25360

«Что же делать». Никто не подсказал псковским «Бонни и Клайду», как выжить

Поговорить в решающий момент им оказалось «не с кем», хотя они были готовы общаться со всем миром и просили совета у всех подряд. 

Обычные псковские школьники – Денис и Катя – повздорили с родителями и сбежали из дома. Эта история, каких тысячи, наверное, никогда бы не попала на федеральные новостные ленты, если бы не трагическое стечение обстоятельств.

К тому же, подростки вели видеотрансляцию последних часов своей жизни через сервис Перископ и говорили о том, что собираются покончить с собой. 

Герои боевика

Как следует из их собственных признаний, всё началось с того, что Катя поссорилась с родителями. Она хотела переночевать у подруги, но ей не разрешили. Тогда девочка ушла из дома без спроса. Взрослые разыскали её и, по её же словам, не только побили, но и унизили.

После этого Катя сбежала из Пскова со своим другом Денисом из параллельного класса. У молодых людей был роман, который, как теперь выясняется, сильно раздражал взрослых и, по-видимому, стал причиной дополнительных излишних родительских строгостей в отношении обоих подростков.

Недолго думая, Денис забрал у своей матери банковскую карточку, и они отправились с Катей в Струги Красные – в пустующий дом (вероятно, на дачу) её отчима, спецназовца. Там они взломали один из сейфов с оружием (второй сейф им так и не поддался) и вскоре почувствовали себя чуть ли не героями боевика, а также сами начали сравнивать друг друга с легендарными Бонни и Клайдом.

Судя по всему, на третий день их обнаружили. В результате к дому подъехала полицейская машина, а дети начали обстреливать её из окна.

Не с кем поговорить

После этого полицейские убежали и начали общаться с подростками по мегафону. Школьники из своего укрытия едва могли разобрать чего от них хотят, и жалели, что у них тоже нет мегафона – чтобы ответить. Звонки полицейских по телефону действовали на подростков ещё меньше. «Они идиоты - нам звонить?» - удивлялась Катя.

При этом дети, как уже было сказано, вели прямую трансляцию происходящего в интернете, переживая, что её смотрит слишком мало человек. На записи слышно, как они просят своих знакомых вывести эту трансляцию в топ и пригласить в неё как можно больше людей: «Тогда, может быть, мы и сдадимся при вас». Ближе к финалу они умоляли своих  зрителей писать им в комментариях «хоть что-то»: «Кроме как с ментами, не с кем поговорить».

Просто бах-бах-бах

«Что же делать? - спрашивает Катя. - Времени реально мало». «Мы сидим и думаем что делать», - повторяет она.

А в ответ сверстники (одновременно в чате присутсовало всего десять человек, иногда и того меньше - шестеро) пишут ей и Денису: «крепитесь», «родители вас не простят». Кто-то даже посоветовал им прыгнуть с крыши.  

Рассуждая, что им грозит, Денис и Катя предполагают, что их посадят «лет на 25». Ещё больше того они боятся, что их убьют при штурме: «Просто бах-бах-бах – и мы трупы». Они мрачно шутят про «русские не сдаются».

В какой-то момент полицейские объявили, что у подростков осталось всего полчаса на размышления. «А выходить так не хочется… потому что это будет полный трэш», - грустно рассуждает Катя.

 

Лишили погон Дарова "Черный Дельфин"

Фото опубликовано Денис Муравьев (@denismurav)

Они вдвоём с Денисом перечисляют содеянное без надежды на прощение: они взломали дом, они испортили чужое имущество, они расстреляли машину, они прострелили ногу Катиной маме. «Мы слишком много натворили дел», - резюмируют дети.  Вдобавок они не знают, пострадал ли кто-нибудь из полицейских. Если да, то это ещё 15 лет тюрьмы – предполагает Денис. «Я не понимаю, почему полиция не действует!» - восклицает он.

С каждой минутой ожидание становится всё более невыносимым. «У  нас вообще вариков не осталось», - жалуется Катя. В итоге ей и Денису пришлось решать свою недетскую проблему самим – в глупом киношном стиле.

Кто виноват

Эти две смерти вызвали слишком много вопросов. И главный - такой же, какой вырвался вчера у Дениса: почему полиция так долго бездействовала. Почему после всего, что не так давно стало известно о подростковых суицидах, полицейские не привлекли к работе специалистов по социальным сетям.

Как выяснилось, сообщения о псковских «Бонни и Клайде» появились на новостных лентах ещё до трагической развязки. Казалось бы, знающим людям достаточно было промониторить их странички в социальных сетях, а также немедленно проверить, не ведёт ли кто-нибудь в это самое время прямых трансляций в интернете из Струг Красных Псковской области, чтобы оценить все риски.  

А в действительности среди переговорщиков на месте трагедии не оказалось даже психолога, который бы, например, предостерёг маму мальчика от необдуманных СМСок (в какой-то момент она написала ему, чтобы прекращал стрельбу, иначе ей будет не расплатиться за испорченное чужое имущество).

Даже если бы полицейские вовремя пообщались с друзьями подростков – они бы наверняка узнали про эту трансляцию и смогли хотя бы незаметно прокрасться в дом, пока дети отвлекались на общение в чате. Вместо этого полицейские поставили подростков перед непростым выбором, донельзя сократив им время на размышления. И дети свой выбор сделали.

Что делать

После трагедии в администрации Псковской области состоялось экстренное заседание комиссии по делам несовершеннолетних. Уполномоченные взрослые люди пытались понять, как получилось, что они дали погибнуть детям из формально благополучных семей, которые хорошо учились и, как казалось педагогам, не входили ни в одну группу риска. Попутно выяснилось, что педагоги из псковской школы № 24, где учились Денис и Катя, отслеживали историю их любви с мая, старались разговаривать об этом с детьми и их родителями, как могли, контролировали ситуацию и пытались на неё влиять, но почему-то не сориентировались в самый ответственный момент. 

Самое удивительное, что Жанна Ушкачёва, классная руководительница Кати, имела настолько доверительные отношения со своей ученицей, что ещё вчера утром поддерживала с ней связь в социальной сети и отчасти знала, что происходит. 

При этом она почему-то не связывалась с правоохранительными органами. Да и полицейские не подумали связаться с учителями. Хотя Жанна Ушкачёва больше чем уверена: окажись она на месте трагедии, то смогла бы зайти в дом и вывести оттуда за руки детей, а они бы не стали сопротивляться. «Они ждали, что кто-то придёт и поможет им, а никто не пришёл», - с горечью подытожила она.

Что уж там говорить, если даже псковский уполномоченный по правам ребёнка Наталия Соколова, по её же признанию, узнала о происходящем в Стругах Красных лишь из СМИ!

В своё оправдание полицейские уточнили, что мама Кати вообще не обращалась в правоохранительные органы с заявлением о пропаже дочери, а отчим Дениса начал его разыскивать только через сутки после того, как мальчик сбежал. 

В любом случае, разобщённость структур, учреждений и служб, которые должны были заниматься решением проблемы Кати и Дениса, шокирует не меньше, чем внезапная гибель детей.

Губернатор Андрей Турчак пообещал разобраться, «кто выехал на место трагедии, а кто не выехал и почему», и велел разработать чёткий алгоритм взаимодействия всех служб на случай аналогичных ЧП.

Члены комиссии говорили о том, что настала пора переформатировать работу школьных психологов и инспекторов, что назрела необходимость заняться системной переподготовкой кадров, который отвечают за детей и подростков.

«Нужна переподготовка и родителей тоже», – возмущался глава региона, отказываясь понимать, почему в день смерти девочка больше общалась со своей классной руководительницей, чем с мамой.

Уполномоченный по правам ребёнка в Псковской области Наталия Соколова считает, что надо заодно принимать меры к тому, чтобы вытаскивать детей из социальных сетей. Тем более, что на вопрос губернатора, чем Катя и Денис занимались, помимо учёбы, от их педагога последовал ответ: «Как раз ничем».

А заместитель руководителя аппарата губернатора Псковской области Роман Романов предложил создать на базе факультетов ПсковГУ, которые готовят психологов, волонтёрское движение охотников за заблудшими в интернете подростковыми душами. Чтобы не престарелых учителей заставлять мониторить социальные сети, а передоверить эту работу кому-то более продвинутому.

Первый заместитель руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Псковской области Андрей Токарев в свою очередь надеется, что резонанс, вызванный вчерашней трагедией, наконец-то возымеет действие. И что не получится, как год назад, после ЧП с подростками, которые выложили видео издевательств над своей подружкой в интернет.

Как бы то ни было, после всего, что случилось, сотрудникам правоохранительных органов придется научиться разговаривать с подростками на их языке и на тех площадках, где проводит время подрастающее поколение. А не так, как это было в Стругах Красных – из-за угла по мегафону, в то время, как вопрос жизни и смерти решался в видеочате, где такие же дети, как Денис и Катя, уверяли их, что всё кончено и не будет им прощения.  

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах