aif.ru counter
896

Духовые скрепы

Ольга Миронович / АиФ
Александр Роор. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Что его фамилия не пустой звук, он узнал, уже когда учился играть на трубе. Этому удивительному человеку по фамилии «Труба» суждено было создать и первую в Псковской области духовую музыкальную школу, и региональный симфонический оркестр.

На самом деле его зовут Александр Петрович РООР, он русский немец и не просто главный псковский духовик. Благодаря ему слова «духовой»  и «духовный»  стали для псковичей синонимами. Ведь 10 лет назад он взял за руку и повёл через медные трубы тех, кому ещё в младенчестве пришлось пройти и сквозь огонь, и сквозь воду. Для этого человек-труба создал в Псковском детском доме духовой оркестр «Геликон»  и стал не только его отцом-основателем, но и бессменной нянькой.

Труба зовёт

Александр Роор. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Судьба пробовала сделать из Роора чиновника – представителя самого привилегированного в России класса, но в одной из служебных командировок он оказался на репетиции в знаменитой московской духовой школе Рема Гехта, который сам вырос в детском доме, и понял, что труба зовёт.

Сначала Роор создал в Пскове детскую духовую школу, потом симфонический оркестр… Но в директорах так и не задержался. Пока возился со школой – заболел, получил вторую группу инвалидности. Когда поставил на ноги симфонический оркестр, подоспела «оптимизация»: оркестр начали впрягать в одну телегу с филармонией. Александра Петровича это не устраивало, а главное, он вдруг понял, что ничего принципиально нового в оркестре уже не произойдёт: ну ещё одна программа, ну ещё один концерт…

Друзья и коллеги Роора крутили пальцем у виска: променять областной симфонический оркестр на детдомовский музыкальный кружок, а должность директора - на полставки педагога-воспитателя (которые ему поначалу пришлось делить ещё с одним «сумасшедшим» духовиком – Алексеем Семёновичем БОГДАНОВЫМ). Ну знаете ли…

Иметь или не иметь

Псковский симфонический оркестр Роор начал создавать, имея только приказ о своём назначении его директором. Коллектив надо было набирать, помещение и инструменты – выбивать. С детдомовским оркестром всё оказалось ещё сложнее: коллектив набирать было не из кого, инструменты выбивать не у кого.

Александр Петрович первое время и сам не верил, что у него из этой затеи что-нибудь выйдет, а поэтому даже родным не признавался что задумал: уходил по вечерам на репетиции, а говорил, что «по делам».

Музыкальные инструменты для детей были раздобыты, по его словам, разными «причудливыми» способами. Роор же когда-то «висел» на городской доске почёта возле ЦУМа как руководитель областной секции духовой музыки. Будучи чиновником, он постарался закупить в каждый райцентр по комплекту духовых инструментов. И устраивал в Пскове такие пышные духовые праздники, что центральное телевидение снимало про них полуторачасовые фильмы.

Псков ещё и в помине не был никаким туристским кластером, когда сюда приезжали по 37 духовых оркестров за раз и в назначенный час стекались к Октябрьской площади со всех концов города, оглашая окрестности трубным гласом.

"Медь" из старых запасов "Геликона" Фото: АиФ / Ольга Миронович

Кое-что от этой былой роскоши завалялось – по заводским подсобкам, где некогда репетировали любительские оркестры, на дачах у вдов именитых псковских музыкантов… Сначала Роор сам скупал эту потускневшую мятую медь где придётся - по 500 рублей за штуку, потом ему на помощь пришли благотворители. Чаще всего такие, которые строго-настрого запрещают где-либо упоминать о своих подарках. Опыт проектной работы в областном управлении культуры тоже не прошёл для Александра Петровича даром: он начал выигрывать для своего оркестра гранты.

Александр Роор Фото: АиФ / Ольга Миронович

Зато всем разжился сам, о чём нисколько не жалеет: «Меня как-то пробовали заставить ходить строем – да не тут-то было. Я же властям ничего не должен!».

Берегись автомобиля

Воспитатели Псковского детского дома поначалу отнеслись к новой затее своего директора с недоверием, но потом поудивлялись на своих маленьких непосед, которые вдруг стали часами корпеть над нотной грамотой - и прониклись. А будущие знаменитые трубачи всё никак не хотели проникаться.

"Геликон" Фото: АиФ / Ольга Миронович

«Оно и понятно: приходит к ним какой-то заикающийся дядька и заставляет дудеть в ржавую дуду. Ну псих - что с него возьмёшь. А обидеть этого инвалида, вроде, как-то неловко».

Пацанам первым делом пообещали, что теперь они будут служить не в горячих точках, а в военных оркестрах, а потом, глядишь, – там на всю жизнь и останутся (на казённых-то харчах). Но даже после этого они дудели, скорее, из вежливости.

«Надо было что-то придумать. И я придумал! У меня была старая шестёрка. Вот я им и говорю: «Кто первым сдаст два марша, сядет за руль этой машины и сделает на площади возле радиозавода три круга. Не знаете, как водить машину – я покажу, не достаёте ногами до педалей – посажу на коленки, и будете рулить!».

Тут даже моя дочка Аня, ей тогда было всего семь лет, не выдержала: «Папа, а если я эти два марша выучу, я тоже твою машину поведу?»

"Геликон" Фото: АиФ / Ольга Миронович

В тот же вечер детский дом сошёл с ума. А через два дня самый трудный из всех тогдашних детей, человек по имени Сашка (он у меня потом инспектором оркестра стал), приходит и говорит: «Я готов». Весь детский дом тогда собрался возле радиозавода посмотреть, как он поведёт машину. А на другой день за руль сели ещё трое. И жизнь завертелась! Особенно, когда они попробовали сыграть эти два марша все вместе и им понравилось».

Будет, будет трубочист чист, чист, чист, чист!

Александр Роор пришёл в детский дом в октябре 2003-го года, а уже 21 февраля 2004-го «Геликон» стал лауреатом областного смотра-конкурса музыкальных коллективов. Но не потому, что члены жюри пожалели или хотели подбодрить начинающих музыкантов. Александр Петрович уверяет, что выученные благодаря его стареньким жигулям два марша оркестр сыграл, что называется, «без булды». Потому что для Роора «без булды» – дело принципа.

«Когда-то я гадал, почему иностранные детские духовые оркестры так чисто играют. А нашим только бы погромче. Теперь мой «Геликон» играет чище, чем оркестр московского кадетского корпуса. Я так его дирижёру - кажется, подполковнику, и сказал».

У Александра Петровича всегда есть под рукой тюнер – такой специальный электронный приборчик для контроля чистоты звука. Но дело даже не в тюнере.

Репетиция "Геликона" Фото: АиФ / Ольга Миронович

«Понимаете, чтобы ребёнок не ругался матом, надо следить, чтобы он не разговаривал матом и даже не думал матом – только так из него можно сделать человека», - объясняет Роор. И поэтому когда его воспитанники сидят на международных конкурсах в зале и слышат, как какой-нибудь другой оркестр выдаёт «нецензурную» ноту, они сразу же все как один поворачиваются к своему наставнику в изумлении: мол, да как же это, Александр Петрович?

"Геликон" Фото: АиФ / Ольга Миронович

И это при том, что Роор набирает в оркестр всех подряд – совсем не обязательно музыкально одарённых детей. Для Александра Петровича главное, чтоб человек хотел заниматься музыкой и готов был ради этого подчиняться строжайшей геликоновской дисциплине. А способности, по его словам, дело наживное, ведь человеческий организм горазд на невероятное.

Орднунг превыше всего

Никита Орлов Фото: АиФ / Ольга Миронович

Недавно восходящая звезда «Геликона», победивший уже в двух международных конкурсах трубач Никита ОРЛОВ посмел прийти на репетицию на семь минут позже дирижёра. «Я ему говорю: Никита, на тебе появился лёгкий бронзовый налёт. Нам будет сегодня без тебя очень тяжело, но я всё равно вынужден выгнать тебя с репетиции. Ты же знаешь: орднунг превыше всего!».

«Иной раз меня вызывают в школу, где учится кто-нибудь из моих музыкантов, и говорят: «Ваш Валерка – прогульщик и лодырь». А я им в ответ: да этот Валерка у меня ни на одну репетицию не опоздал. А когда надо было водить девочку из младшей группы на сольфеджио, то он полгода встречал её из школы и сопровождал в музыкалку, и пока шёл урок, ждал в коридоре. Вот как такое может быть, господа педагоги, что у вас Валерка – оболтус, а я на него нахвалиться не могу?».

«А вот ещё был случай. Жил у нас в детдоме такой Данька-беглец: пропадёт на два дня, потом снова объявляется. И вот у нас ответственный концерт, а мне докладывают, что Данька ночью в очередной раз смылся. Не успел я придумать, кем его заменить, как он буквально за пятнадцать минут до концерта тут как тут. «Набегался?» - «Неа!» - «Отыграешь концерт и опять в бега?» - «Ага!».

"Геликон" Фото: АиФ / Ольга Миронович

Однажды он всё-таки попал в историю: они с приятелями скрутили какие-то там металлические наконечники с ограды… В общем, «замели» его в отделение полиции, составляют протокол. По словам воспитателя, в половине шестого Данька вдруг заёрзал: «Мне пора на репетицию, Александр Петрович не разрешает опаздывать!» - «Какая ещё репетиция, у нас следствие идёт!». Так что вы думаете? Он так искренне распереживался, что на репетицию его тогда всё-таки отпустили!

Теперь он уже вырос, получает рабочую специальность, скоро в армию пойдёт. Но и сегодня, если у меня тревога и надо срочно кого-нибудь в оркестре заменить, Данька является, как штык, – только позвони… Зато и сам может посреди ночи позвонить: «Александр Петрович, у меня тут такое дело… мне надо тысячу рублей одному человеку отдать… прямо сейчас» - «Ну подходи!». Я этим очень дорожу».

Папа может

В «Геликоне» играют не только детдомовские ребята. Роор с самого начала придумал ввести туда пятеро детей из самых что ни на есть благополучных городских семей. По-научному это называется «интеграция», а Александру Петровичу важно, чтобы дети-сироты не чувствовали себя какими-то особенными и завели себе в Пскове друзей на всю жизнь.

"Геликон" Фото: АиФ / Ольга Миронович

Интересно, что конкурс на эти пять мест для детей-несирот – как в консерваторию. Бывает, что псковские бонзы вызывают Роора на приём – только чтобы он взял к себе в оркестр чью-нибудь дочку или внучонка из «непростых». Александру Петровичу нередко приходится отказывать в этом даже самым высокопоставленным персонам, хоть он и не отрицает, что набирает в «Геликон» городских детей исключительно «по блату».

Например, у него в оркестре играет на барабане сын директрисы Псковского детского дома: «Потому что не взять его было бы неграмотно, - улыбается Роор. – А ещё больше потому, что у него папа – бывший известный барабанщик: я с ним в молодости в одном ансамбле на танцах в Летнем саду играл!».

«Мы же звёзды!»

«Глава Пскова как-то посетил по своим ганзейским делам Российское консульство в Бонне. Обсудили они там всё что хотели, а потом генконсул и говорит: «Вы там, пожалуйста, напомните вашему оркестру «Геликон», что 27 октября он должен выступить у нас на международном экономическом форуме». Иван Николаевич ЦЕЦЕРСКИЙ обалдел от нашей вселенской популярности».

Фото: АиФ / Ольга Миронович

…Первый раз «Геликон» приехал в Германию на гастроли в 2008 году: «Представляете, это было сразу же после событий в Южной Осетии. Весь мир нас ненавидел, а особенно, немцы. К тому же они ожидали увидеть бедных русских сироток в обносках и с жалостливым репертуаром. А тут мы – красивые, нарядные, громоподобные! Немцам после нас на своих детей стало больно смотреть: они принялись нам жаловаться, что уж очень своё подрастающее поколение разбаловали. И никак не могли поверить, что к ним приехали не специально отобранные, прошедшие фейс-контроль и конкурсный отсев молодые люди, а самые обыкновенные, все подряд воспитанники одного, отдельно взятого, детского дома. И только когда мои оркестранты сняли после концерта бабочки, немцы наконец-то выдохнули, обнаружив, что я привёз им ещё тех проказников».

А я играю на геликоне…

За десять минувших лет «Геликон» объездил с концертами пол-Германии, выиграл все, какие только бывают, городские, областные и всероссийские конкурсы, выступал на одной сцене с Анжеликой ВАРУМ и оркестром Министерства обороны, принимал у себя в детдомовской студии и бывшего министра МЧС Сергея ШОЙГУ, и ведущего телепередачи «Пока все дома» Тимура КИЗЯКОВА, и знаменитого композитора Александра ЖУРБИНА.

Александр Роор и Тимур Кизяков Фото: АиФ / Ольга Миронович

Четыре состава оркестрантов, а это почти сто человек, всё это время старательно не давали человеку-трубе соскучиться на его теперешней работе. Одного из них, Лёшу ВАСИЛЬЕВА, Александру Петровичу удалось довести в прошлом году до поступления в консерваторию, двое играют в военном духовом оркестре, четверо – учатся в Псковском колледже искусств.

Трое поступили в Псковский государственный университет. «И теперь их ректор Юрий ДЕМЬЯНЕНКО каждый раз при встрече хватает меня за горло: «Хочу, чтоб у нас в университете был свой духовой оркестр. Если кто из твоих ребят соберётся в ПскоГУ, говори им, что они, считай, уже поступили», - рассказывает Роор.

…А кому-то из выпускников «Геликона» уже не судьба потрубить. Но я верю, что большинство воспитанников Александра Роора в любой ситуации смогут распознать «грязный» звук и будут стараться чисто играть во всё что угодно.

"Геликон" Фото: АиФ / Ольга Миронович

Александр Роор намерен собрать их всех вместе 4 апреля, на юбилейном вечере в Большом концертном зале филармонии. «Мы разложим на стульях все инструменты, какие у нас есть, - мечтает он. - А в самом конце выступления я начну выдёргивать наших бывших музыкантов на сцену прямо из зала. Они снова возьмут в руки валторны и тубы – кому хватит - и по нашей традиции мы сначала сыграем все вместе старинный марш «Привет музыкантам», а потом ка-ак грянем «Прощание славянки»!

И тогда наше высочайшее начальство, может быть, наконец-то подарит нам настоящий геликон – походную тубу, самый большой на свете духовой музыкальный инструмент!»

Александр Роор Фото: АиФ / Ольга Миронович

«Но я всё равно не успокоюсь, пока не создам в Пскове муниципальный духовой оркестр, - пригрозил Александр Петрович. - Куда выпускники «Геликона», кем бы они ни стали, могли приходить после работы, чтобы поиграть для себя и для публики. За деньги, конечно! Я так Ивану Николаевичу и сказал: к Ганзейским дням надо сделать!». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах