145

«Приходится любить абсурд». Александр Стройло о творческих планах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Псков 29/09/2021
«Страдание и там, и сям», - шутливо объясняет Александр Стройло название своей выставки «Достоевский и коронавирус». Фото Андрея Степанова
«Страдание и там, и сям», - шутливо объясняет Александр Стройло название своей выставки «Достоевский и коронавирус». Фото Андрея Степанова АиФ-Псков

Александр Стройло — главный художник псковского драмтеатра. А еще — автор множества издательских проектов, художник-постановщик известных фильмов, создатель памятника бойцам 6-й роты. В интервью «АиФ-Псков» он рассказал, почему ему нельзя на работу без галстука, о любви к абсурду и новых работах. Среди которых — крест на могиле Алексея Балабанова.

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

«В театре все горит постоянно»

- Ваша последняя выставка называлась «Достоевский и коронавирус». Почему такое сочетание?

- На выставке представлены какие вещи? Достоевский и коронавирус. Страдание и там, и сям.

- Вы сказали, что открытие выставка пришлось форсировать, чтобы успеть к первой части Пушкинского театрального фестиваля...

- Просто я не планировал делать эту выставку. Но в театре сказали, что надо. А в театре нельзя отказываться от работы. Поэтому она была сделана. Все работы существовали, они предназначались, может, для другой выставки, которая бы по-другому выглядела.

- Много у вас еще таких «заначек», которые можно вытащить по мере необходимости? Идей, планов?

- На год хватит, чтобы каждый день открывать. Только кому это надо?

- Но что-то же планируете?

- Все планы — это театр. Тут все горит постоянно, тлеет и с дикой скоростью шевелится.

- Интересно ли вам по-прежнему в псковском театре? Его вхождение в состав Александринки дает новые возможности, перспективы?

- Конечно! Мы должны соответствовать. Так-то мы вообще были расхоложены. А теперь то мы федеральные. Нам без галстука нельзя ходить на работу! Это хорошо начальства нет, и я себе позволил...

- А если серьезно. Больше стало новых проектов? Что-то изменилось?

- Конечно, изменилось. Во-первых, у нас большее финансирование на то, чтобы поставить нормальный спектакль. Это небо и земля. Мы совершенно в этом плане свободны и не думаем о том, как нам за три копейки сделать красиво. Мы можем спокойно истратить пять копеек.

- У вас на футболке написано «Люблю абсурд». Что имеется ввиду?

- Это фраза из пьесы и фильма «Человек из Подольска» Семена Серзина. И мы как раз ставим пьесу абсурда, даже две: «Лысую певицу» и «Сережа очень тупой». Соответственно, нам деваться некуда. Приходится любить этот абсурд. Для «Сережи тупого» я делаю и костюмы, и сценографию. А в «Лысой певице» я художник по костюмам.

«Лети как Гагарин!»

- Вы раньше много работали в кино. Есть ли сейчас какие-то идеи, проекты?

- В этом году я работаю в фильме «Рождение империи» студии «ТРИТЭ» Никиты Михалкова. Если фильм большой, то прежде, чем приступают к съемкам, год уходит на подготовительный период: выбор натуры, костюмов, всего прочего…

В театре хранятся костюмы наших исторических фильмов. Приезжали художники по костюмам, обобрали. Наши костюмы тоже будут участвовать в этом фильме. Когда начало съемок, я не спрашиваю. Режиссер картины - Алексей Нужный, который поставил фильм «Огонь».

- А среди фильмов, в работе над которыми вы принимали участие, есть любимые?

- В новом фильме Дмитрия Дмитриевича Месхиева «Хорошие девочки попадают в рай». Он начинается с моего рассказа. Я очень доволен.

- Это фильм, который так и не выйдет в широкий прокат из-за того, что там много нецензурной лексики?

- Не много, но хватает. Там отлично играет Пересильд. Просто супер! С использованием ненормативной лексики.

- Юлия Пересильд сейчас готовится к полету в космос...

- Я ей хочу послать открытку — не могу найти. Была такая в советское время - «Лети как Гагарин, вернись как Титов». Нигде мне не попадается. Эти открытки были фотографические, кустарные мастерские их делали.

Фото: АиФ-Псков

- Планируете ли вы новые книжные, издательские проекты?

- С издательскими проектами все гораздо спокойнее. Потому что у нас в стране коронавирус, все застопорилось и новых книжек вышел вообще мизер - сейчас по книжным посмотрел и в Москве, и в Санкт-Петербурге.

Я в этом году сделал только одну книжку, правда, огромную - про архитектуру Ярославля. Она или вышла или вот-вот выйдет. И, наверное, больше ничего и не будет. Скорее всего, книгоиздательства как следует долбанул коронавирусный кризис. И потом - цены просто астрономические.

- А почему именно об архитектуре Ярославля?

- Потому что это красивая архитектура допетровская. Про псковскую архитектуру у нас во Пскове никому не надо, так полагаю. Делаем про Ярославль.

- В букинистических магазинах говорят, что постоянно спрашивают…

- Приходят, спрашивают. Но не покупают.

- А после архитектуры Ярославля что-то будете делать?

- Книги я выпускаю по мере поступления ко мне перчаток. Я самый крупный коллекционер одиноких перчаток [Александр Стройло собирает перчатки для обложек рукотворных книг - «АиФ-Псков»]! Есть перчатка — я выпускаю книгу, нет перчатки — нет книги.

«Одни критикуют, другие хвалят»

- Вы коллекционировали средневековые каменные кресты: сколько их уже, что вы с ними делаете?

- Кроме перчаток, я не коллекционирую ничего.

- А музей крестов, который вы хотели сделать из собранных экземпляров?

- Он есть, в Святых Горах стоит на Крестовой горе. В дополнение к тем крестам, что Гейченко собирал. Они там стоят себе и стоят. Люди ходят смотрят. Я даже не знаю, сколько их - не считал.

- В этой связи не было проблем с охраной памятников? Насколько помню, общественность возмущалась...

- Не общественность, а ваши коллеги, которые решили что они крутые специалисты в этом деле. Хотя я говорил: давайте поговорим, обсудим...

Фото: АиФ-Псков

 

- А откуда вообще появилась идея создать такой музей под открытым небом?

- В Пскове появилась тоже маленькая галерейка крестов у церкви Жен Мироносиц. Просто эти кресты бесхозные, валяются где попало. И они сделали небольшую экспозицию. Большая экспозиция есть у Ивановского собора. И также отец Олег Тэор сделал небольшую экспозицию крестов (она дополняется) в Выбутах.

Собственно, и у нас так. Если они лежат в помойках, выброшенные с кладбища, лучше их в одно место поставить, чтобы люди их видели. Вот и вся идея. Ничего тут такого нет. Интересующихся этим делом крайне мало. Никому не надо особенно. В музеях они есть у нас. Их очень много. Если б было мало — с ними бы носились, как с писаной торбой. А у нас они - где попало. И валяются, и стоят, и даже в музейной экспозиции они как-то не очень выглядят. В Изборске попробовали их поставить, сразу такие же «специалисты» шумят: что вы наделали - тут рядом ресторан!

Это ж скудельная. Там эти кресты стояли в древности. Ресторан тут не причем. Одни критикуют, другие хвалят, и золотой середины здесь не найти.

- Памятный знак по вашему эскизу установили на месте гибели 6-й роты. А есть у вас еще опыт работы в монументальном искусстве?

- Есть. Я самый первый делал по заказу протестантского центра «Инициатива Псков». Когда они узнали, что у нас есть немецкое кладбище, попросили придумать памятник. И я придумал крест. Мы его делали с архимандритом Зиноном, выверяли эскизы, вообще старались. Выковали. Я как глянул: жуть с ружьем! Теперь спустя двадцать лет, я поглядел — вполне нормально. Крестик стоит.

И такой же крест поставили на Мироносицком кладбище, на месте захоронения солдат, погибших в псковских госпиталях в Первую мировую войну. Там большой православный крест установлен.

КСТАТИ
Александр Стройло не особо следит за судьбой своих работ. Но предполагает, что крест на могиле режиссера Алексея Балабанова, к созданию которого он приложил руку, уже установили.

- А есть идеи, планы работы в этом направлении?

- Они возникают, когда есть заказ. Это классическая ситуация, которая была и в Средние века, и в Возрождение: художник работает, если ему заказывают. Куда я буду эти кресты делать? Себе что ли? И ждать, когда и кому то этот крест понадобится. Нет.

Но еще один крест по моим эскизам сейчас наверное уже установлен: на могилу Алексея Балабанова на Смоленском кладбище. Его вдова Надя Васильева сообщала мне, что он уже в процессе работы. Он гранитный, на подкатном камне.

«Псков только портится памятниками»

- Какого памятника не хватает Пскову?

- Наш Псков только портится памятниками последних лет. Ничего хорошего нет. Сейчас испоганили площадь Ленина до безобразия этими шариками, деревьями. Я не фанат Ленина, но надо уважать по крайней мере предков наших, которые делали эту площадь. Для этого частично снесли дореволюционные здания оставшиеся после войны, чтобы памятник Ленину выглядел нормально. А теперь выкинули поребрики гранитные, ценные. В Питере за них бьются, чтобы никуда не делись, а нам наплевать. Фигню установили. И это лицо города!

Но зато во Пскове отлично реставрируют памятники архитектуры. Меня не было долго. Наконец-то на храме Козьмы и Домиана с Примостья бегунок появился. Я ждал, когда его восстановят и вот он уже восстановлен!

- Где еще, кроме Пскова, в последнее время проходили ваши выставки?

- Они и сейчас проходят. Только я в этом не участвую. За теми работами, которые без меня ездят, я даже не слежу. За границей сейчас по понятным соображениям их ноль. Может, работы и можно вывезти, но людям не выехать. До коронавируса достаточно активно по разным странам мира все это проходило. И по нашей стране достаточно активно катались. Но это в основном книжные работы, книги.

ДОСЬЕ АИФ
Александр Стройло родился 4 сентября 1955 года в Брянской области. Окончил театрально-декорационное отделение Пензенского художественного училища. С 1979 года живет и работает в Пскове. Член Союза художников России, Заслуженный художник РФ, член правления Союза кинематографистов России, член Союза театральных деятелей РФ. Многие его работы находятся в российских и зарубежных музеях. С 2015 года является главным художником Псковского академического театра драмы им. А. С. Пушкина.

 

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах