aif.ru counter
56

Талант надо охранять… И порой от самого себя, считает В. Павлов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ - Псков" 22/02/2012
Фото: АиФ

 Оптимизма ему по-прежнему не занимать, энергии, впрочем, тоже. Его помнят и любят в Академическом театре драмы имени Пушкина, где он директорствовал долгие годы, в Псковском политехническом институте, где Валерий Фёдорович преподавал до того, как перейти на новое поприще.

Человек везучий

- Валерий Фёдорович, здоровья и успехов! А вы счастливый человек?

- Я очень везучий человек. Прежде всего потому, что я в своей жизни делал то, что мне нравилось, а это уже немало. И ещё мне всегда везло на умных начальников. Не приведи господь попасть в подчинение дураку - всю душу вынет. Но я с гордостью могу говорить, что мне было у кого учиться и на кого равняться. И когда работал в милиции, и когда начал учительствовать. Даже оказавшись на преподавательской работе в политехническом институте, я с радостью понял, что меня окружают умные и доброжелательные люди. И это настоящее счастье! Как и то, что мне повезло в семейной жизни: не каждая женщина способна выдержать 45 лет с таким непоседой, как я. За что ей низкий поклон. И вообще, чем дольше я живу, тем отчётливее понимаю, что Псков - это удивительный город, где хороших, искренних людей гораздо больше, чем плохих.

- Что же позволяет вам так думать?

- Знаете, в моей жизни было много встреч. В том числе и с людьми творческими. К сожалению, только по прошествии времени (на расстоянии) понимаешь, какие это были личности! Например, поэт Игорь Григорьев. Горожане моего поколения, наверное, запомнили его эдаким затрапезным мужичком (в кедах, потёртых джинсах), который, бывало, сидел на углу Пушкинской и Ленина и подписывал прохожим свои сборники стихов. А ведь это был поэт с большой буквы. То же самое могу сказать и о Станиславе Золотцеве. Это был тонкий филолог, объездивший полмира, вошедший в историю современной российской литературы. Читаешь его сборник «Последний соловей» - и мурашки по коже. Увы, но вот эта обманчивая близость к таланту (на бытовом уровне) как бы нивелирует в глазах окружающих этот божий дар. Лично я хорошо запомнил Станислава как заядлого парильщика: любил он ходить в Гельдтову баню.

Таланты и поклонники

- Да, какой же может быть пиетет к человеку, которого видел в чём мать родила?

- Не иронизируйте, но в последнее время я всё чаще задумываюсь над этим парадоксом, который особенно чётко прослеживается в русской провинции. Мы всё знаем о соседе по лестничной площадке: что он любит, чем увлекается - и никто порой не отдаёт отчёта, что рядом живёт человек поистине величайшего масштаба. Каким запомнился горожанам замечательный поэт Саша Гусев? Скромный, немногословный, но вы почитайте его стихи и поймёте, какая буря была в его душе, когда он их писал. Да, «лицом к лицу - лица не увидать»... Не так давно в Калининграде широко отметили юбилей - 70 лет со дня рождения псковского (!) писателя Юрия Куранова. Там он считается чуть ли не гуру новой русской прозы. У нас по этому поводу - полное молчание. Другой, более свежий пример. Русская община Даугавпилса отметила 50-летие со дня рождения нашего земляка - поэта новой волны Евгения Шешолина, трагически погибшего при невыясненных обстоятельствах в 90-х годах. Там даже издали сборник его лучших стихов, не без основания полагая, что это новое имя будет в дальнейшем способствовать сближению наших культур. У нас - опять тишина. А рассказываю про это потому, что мы, как и прежде, не научились ценить тех, кто рядом, кто поблизости. Это, наверное, чисто российская беда.

Гордое слово «провинциал»

- Извечная российская болезнь: что имеем - не храним, потерявши - плачем…

- Может быть, и я этим же был болен, но, повторюсь, с годами приходит понимание того, что жизнь, увы, не вечная, и ценить людей нужно уже сейчас, не дожидаясь, когда кто-то сверху подскажет. Вспомните, например, нашего гениального реставратора, кузнеца Всеволода Смирнова. Он ведь блоху мог подковать. Был у него и другой талант, о котором не было принято говорить публично: никто не мог так в домашних условиях самогонку гнать. Он её потом в красивые бутылки разливал и всех гостей потчевал своей «смирновской», а приезжали к нему со всех концов страны. Но помним-то мы его за то, что он сделал для города. И в этом смысле я рад, что у него есть продолжатель - Женя Вагин. Какие он вещи делает - залюбуешься! У него металл поёт.

- Видимо, вы правы, когда говорите, что провинция как бы приземляет человека…

- Да, но при этом я не вижу в звании «провинциал» ничего зазорного. Более того, уверен, что только провинцией Россия прирастает истинными талантами. Другой разговор, что талант нужно уметь распознавать, оценить и сберечь. Увы, порой от самого себя. Мы же ведь знаем, насколько он может быть ранимым и уязвимым. Потому что живёт по своим особым внутренним законам, которые отличаются от привычных. И вот с высоты прожитых лет я понимаю, что мне по-настоящему везло на таких людей: честных, искренних, в хорошем смысле слова одержимых. И кто потом скажет, что я невезучий?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах