306

Вспомнить всех: «Забытый батальон» сделал новые находки на местах боёв

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-Псков 19/05/2021

В Псковской области создадут военно-мемориальный комплекс «Себежский укрепрайон» на основе фортификационного комплекса, где, как несколько лет назад выяснили поисковики отряда «Забытый батальон», в начале войны шли ожесточенные бои. Проект получил развитие в рамках взаимодействия региона с Русским географическим обществом. О том, что уже в этом году планируется сделать на этом участке Себежского приграничья, «АиФ-Псков» рассказал инициатор идеи создания музея под открытым небом - бывший пограничник, командир поискового отряда «Забытый батальон» Владимир Бумаков.

Фото: АиФ-Псков

Парк-музей

- Вы рассказывали, что Себежский укрепрайон — это две локации: треугольник площадью 2,5 километра, на котором расположены 9 ДОТов и небольшой участок с тремя ДОТами. Что там планируется сделать?

- Это будет парк-музей. ДОТы станут объектами туристической инфраструктуры. Все они уникальны — нет двух одинаковых сооружений. А история строительства каждого ДОТа — это история маленького трудового подвига. Их строили 50 человек за 50 дней — это фактически бегом. Когда заходишь в ДОТ и начинаешь осматриваться, поражает, как это можно было сделать, не обладая современными техническими возможностями. Залить ДОТы высотой 2,5 этажа нужно было за 36 часов единым циклом. ДОТ должен быть монолитом. Там истории много...

- Сейчас тема Себежского укрепрайона получила развитие на федеральном уровне. Как это помогает реализовать проект будущего музея?

- Скоро к нам приедет с рабочим визитом делегация руководства Инженерных войск России. Все, что связано с укреплениями — это их тема: они занимаются фортификациями, проектируют их, строят, содержат. А тут - история фортификации страны, причем, в нетронутом виде и в одном из самых неожиданных для них мест. Потому что до медийной раскрутки, которую мы дали Себежскому укрепрайону, никто толком о ней не знал.

Мы же еще рассказали эту историю с точки зрения судеб солдат, которых там подняли. Их родственников находим, до сих пор эта работа продолжается. Сложно сказать, когда мы этим делом прекратим заниматься. Потому что история войны - это такая штука: чем больше ты ее копаешь, тем интереснее становится и горизонт только расширяется.

С представителями инженерных войск пройдет большое совещание в Себеже, определим форму их участия в проекте. И уже в июле приезжает большая группа студентов-волонтеров из Москвы, из Российского Технологического университета. Они будут выполнять первую стадию работ по началу благоустройства, кустарники лишние выпиливать, готовить тропинки, проходы к сооружениям и так далее. Территорию надо приводить в порядок, чтобы она была пригодна для посещения туристами.

- Проект парка-музея уже есть?

- Проект в виде комплекта документов есть в черновиках. Но туда еще нет дороги. Инженерные войска уже анонсировали желание ее восстановить. Тогда уже всем будет понятно, что проект запущен. И мы сможем заявляться на грант на создание проектно-сметной документации.

Время у нас есть. Гигантского финансирования на реализацию проекта не предполагается. Там не будет гостиниц, дорог асфальтированных. Электричества туда тоже не нужно. Это будет место, максимально приближенное к условиям дикой природы. Человек должен туда приехать и отвлечься от этой всей урбанистики. Свежий воздух, чистая природа, объекты военной фортификации, которые «вмонтированы» в землю. Люди будут таким образом приобщаться к истории.

Там еще будут вестись поисковые работы, достаточно обширные. Два года назад мы нашли гарнизон только одного ДОТа, а их там четыре. То есть еще три гарнизона нужно найти.

-А сейчас в каком состоянии дорога, которая ведет в укрепрайон?

- Этой дороге лет 300. Но сейчас она никакая. Власти местные на нее деньги потратить не могут, потому что ее как бы нет. Деревня Батово исчезла еще в 1941 году. И соответственно, дорога, которая к ней шла, стала никому не нужна. Мы по ней на джипах ездим. Но на каждого туриста джип не найдется. Поэтому нужна возможность, чтобы хотя бы ПАЗик проехал.

Там дорога - всего два километра. Поскольку она шла в укрепрайон, до войны за ней военные ухаживали, оканавливали, воду отводили. После войны все заросло. Нужно выпиливать возле нее лес, водоотведение делать. Инженерные войска готовы это сделать как добровольческую акцию. У них есть техника, которую на гражданке никто не видал, есть личный состав. Им эта тема интересна. Чем хороши такие проекты? Что туда никого палкой не загоняют, а всем, кто участвует, это интересно.

Мыслить не шаблонно

- Каким будет главное содержание парка?

- Есть идея - сделать на территории укрепрайона постоянно действующую молодежно-тренировочную экспедиционную базу. Во-первых, это и патриотика, потому что война в этих местах под ногами лежит. Во-вторых, у нашей инициативной группы (это не только наш поисковый отряд, но и единомышленники из Москвы, Санкт-Петербурга, Калининграда) есть четкое понимание: мы хотим помещать детей туда, где они оторваны от цивилизации и загружать чем-то, помимо протирания дырок в экранах гаджетов.

ПОДРОБНОСТИ
В июле на территорию Себежского укрепрайона приедет группа студентов-волонтеров из разных вузов Москвы. Они начнут работы по благоустройству территории будущего парка-музея под открытым небом.

- И чем вы собираетесь их загружать?

- Никто Америки не открывает: это работа в лесу по благоустройству территории, поисковые работы и мастер-классы. Два мастер-класса уже точно мы будем проводить в этом году: «Режиссура» и «Фотография». Молодежь создает огромный объем информации в интернете, не всегда понимая, что и фото и видео должны соответствовать определенным канонам.

Мы хотим научить детей путем визуализации каких-то событий рассказывать историю. Нужно выводить их из формата одноминутного инстаграмовского тайминга. Невозможно «Они сражались за Родину» снять за одну минуту. А инстаграм заставляет людей мыслить шаблоном, блицем.

Режиссеры и специалисты по операторской работке из Москвы готовы приезжать и бесплатно рассказывать о том, что если ты взял в руки камеру, ты берешь на себя ответственность перед теми, кто тебя будет смотреть. Ты хочешь чтобы тебя смотрели? Тогда научись показывать! Каждая фотография, как и каждое слово, имеет смысл и ты должен прогнозировать реакцию на него.

У молодежи желание создавать красивые сюжеты есть, но они просто не умеют этого делать. А здесь приедут люди с именами. Алексей Никулин, один из тележурналистов-расследователей, у него больше 30 фильмов крутится на телеканалах «Моя планета», «Русский след».

Всем творческим процессом будет заниматься компания «Русский след». Мы предложим участникам снять конкурсные мини-фильмы о своем пребывании на территории Себежского укрепрайона. Почему они приехали, что они увидели, оправдало ли это их ожидания - все это можно рассказать визуальным языком. А в конце второй недели устроим полевой конкурс.

Фото: АиФ-Псков

- Творческие мастер-классы будут проводиться параллельно с работой волонтеров по благоустройству?

- Да. Это люди молодые, моторные, динамичные. И они приехали туда «не давать стране угля» или с мачете бегать - кусты рубить. Если они вырубят все за месяц, следующую партию нечем будет загружать. Все нужно делать не торопясь, вдумчиво.

Это студенты московских вузов — им по 18-19 лет. Они сами вышли с инициативой к нам. Волонтерят не первый год: им нравится перемещаться по стране и делать добрые дела. А тут военно-историческая тематика в глубинке, куда еще добраться надо. Это, конечно, их подогревает. Планируется, что приедут они после 4 июля. В это время как раз стартует наша третья Себежская «Вахта памяти». На территории укрепрайона будет работать поисковый отряд и они будут при нем. Опытные наставники-следопыты будут с этими ребятами. Мы ими будем заниматься, а они смотреть, что мы делаем. Участвовать в этой работе будет и центральный офис Русского географического общества в Москве. Это и их проект тоже.

- В связи с недавним случаем в Волгоградской области, где подорвались двое поисковиков, напрашивается вопрос о безопасности...

- Невозможно подорваться в лесу наступив на мину, потому что она древняя. 60-летний и 15-летний поисковики погибли скорее всего потому, потому что решили охолостить какой-то боеприпас. Как там было на самом деле, сейчас разбирается следствие. На нашей «Вахте памяти» нарушители сразу идут «через борт», как у пиратов. Приказ один: никакого опасного железа в лагерь не таскать. Безопасность дороже. Но, кстати, ничего чрезвычайно опасного мы в этом году не находили, кроме тухлых патронов - все опасное вынесено за десятилетия нахождения поисковиков в лесу.

Суровым людям — суровые условия

- Областная «Вахта памяти» завершилась совсем недавно. Где она проходила в этом году?

- «Вахта памяти» проходила у нас в Себежском районе, в тех местах, откуда в 1944 году началась Идрицкая наступательная операция, и где, как говорят, родилось Знамя Победы. Хотя я, как человек, послуживший в армии и уважающий точность в выражениях, хочу обратить внимание на неточность этого определения. Знамя родилось там, где формировалась 150-я стрелковая дивизия. Поэтому Знамя Победы здесь не родилось, но 150-я дивизия стала знаменитой тем, что освободила Идрицу. Эта операция была очень важна, и потом знамя этой дивизии стало Знаменем Победы.

- С погодой в этот раз участникам «Вахты памяти» не очень повезло?

- Многие сетуют, что погода была неблагоприятной: дождь, снег. Но я считаю, что очень была классная погода. Если бы было жарко, это был бы кошмар. Трава, листья, лес закрывается, и уже ничего не видно. А комары! Лучше приходить на базу мокрым и сушиться, чем рассекать по лесу в футболке, когда тебя жрут все, кому только хочется. Там уже никаких нервов не хватит.

- Наверное, поисковики — это, в основном, бывшие военные?

- Военных немного. Есть сотрудники Министерства обороны, МВД, прокуратуры, Следственного комитета. Приезжал даже отряд из главного управления Следственного комитета России. Толковые ребята: впервые на Вахте, но вели себя очень грамотно.

Категории участников разные - от воспитателей детских садов до старших офицеров запаса. Естественно, в силу специфики мероприятия, организацией занимаются офицеры. Но суровой военной дисциплины нет, потому что все-таки большинство поисковиков - люди гражданские. Стараемся больше внушать, чем принуждать. Принуждение только одно: нарушил правила безопасности — с Вахты долой.

Мы работали две недели. 23 апреля приехали, сразу пошел холодный дождик, на утро — снег с градом. Но сейчас все проходит не так, как 20 лет назад, когда на этих вахтах мы спали на лапнике в обнимку друг с другом и накрывались полиэтиленовой пленкой. Сейчас у нас газовые обогреватели, печки в палатках. Проблем не было ни с дровами, ни с газом, ни с питьевой водой. Наша задача - из леса вернуться не только с результатами, но еще и здоровыми. Поэтому все меры, необходимые для сохранения здоровья, принимались.

Фото: АиФ-Псков

А то, что погода была прохладная... Для суровых людей — суровые условия. За себя мы не беспокоились. Но и молодежь вела себя адекватно, никто не ныл. Наоборот, до двух ночи горланили песни на гитаре под тентом возле костра, а с утра поднимались и шли в коп. Проблема была только в том, что до многих мест было просто не доехать. Дороги лесные раскисли. Больше ходили пешком, что тоже положительный момент.

«Мы не шахтеры»

- Каковы результаты поисковой экспедиции?

- 92 поднятых бойца. Пока опознанных нет. Но одна находка была особенная. Рядом с бойцами нашли останки ребенка. Раз он похоронен вместе с солдатами, с большой долей вероятности можно сказать, что это сын полка. Наши антропологи определили, что это мальчик лет десяти.

Вторая находка — женщина: либо штабной специалист, либо корреспондент, потому что при ней были карандаши, ластики. Маникюр сохранился, пышная прическа. Лицо было накрыто шинелью - женщин хоронили именно так, чтобы землю на красивое лицо не кидать.

Результаты нас устраивают. Мы не шахтеры, план стране не даем. Мы и ради одного павшего бойца соберемся и будем работать. Кроме того, в процессе поисков нашли еще такие места, где надо рыть дальше. За 20 лет уже знаешь, как была устроена эта война, кто куда наступал и что точно наши бойцы эту низинку использовали бы. А если еще в земле осколки находятся, значит здесь были люди, немцы по ним долбили артиллерией, и эти люди здесь лежат. Через какое-то время мы в Себежском районе соберем еще одну «Вахту памяти» и будем работать, пока не вынесем максимальное количество.

Этим летом будет еще районная «Вахта памяти». Пригласим пару отрядов - до 40 человек. Эта вахта будет проходить как раз на территории укрепрайона. Там есть локальный участок местности, где вообще никто никогда поисковых работ не вел. Мы это место вычислили только благодаря аэрофотосъемке времен Великой Отечественной войны и рассказам местных жителей. Но опять же легенды легендами, а у нас крайнее слово говорит лопата. В 2019 году мы там подняли гарнизон ДОТа из 10 человек, двоих опознали. Работать будем по дороге, по которой немцы шли на укрепрайон.

- Вы упомянули, что в отряде есть антропологи...

- Наши поисковики ездят учиться в Казань. Там есть курсы. Бывает, в одной воронке лежит три-четыре человека. Их скинули всех, за 76 лет их останки друг в друга вошли. Задача антропологов — разделить эти останки. Даже если потом они попадут в один гроб, все равно к останкам нужно относиться уважительно. Плюс, когда их разбираешь, можно определить характер ранения и прочее. На каждого погибшего заполняется приличный объем документов и даже если человек остается неизвестным, документы на него уходят в архивы. Например, мальчик пока неизвестный. Но в архивах ведется работа по изучению документов 90-й гвардейской дивизии — вдруг там есть информация, что в марте 1944 года погиб сын полка. И тогда с большой долей вероятности это он.

Фото: АиФ-Псков

- Каких-то боцов удалось в этом году вернуть из забвения?

- Четыре недели назад под Себежем мы нашли бойца. Иван Васильевич Байдак 1919-го года рождения. В Белоруссии нашли его родную сестру. Ей 86 лет. Причем, она живет в том же самом доме, откуда он уходил в армию в 1941 году. Это вообще уникально, поскольку под Минском в годы войны вообще все было немцами выжжено. А тут сохранился отчий дом солдата… Как оказалось, после войны отец этого солдатика исписал целую кучу документов, запросов во всяческие инстанции, искал его. Мы помогли его сестре через белорусских коллег подготовить документы, чтобы передать останки брата на родину.

Сейчас наше Министерство обороны уже занимается вопросом организации передачи бойца в братскую республику. Там много процедурных вопросов надо решить. Надеемся, что церемония передачи произойдет 22 июня, ровно в 80-тилетний юбилей начала Великой Отечественной войны, в первые дни которой и погиб молодой солдат Иван Байдак. И пусть и через 80 лет, но он вернется домой, к родному порогу.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах