Ибрагимова, чей предок тоже оказался в числе ссыльных. Сам Гаджи живёт на Псковщине уже несколько десятков лет – с тех пор, как в начале семидесятых женился на русской девушке из Нового Изборска.

Фото: АиФ

«В 1877 году в моем родном селении Кази-Кумух, что в Дагестане, вспыхнул бунт против местных богатеев, которые ущемляли простой народ так, что хуже некуда. Не давали развернуться, всё было прихвачено. В бунте участвовал и мой прапрадед. Соседние районы поддержали это восстание», - рассказал он.

Дальше события развивались трагично. В детстве Гаджи слышал от старших родственников, что русских солдат, которые стояли гарнизоном в Кази-Кумухской крепости, удалось уговорить сложить оружие и уйти. И что единственным погибшим при этом оказался русский офицер, отказавшийся пойти на компромисс, после чего его сбросили в пропасть.

Но исторические документы свидетельствуют, что лакские повстанцы напали на русскую крепость рано утром и взяли её штурмом. При этом убили начальника крепости, царского офицера Шапи Гаджиева (он, кстати говоря, был односельчанином бунтовщиков), начальника Кази-Кумухского округа полковника Чембера и всех остальных защитников крепости и членов их семей. В живых остались лишь жена полковника и его восемнадцатилетняя дочь. Их взяли в заложники.

Словом, как бы то ни было, но после подавления восстания царские власти не стали церемониться с бунтовщиками. Кого-то из них казнили, но большую часть было решено выслать вместе с семьями в Сибирь и на Северо-Запад России – в село Медведь Новгородской области и псковскую Опочку.

Таким образом, зимой 1878 года население Опочки одномоментно увеличилось почти на 900 человек. Жили горцы в специально подготовленных казармах на полном казённом обеспечении. В результате тяжёлого переезда, распространения тифа, скученности, безработицы за первые 2,5 года пребывания на псковской земле умерло более 350 переселенцев.

Сама ссылка длилась несколько лет. Лишь в 1883 году по случаю коронации Александра III была объявлена амнистия, и все, кто остался жив, вернулись обратно на Кавказ. К слову, революционер и писатель, один из зачинателей лакской литературы Саид Габиев родился в 1882 году именно в Опочке.

Вареники с крапивой

Впрочем, некоторым из ссыльных повезло. Например, на одном из дагестанских сайтов мы нашли такие воспоминания одного из местных жителей о своём прадеде по материнской линии:

«Магомед был сослан в Псковскую губернию, город Опочка. Был отдан в работники очень богатому и доброму барину, которого звали Михаилом Николаевичем. Тот сразу полюбил Магомеда за его честность, смелость, трудолюбие, порядочность. Магомед стал своим  человеком в семье барина. Там он познакомился с Ибрагимом из Кумуха, тоже сосланным за активное участие в восстании, отцом будущего известного революционера Саида Габиева.

Всем работающим ссыльным платили деньги, и за годы работы у барина Магомед заработал хорошие деньги. Когда он был освобожден по амнистии, то решил остаться на несколько лет у барина, чтобы заработать ещё больше денег».

Повезло и предкам нашего читателя Гаджи Ибрагимова.

 «Как-то опочецкий наместник узнал, что моя прапрабабушка изумительно готовит национальные блюда, и попросил её это продемонстрировать. Она приготовила вареники с крапивой, которые до сих пор у нас с супругой – фирменное семейное блюдо. При том, что она русская. Наместник был очень впечатлён кулинарными талантами прапрабабушки, и впоследствии это помогло нашей семье. Ведь когда царь разрешил ссыльным вернуться домой, то встал вопрос, как добираться до Дагестана. Расстояние-то огромное, две с половиной тысяч километров! Но благодаря прапрабабушке наместник выдал сопроводительный документ, чтобы их семье меняли лошадей на почтовых станциях до самого Дагестана. Так они и доехали живыми и здоровыми с моим маленьким прадедом. Благодаря этому наш род сохранился», - подчеркнул он.   

Любопытно, что сам Гаджи узнал об этой семейной легенде уже после того, как переехал в Псковскую область на малую родину своей жены.

«Когда уже после женитьбы я приехал в Дагестан в свой первый отпуск навестить родных, то пришёл в гости к двоюродному старшему брату. В этот момент у него были гости, он им и говорит: познакомьтесь, это мой брат, «добровольно ссыльный» в Псковскую губернию. Я в ответ: брат, какое «добровольно», какая «ссылка», я сам принял решение переехать туда! Вот тогда он и рассказал мне эту семейную историю про прапрадеда и прапрабабушку», - вспоминает Гаджи.

Кстати, уже на псковской земле он познакомился со своей землячкой и односельчанкой Любовью (Рукижат) Джалаловной Сулеймановой, супругой легендарного Семёна Степановича Гейченко, которая тоже родом - из древнего лакского селения Кази-Кумух.

Осталась лишь память…

«Однажды мы поехали в Пушкинские Горы, и там мне сказали, что, мол, у директора Пушкинского музея-заповедника Семёна Гейченко супруга – дагестанка, твоя односельчанка. Я сначала не поверил, но всё же сразу же пошёл к их дому и постучался. Дверь открылась, вышла пожилая женщина, по внешности – южанка. Я: вы дагестанка? Она: да. Оттуда-то? Оттуда-то. После этого мы перешли на родной язык и дальше уже на нём разговаривали. В частности, она рассказала, что в своё время Гейченко и Расул Гамзатов очень плотно занимались темой ссыльных дагестанцев и даже искали в Опочке мусульманское кладбище».  

Об этом можно прочитать и в одной из книг Семёна Гейченко, которая называется «Завет внуку».

«В 1878 году в Опочку была сослана по распоряжению царского правительства большая группа дагестанцев за возмущение и бунт против царской власти, - писал он. - Ссыльные со своими семьями прибыли в огромном товарном поезде на заснеженную станцию Остров, откуда на санях и пешком в сопровождении караульных солдат они были отправлены в Опочку. Женщины, старики, дети шли по Киевскому тракту, пугая местное население своим видом, костюмами, непонятной речью, стражей, сопровождавшей арестантов.

Видя изголодавшихся людей, местные жители подносили им кто краюху хлеба, кто кувшин молока… Арестантов поселили в солдатской казарме и манеже здешней воинской части. Более трех лет испытывали они здесь адские муки. Голые, босые, нищие. По распоряжению правительства каждому ссыльному отпускалось на всё про всё по 10 копеек в день!.. И началась гибель дагестанцев. В Опочке появилось специальное дагестанское кладбище…

Передовые люди Псковщины стали хлопотать об улучшении жизни сосланных. Принимал в этом деятельное участие и сын Пушкина Григорий Александрович, живший в то время в Михайловском».

И нельзя не отметить тот факт, что мама Любови Джалаловны родилась… да-да, в Опочке, в семье ссыльных дагестанцев в 1883 году. Так, что потом её называли на родине Урус Шамай (русская Шамай).

«Тогда же, во время первой и последней встречи с женой Гейченко я узнал, что ему удалось собрать целый архив с информацией о сосланных в Опочку дагестанцах. Сейчас очень жалею, что не попросил тогда разрешения ознакомиться с этими документами, - вздыхает Гаджи. – Потом они, наверно, перешли по наследству их дочери Татьяне. Но где её искать, я не знаю».

В свою очередь, при подготовке этого материала мы обратились в Опочецкий краеведческий музей с вопросом, сохранилось ли хоть какая-то память о ссыльных из Дагестана. Нам ответили, что сохранилась лишь память о самом этом факте, но никаких документов и фотографий не осталось. И даже неизвестно, в каком именно месте располагалось то самое мусульманское кладбище, где нашли свой последний приют сотни мятежных горцев.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах