175

Тур в прошлое. Пушкиногорец восстанавливает завод начала XX века

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Псков 26/05/2021
Предприниматель из Пушкинских Гор решил дать живописным руинам турбостроительного завода вторую жизнь.
Предприниматель из Пушкинских Гор решил дать живописным руинам турбостроительного завода вторую жизнь. / Андрей Степанов / АиФ-Псков

В Пушкиногорском районе появился новый музей: «Турбостроительный завод братьев Тиме». О том, что это за туристический объект и что там могут увидеть путешествующие по Псковской области туристы, рассказал автор проекта — пушкиногорец Владимир Виноградов.

Фото: АиФ-Псков

Первая в губернии

- Что представляет собой музей «Турбостроительный завод братьев Тиме»?

- Это историческая площадка в деревне Захино. В начале XX века здесь строили турбины для мельниц и фабрик. Это был второй по мощности завод в России. Его продукция поставлялась по всей стране, в том числе, за Урал, и в Европу. Здесь же появилась первая в Псковской губернии электростанция. Сейчас от завода остались руины и фрагменты гидротехнических сооружений. Можно осмотреть их, прогуляться по парку. Также гостям, туристам мы можем рассказать историю этого места.

- Ваша жизнь как-то связана с туристической сферой?

- Нет. По профессии я деревообработчик. Жил в Пскове. Потом занялся пчеловодством и купил дом в Пушкиногорском районе. Сначала ездил сюда по выходным, потом все чаще и чаще, и в конце концов переехал. Уже лет 15 здесь живу. У меня есть большая пасека здесь, на хуторе, и экскурсионная - в Пушкинских Горах.

- Новый проект с пчеловодством никак не связан. Как возникла идея создания этого музея?

- Вместе с сотрудниками Пушкинского музея-заповедника я ездил в экспедицию по старым мельницам. У музея была программа «Хлебный путь», изучали все старые мельницы: где они находятся и что от них осталось. По итогам этой работы вышла толстая книга объемом в четыре с лишним сотни страниц. А поскольку многие мельницы находятся в труднодоступных районах, меня попросили на джипах прокатить к ним. В первую очередь сюда заехали. С дороги было видно только здание конюшни. А когда прошли вглубь леса, увидели руины других построек, каналы. Мне это место понравилось. Нашел владельца этой территории, выкупил ее. Решил сделать историческую площадку, которую назвал «Турбиностроительный завод братьев Тиме».

ПОДРОБНОСТИ
Благодаря братьям Тиме электричество у жителей местной деревни появилось еще в начале XX века. Правда, после революции электрического света в своих домах они не видели вплоть до 1960-х годов.

- Собственника участка быстро нашли? Не было проблем договориться?

- Это было несложно: владелец участка тоже из Пушкинских Гор. По случаю была взята эта земля под КФХ. Проблем не было. Но они появились потом. Когда стали расчищать территорию — оказалось, что здесь находятся четыре памятника архитектуры. Я съездил в Псков, в комитет по охране памятников культурного наследия, где мне выдали предписание таблички везде повесить, что эти объекты охраняются государством. И, соответственно, проблема в том, что трогать ничего нельзя. Все работы по восстановлению нужно делать через проекты, а они стоят бешеных денег. Например, стоимость проекта реконструкции здания бывшей электростанции размером 8 на 12 метров, начинается от 800 тысяч рублей.

Поэтому планы по восстановлению пришлось притормозить. Пока мы занялись благоустройством территории. Расчистили ее от зарослей кустарника, сделали мостики через каналы, тропинки. Все делали, в основном, своими силами. Дети помогали. На некоторые работы, в том числе, расчистку территории, нанимал людей. Здесь были кусты, поваленные деревья, пройти спокойно было невозможно. Во время этих работ под слоем земли обнаружили мощенную мостовую - сначала думали, что просто камни попадаются.

Удивительные братья

- А что за памятники вам достались?

- Лучше всего сохранилось большое здание конюшни. Но на самом деле изначально одно выглядело немножко по-другому, покрасивее, а в советские времена было переделано. Проектировал и строил его Лев Руднев: архитектор, известный такими работами, как здание московского университета, памятник жертвам революции в Санкт-Петербурге. Сюда он приезжал в гости. Его сестра была замужем за Альбертом Тиме. Он делал проект этого здания еще в студенческие годы. У нас есть фотография, где он катается на лодке. Когда плотина работала, уровень воды в реке и в каналах был высоким.

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

 

- То есть параллельно с работами по созданию площадки вы изучали историю завода и его основателей?

- Да, в Опочецком краеведческом музее много документов. Кроме того, родственники Тиме поделились некоторыми фотографиями.

- А родственников вы как нашли?

- Они сами нашлись. Здесь похоронена мать братьев Тиме, кладбище недалеко, в деревне Утретки. Родственники периодически приезжают на кладбище. Узнали, что на территории бывшего завода что-то делается, написали мне в «ВКонтакте». Мы созвонились. Потомки братьев Тиме живут в Санкт-Петербурге. Одна из внучек - в Израиле. Она в Опочецкий краеведческий музей отдала очень много документов, фотографий, касающихся этого места. Некоторые из этих фото мы разместили на специально сделанном для этого стенде.

Альберт Тиме увлекался фотографией и много фотографировал. Но это фото не завода, а, в основном, семейные фотографии. На одной из фотографий - Народный дом, который находился через дорогу от этого участка, сейчас от него только фундамент остался. Жена Альберта занималась с деревенскими детьми, ставила театральные постановки, с которыми они ездили выступать в Опочку.

- Что еще здесь было?

- План территории и всего, что здесь находилось, составил в 1998 году Лев Тиме — сын одного из братьев. Тогда ему уже было лет девяносто. Зданий здесь очень много было, потому что было очень много производств. Недалеко нашли карьер с суриком или с охрой. Ее добывали, мололи и получали краску. Но основное — это мельница. Мололи зерно. Потом уже маслобойню поставили, шерсточесальню. У братьев Тиме были свои поля, и они снабжали всех рабочих бесплатной едой. Всего здесь работало 50 основных рабочих и до 200 человек нанималось в сезон. Для них было построено общежитие.

После революции завод национализировали. Эдуард Тиме сразу уехал в Петербург. Альберт Тиме взял этот завод сначала в аренду у государства и некоторое время работал, но дело не пошло. В итоге эту территорию передали заводу «Металлист». Там пытались опять наладить производство турбин. Но не получилось у них. Специалисты все разбежались. И Альберт потом тоже уехал в Питер. А здесь до войны в основном работала мельница и маслобойня.

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

Еще на территории предприятия находилась пилорама. Причем, бревна сюда не привозили, а сверху по течению реки Кудка сплавляли. По каналам они подавались к пилораме. Здесь же мы нашли кирпичи с маркировкой «А.Т.»: у Альберта Тиме недалеко был свой кирпичный завод. Еще одна наша находка — литые жернова с маркировкой 1955-го года. То есть мельница работала и после войны.

Шаг в будущее

- Что сейчас могут видеть посетители?

- Площадка разделена каналами на четыре зоны-острова. В каналах воды нет, но для удобства посетителей через них перекинуты мостики.

Первый остров – это сооружения завода, дошедшие до наших дней.

На следующем острове можно увидеть старинную плотину. Речка Кудка промыла себе новое русло и теперь течет рядом с ней, поэтому сооружение целиком сохранилось. Плотина была построена в начале XX века, хотя на бетоне стоит маркировка 1943 года. Возможно, немцы во время оккупации использовали ее в своих целях.

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

На следующем острове находится действующая пасека и домики для сна на ульях. На юге такое направление очень развито. Домик, в нем пчелиная семья, все сеткой закрыто, надежно. Заходишь, ложишься и спишь. Очень полезно это жужжание.

На четвертом острове в планах сделать место отдыха с беседочками. На одной из площадок еще планируем экспонаты поставить — старинные деревянные механизмы, большие колеса, которые на мельнице раньше использовали.

- А здания планируете восстанавливать?

- Для начала хочется восстановить электростанцию. Это первая электростанция в Псковской губернии. Она была запущена в 1901 году, тогда как даже в Пскове только в 1903 году электричество появилось.

Электростанция была не мощная — всего 10 лошадиных сил. Работала от воды, тоже турбины стояли. Благодаря ей освещалась территория завода, усадебный дом и даже территория Захино. Во все дома был проведен свет. Причем электричество для всех было бесплатно, но включалось оно только вечером.

Электростанция переслала вырабатывать энергию в 1917 году. Так что до революции у местных жителей было электричество, а потом электричество появилось только в 1960-х годах.

- Сколько месяцев в году работает историческая площадка? Много посетителей заглядывают в ваш музей?

- Сезон начинается с 1 мая и продолжается до конца октября. Людей много приезжает посмотреть. Многие кирпичики ищут с маркировкой. Раньше, когда еще не было огорожено и только начали расчищать территорию, с металлоискателями народ постоянно ходил.

Если нужна экскурсия, то ее либо я провожу, либо сотрудник Опочецкого музея. Иногда проводит экскурсии мой сын. Дети из его школы приезжали, он рассказывал им историю этого места. Потом с этой же темой выступал в Москве на конференции «Шаг в будущее» и занял второе место.

- Пандемия наверное помешала вашей деятельности?

- В мае-июне прошлого года тут вообще никого не было, а начиная с июля - посетителей было больше, чем обычно. Причем, значительно. Некоторые просто приезжают посмотреть. На изгороди табличка с телефоном — звонят, спрашивают, можно ли зайти. Осмотреть территорию можно бесплатно, экскурсии — платные.

Еще к нам приезжали ребята из псковского «Кванториума». Они делают для нас интересные деревянные механизмы. Еще ими созданы и размещены в гугл-картах панорамы этих мест. А их новый проект - 3D-модель территории завода. Уже выбраны точки, где надев очки виртуальной реальности наши туристы смогут увидеть все здания такими, какими они были раньше. Эта работа пока еще не закончена, но ребята обещали, что будет интересно.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах