13

В колбасе лишь 40% от цены самой колбасы

И невдомёк ему, что на ценниках — не цифры, а последствия настоящей торговой «войны» — между производителями и компаниями-продавцами.

«АиФ» уже много раз приводил факты, доказывающие, что именно невмешательство государства в политику ценообразования приводит к тому, что в купленной колбасе стоимость самой колбасы не более 40%. Остальное — различные наценки и бонусы тех, кто имеет отношение к цепочке «сырьё — готовое изделие на прилавке». Если всё так зашло далеко, может, уже пора вводить госрегулирование цен? И что оно даст, если его ввести именно сейчас?

Об этом мы спросили у Сергея Глазьева, экономиста, академика РАН, руководителя Национального института развития, директора Института новой экономики Государственного университета управления, министра внешнеэкономических связей (в нач. 90-х гг.), депутата ГД трёх созывов.

— Закон о госрегулировании цен, одним из авторов которого я являюсь, трижды вносился в Госдуму. Но Мин-экономразвития, в то время увлечённое либеральной мифологией, «вставляло ему палки в колёса». Вот начался кризис. Глава государства заявил, что подобный закон необходим.

Его принятие позволит за 2,5-3 года снизить стоимость, к примеру, товаров народного потребления в среднем в 1,5 раза. Уже подготовлено два законопроекта о ценообразовании, но они во многом противоречат друг другу. Какой же должна быть реальная цель закона о ценах?

Честная упаковка

Во-первых, следует обратить особое внимание на розничные торговые сети. Именно здесь самые масштабные злоупотребления, которые уже приводили и ещё приведут к большим негативным социальным последствиям. Сравните: сколько стоит молоко у фермера и на прилавке. Разница — пятикратная. Овощи народу достаются в 10 раз дороже того, почём их закупают у производителя, а мясо — втридорога.

Те, кто пытается внушить, будто госрегулирование цен приведёт к дефициту товаров, мягко говоря, лукавят. Даже в США — стране с самой либеральной экономикой, в Японии, да везде в мире цены регулируются государством. Конечно, не в буквальном — ручном режиме. В Америке, к примеру, действует правовая система регулирования цен на социально значимые товары, а также в тех секторах, где ограничена конкуренция. Например, в период бурного роста цен на нефтепродукты были введены жёсткие ограничения цен на бензин и дизтопливо.

Только процесс этот не отменяет рыночные отношения в экономике, если всё организовать по уму, конечно. Ведь речь идёт не о «спущенных сверху» административным путём точных цифрах для ценников, а о регулировании через ту составную часть цены, которую называют добавленной стоимостью. То есть торговая наценка не отменяется полностью. Но укладывается в рамки 10-15%. Не больше. А сейчас наценки доходят аж до 300%!

Отмечу, что в каком-то виде госрегулирование цен в нашей стране уже существует. Например, есть минимальная цена на водку. Но здесь скорее защищаются интересы производителей, а не покупателей.

Государством установлена максимальная наценка на некоторые виды лекарств. Это очень полезная мера, только на всех её не хватает. Тем, кто не попал в список «некоторых», ничто не мешает сейчас взвинчивать цены на лекарства в десятки, а то и в сотни раз.

Это лишь точечные меры. А нужен именно закон федерального уровня. Иначе так и будет продолжаться: региональные власти будут предпринимать попытки регулировать цены, прокуратура по запросу торговых компаний будет их пресекать. Так уже было, к примеру, во время ввода «заморозки» цен на социально значимые продукты. Ведь до того, как её централизованно ввели по всей стране, некоторые регионы пытались ввести её на своей территории.

Да, это было грубым, жёстким, но вынужденным шагом. В тот момент это было правильно. Но даже «госзаморозка» действовала лишь короткий срок. А потом цены стали навёрстывать упущенное. После отмены «заморозки» уже никто не мешал монополизму, который расцвёл в России бурным цветом. И розничные сети тоже стали монополистами. А пока у них нет конкурентов, пока нет необходимого закона, они будут продолжать злоупотреблять своим доминирующим положением на рынке.

Если мы хотим стабильно

Низких цен на продовольствие, соответствующих реальной себестоимости, необходимо давать возможность товаропроизводителям не только перерабатывать свою продукцию, но и продавать её.

Большинство производителей продуктов питания жалуются, что не могут продать свою продукцию. Условия торговли в нашей стране буквально вынуждают их реализовывать товар через торговые сети. Поэтому в законе о ценах надо обязательно предусмотреть условия, позволяющие непосредственно производителям участвовать в рыночном процессе. К примеру, один из способов реализации этой идеи — разрешить им самим устанавливать конечные цены (те, по которым уже будем покупать их товар в магазине мы с вами) и указывать их на упаковке товара.

Чубайс обманул?

Только сам факт принятия закона ничего не изменит. Он наделает много шума в прессе — и только. А вот чтобы реальное уменьшение сумм, потраченных на покупку продуктов, увидели простые российские семьи, нужно отстроить целую систему, включая внесение корректировок в уже существующую схему госрегулирования тарифов на электроэнергию для населения. К чему их «регулирование» привело сейчас? К тому, что государство согласилось с лоббистами и эти тарифы пятикратно (!) повысили. А ведь Чубайс, будучи главой РАО ЕЭС, в Думе во всеуслышание заявлял, что реформа отрасли исключит наличие в тарифах инвестиционной составляющей. То есть бабушкам, оплачивая квитанции за свет, не придётся отдавать свою пенсию за то, что кто-то довёл отрасль до полуобморочного состояния и теперь ему срочно понадобились деньги на восстановление энергомощностей, без которых страна зимой просто замёрзнет. Чубайс обещал, что модернизация будет проходить за счёт новых владельцев распроданного имущества РАО.

Что в итоге — наблюдает вся страна. Лучше следует приглядывать и за нефтяниками. Был громкий скандал, когда хозяева нефтяной скважины качали «чёрное золото», а в документах называли её скважинной жидкостью. И конечно, их прибыль шла мимо налоговиков. Вот кто по-настоящему государство обманывает. Вот с них и надо получать прибыль, а уж никак не со стариков, вынужденных отдавать полпенсии за хлеб и свет.

Взгляд из-за прилавка

Почему такие большие накрутки в розничной торговле? На этот вопрос «АиФ» ответили главы крупных торговых сетей.

Л. Хасис, главный исп. директор X5 Retail («Пятёрочка», «Карусель», «Перекрёсток»):

— Значительная доля востребованных товаров продаётся с небольшими наценками либо в убыток, что компенсируется другими товарами с большей наценкой. Поэтому если бы вдруг мы установили одинаковую среднюю наценку на все товары, то большая часть продуктов подорожала бы. Как правило, дорогие продукты продаются в меньших объёмах и субсидируют низкие цены на товары массового спроса. Таким образом, обеспеченная часть населения оплачивает низкие цены для пенсионеров и малообеспеченных граждан.

И. Якубсон, президент «Дикси»:

— Сетевая торговля задумана в интересах покупателей — там цены ниже, чем в одиночных магазинах или на рынках. Но есть разные виды сетей. Большие наценки — как правило, в супермаркетах премиум-класса — для тех, кому более важен сервис, чем цена. То, что у всех сетей есть возможность держать разумные цены на социально значимые товары, — бесспорно.

О. Чепикова, зам. гендиректора по операционной работе «Седьмого Континента»:

— Постулат работы любой торговой сети — добиться максимального оборота. Не сделал лучшего предложения — покупатель оставил деньги в соседней лавке. Сеть не ждёт неделями одного посетителя, готового отдать за товар втридорога. Каждый у нас, находясь в жёсткой конкуренции, отслеживает среднерыночную стоимость товара, держит минимальные цены на продукты первой необходимости.

Кстати. Разговор в магазине

Путин: А почему у вас сосиски стоят 240 рублей?!

Управляющий директор: А это, видимо, сосиски повышенного качества. Вот, есть же и по 49 рублей! Иногда мы торгуем и с отрицательной даже наценкой!

Путин: Ну, это вы уже загнули! (Смеётся.)

Управляющий директор: Да нет... (Смущается.)

Путин: Я вам могу показать ваши наценки: вот, докторская колбаса. Наценка — 52%. Давайте пройдём к свинине… (поставщику) А у вас какие отпускные цены на мясо?

Поставщик: 150-160 рублей.

Путин: Так… (вздыхает) покупаете, значит, по 160, а продаёте по 335. Накрутка 120%! Это нормально?

Управляющий директор: А что, большая надбавка?.. Завтра понизим. (Улыбается.)

Президенты у прилавка

Президент Д. Медведев в марте этого года в Туле неожиданно остановил кортеж у одного из магазинов, чтобы купить местный пряник. Он поинтересовался, сильно ли выросли за последнее время цены. Продавцы заверили, что цены выросли немного. Кстати, Медведев отказался от предложения подарить ему пряник — он передал помощнику тысячную купюру, попросив его пробить чек в кассе.

В 2005 г. тогда ещё президент В. Путин, покидая авиасалон в Жуковском, вышел из машины возле ларька с мороженым. Попросил два — клубничное и шоколадное. Необычным было то, что эта покупка в его глазах тянула на 500 руб. На сдачу он, судя по всему, не рассчитывал.

В 1996 г. Б. Ельцин покупал новогодний подарок внуку Глебу в одном из магазинов детских товаров. Он долго бродил по залу, пока не выбрал одну из пластмассовых машинок. Продавец с улыбкой назвала цену в 150 тыс. рублей (неденоминированных). Борис Николаевич опешил, поинтересовался, почему так дорого. Потом насупился и отдал деньги, которые протянули помощники. Как раз накануне он радостно сообщил о прибавке в 50 тыс. рублей пенсионерам, чья пенсия на тот момент составляла 180 тыс. неденоминированных рублей.

Позже в Орле Ельцин посетил рынок, где пил вкусную деревенскую ряженку, удивлялся изобилию дешёвых окороков, мяса, колбас. Интеллигентного вида покупатели рассказывали ему, что закупают здесь продукты чуть ли не каждый день. Но стоило президентскому кортежу отъехать, как в зал ломанулись не ряженые, а настоящие покупатели, которые под визг продавцов буквально сносили прилавки. Оказывается, таких цен, как при президенте, они никогда здесь не видели.

Комментарий эксперта

Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России:

— В 90-х гг. государство пыталось контролировать торговые надбавки. В то время для продавцов уменьшили налог на добавочную стоимость на основные продукты питания — 10% (с остального они платят 18%), чтобы цены на молоко, хлеб, мясо и т. д. для населения не поднимались слишком высоко. Плюс к этому рекомендовали не накручивать цену более чем на 20-25%. Но эти договорённости ушли в небытие — цены увеличиваются в разы, а льготный налог лишь добавляет прибыль в карман владельцев магазинов. 

Разработчик Отечественные производители, СовФед Минпромторг РФ
Статус Внесён в Госдуму Дорабатывается после визита В. Путина в магазин
Что принесёт покупателям 1. В результате ограничения торговой наценки на  продовольственные и медицинские товары, аннулирования допвыплат, которые требуют торговые сети от производителей, должны снизиться цены в  магазинах.

2. На полках появится больше отечественных продуктов, т. к.  правительство сможет ограничивать импорт.
Всё по-прежнему.
Что даст

производителям
Срок оплаты за поставку продовольствия сокращён до 3-10 дней. Это значит: его производители не будут страдать от нехватки оборотных средств и не остановят производство.

Отмена платы за начало сотрудничества с торговой сетью, за выгодное размещение товара в зале, за утилизацию испорченных товаров. Освобождение от других неправомерных выплат.
Срок оплаты продовольственных товаров остаётся большим — от 15 до 30 дней.

Не запрещаются премии и бонусы, которые торговые сети требуют от  поставщиков.
Как отразится на работе продовольственных магазинов Защищаются интересы малого и среднего бизнеса в торговле:

— супермаркетам площадью свыше 2 тыс. м2 могут ограничить время работы (например, до 19.00), чтобы покупатели шли в небольшие магазины.

— крупные компании (контролирующие свыше 35% рынка) смогут покупать новые торговые площади только с согласия ФАС.
Преимущества по-прежнему у крупных торговых сетей.

Виктория Никитина, Виктория Гудкова, Екатерина Донских, Татьяна Нетреба

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах