aif.ru counter
483

Когда история достоверна. Новые страницы в оккупации Пскова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ-Псков 19/06/2019
Андрей Иванов / Из личного архива

О том, как хобби переросло в работу, что такое патриотизм, и можно ли его воспитывать, культивируя страдания, рассказал псковский исследователь, руководитель проектов фонда «Достоверная история» Андрей Иванов.

Лариса Малкова, pskov.aif.ru: -  Андрей, вы исследуете период оккупации Пскова. Это ваше увлечение или тот случай, когда хобби переросло в работу?

Фото: Из личного архива/ Андрей Иванов

- Когда так произошло, то это перестало быть хобби. Да, работа доставляет удовольствие, но надо уже другое хобби заводить. Я занимаюсь исследованием периода от Первой мировой войны до Великой Отечественной, в том числе межвоенным периодом, историей немецко-фашистских злодеяний, массовыми захоронениями советских и немецких военнопленных.

Центр уничтожения пленных

- Живых свидетелей в качестве источников становится все меньше, почти не осталось…

- Действительно – их единицы, да информации уже добиться невозможно. Это источник, который надо перепроверять, потому что жизнь наложила наслоения, домысливания. Да и память у всех разная, кто-то полностью прошлое выжигает, а кто-то говорит шутками-прибаутками.

Как-то читал воспоминания одной псковички про Шталаг, про то, где она жила, куда падали бомбы, где образовались воронки, и меня не покидало ощущение, что я это все уже знаю. А потом немецкую аэрофотосъемку достал - там все точно до воронок совпадает. Благодаря воспоминаниям этой женщины удалось локализовать Люфтлаг-Березки рядом с одноименной станцией. Чрезвычайная комиссия этот лагерь на несколько тысяч человек просто «пропустила».    

- Много лагерей было в Пскове?

- В городе и окрестностях было с десяток различных лагерей. Как говорил профессор Владимирский, главный медико-судебный эксперт Ленинградского фронта, Псков был превращен в центр уничтожения пленных и населения на северо-западном направлении. Владимирский был назначен председателем государственной чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний в Ленинградской области. Псков тогда входил в Ленобласть.

- Что у чрезвычайной госкомиссии получилось и что не получилось выяснить?

- Комиссия работала плохо… Но, представьте 1944 год, тяжелейшие условия: жить негде, город разбит, местного населения практически нет. Несколько десятков оставшихся в госпитале, да схоронившихся в подвалах. Все, кто остались в живых, в первый же день после освобождения должны были отметиться в комендатуре. Постепенно псковичи начали прибывать из оккупации. Комиссия собирала по всему городу опросные листы: кто, где находился, с кем находился, как мучили и так далее. Рекомендовалось написать автобиографии, но их собрали очень мало – население было малограмотным. Всего по Пскову собрали 6,5 тыс. опросников, а довоенное население составляло 50-60 тыс. человек. Комиссия лишь установила несколько точек, где находились лагеря, где примерно остались массовые захоронения. Они составили какие-то схемы, фотографии с эксгумаций, это все хранится в госархиве, и мы с этим работаем. Немецкая аэрофотосъемка  – наша главная помощь.

- Что нового, ранее неизведанного удалось узнать?

- Мы могли полностью локализовать Шталаг №372 на улице Юбилейной. На аэрофотоснимке видна колючая проволока, вышки, бараки. Это квадрат между улиц Шестака, Юбилейной, Маргелова, Доставалова. И именно там сейчас самые большие захоронения, по официальным данным - 75 тыс человек и часть захоронений обнаружено при строительстве дома 36 по Юбилейной. Тогда эксгумировали около 200 останков. И неизвестное количество останков тайно выбросили.

Мемориальная зона

- Там как раз памятный знак стоит!

- В примерном месте. А благодаря аэросъемке и схеме Владимирского, хоть и размытой, добились конкретики – лагерь локализован четко. Это позволило на генплане Пскова выделить эту территорию как мемориальную зону.

- То есть дома там строить уже не будут?

- Капитальное строительство там запрещено.  В наших планах - попасть в федеральную программу по благоустройству захоронений - и тогда на Юбилейной появятся мемориал и сквер.

Кстати, удалось найти много фото разрушенного Пскова, и благодаря аэрофотоснимкам получилось все это связать и уточнить места захоронений. Например, на Завеличье были бараки для военнопленных больных тифом. Там же во дворе их хоронили. Таким образом, нам удалось локализовать захоронения на перекрестке улиц М. Горького и Красноармейской. И вскоре мы этому нашли подтверждение - во время строительства магазина выкопали часть пяточной кости – краем ковша задели захоронение. Также получилось выяснить по фотографиям где сначала находился лагерь военнопленных в Крестах. Где находятся места массовых расстрелов и сжигания трупов в районе Салотопки и Андрохново. 

- А где вы берете аэрофотосъемку?

- Это американские, немецкие архивы, оттуда их можно заказать за свой счет.

- В соцсетях вы щедро делитесь фото города времен оккупации. Расскажите о них!

- Там все интересно! Во-первых, это огромный источник информации. Вся группа армий «Север» прошла через Псков, у многих были фотоаппараты, снимали, чего глаз захочет. Во-вторых, по снимкам можно понять мировоззрение человека, кто-то снимает разбитую технику, кто-то – достопримечательности, кто-то - собачек и детей, а кто-то - трупы.

Окружение под Великими Луками
Окружение под Великими Луками Фото: Из личного архива/ Андрей Иванов

Но больше, конечно, на снимках повседневная жизнь горожан: бабки торгуют, девушки в юбках, едва прикрывающих колено, деды с огромными бородами в картузах - без головного убора ходить было неприлично. Единственно, кого нет – молодых мужчин.

- Такие интересные мелочи…

- Собственно за детали и начал покупать на аукционе эти фотографии.

- Дорого?

- 5-10 евро цена одного фото. Для продажи выставляют превью фото, где что-то разглядеть сложно, а самое любопытное – второй план. В оригинале как раз и всплывает все самое любопытное. Некоторые фото на аукционах стоят 20 евро, а самая дорогая, где изображен наш КВ-2, огромный танк, ставший трофеем у немцев, да еще со свастикой, ушла за 502 евро. Нет, не мне – это очень дорого.

Правдивый документ

- Не хотите все это систематизировать, обобщить, издать, показать, наконец?

- Пока хорошей выставки не было. Надеюсь, что в этом или следующем году сделаем. Тема очень напряженная. Многим видится, что три года немцы всех убивали, а выжили только партизаны. Начинают на нас ярлыки навешивать, обвинять в немецкой пропаганде. Хотя нельзя сказать, что это объективный документ, фото можно по-своему интерпретировать, но он очень правдивый. Хочется, чтобы каждый смотрел и делал свои выводы.

- Но вы же с докладами на конференциях выступаете!

- Что-то публикую в соцсетях. А последняя конференция в Новгороде «Без срока давности» меня чрезвычайно расстроила. Это же полное искажение всех смыслов! Когда сказали, нужно в детях развивать сопричастность к Великой Отечественной войне мне хотелось вскочить и закричать: «Что значит сопричастность? Ветераны в 80-х вас бы заклевали. У них девиз был - лишь бы не было войны!» А те сопричастность хотят сделать, причем популяризовать и раздавать айфоны? Как вам к примеру военно-туристический маршрут по местам злодеяний батальона «Шелонь»?  Это как? Элемент мазохизма? В зале сидят молодые девчонки, им еще рожать, а не ужасам сопереживать!

- Хотят формировать патриотизм, только не знают как!

- Я всегда задаю вопрос, как можно воспитать патриотизм на примере убийства одних людей другими. Когда смотрю на фото: немцы молодые, улыбающиеся, им бы сидеть в Германии, на заводе работать, да детей растить. Наши в плену - все молодые. Но люди заняты убийством друг друга. Патриотизм - это же любовь к чему-то. Где здесь любовь к родине? Как на примере массовой гибели военнопленных воспитать патриотизм?

- Стоп! А как тогда сохранять память?

- Суворов говорил, война закончится, когда похороним последнего ее участника, а не когда через 70 лет перекопаем кости и захороним их. Война живет в душах, в памяти. И пора ту войну заканчивать, а не культивировать в себе комплекс жертвы или победителя, прививая сопричастность детям. Я против того, чтобы культивировали страдания, чтобы делали военно-туристические или военно-патриотические маршруты по местам злодеяний, таская туда молодых девчонок и показывая им фильмы, как расстреливали детей.

Нужно в будущее смотреть! Наши деды что хотели? Сибирь освоить, БАМ построить, спутник запустить - жить мирно и счастливо, того и детям и внукам своим желали. Поэтому и вспоминать пережитое не желали, да и некогда им было – работали!

Да на примере Юрия Гагарина бы воспитывали, пропагандировали  жизнь человека! Одно дело, когда Эренбург в 1941-м писал: «Убей немца!» - тогда надо было расчеловечить образ врага. Нормальный человек не будет убивать – у нас стоят предохранители – не можем это делать.  Спустя 70 лет пора бы прекратить все это…

Досье
Андрей Иванов. Родился в Риге 1983 году. С 2001 года живет в Пскове, окончил естественно-географический факультет Псковского университета. Руководитель проектов фонда «Достоверная история». Женат.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах