36

В 78 не ржавеет.«Железный дед» ставит рекорды в спорте и науке

«Были те, кто не поверил, что штанга весит 100 кг, - рассказывает И. Гольдман. - Кричали: «Диски не железные, а картонные». Организаторы предложили желающим самим попробовать поднять штангу. Вышел здоровый десантник, в форме. Раз отжал, два, три, а на четвёртый штанга его придавила, и её быстренько с него сняли. Он встал и говорит: «Штанга настоящая, а дед безумный».

Мы разговариваем с Игорем Львовичем в его рабочем кабинете, как и четыре года назад, когда в «АиФ» вышла первая статья о «железном деде». Казалось бы, каких особых свершений можно ждать от человека в период жизни 74-78 лет, с учётом того, что многие мужчины в нашей стране до 70 вообще не доживают. А если и доживают, то в лучшем случае копошатся на даче на грядках. Игорю Львовичу дачные дела тоже не чужды: этим летом он покрасил дом, пробурил на участке скважину питьевой воды, развёл новый сорт роз. Но всё это лишь фон его спортивной и профессиональной жизни. Когда мы встречались с Гольдманом в первый раз, он был трёхкратным чемпионом мира по пауэрлифтингу (жим штанги из положения лёжа. - Ред.) в весовой категории до 100 кг и возрастной категории после 70 лет. Сегодня уже шестикратный: «Так случилось, что на соревнованиях в Англии вышел на помост с температурой под 40. Выжал чемпионский вес, но на следующий день слёг, а надо было идти получать медаль. Накинул на пижаму пальто и отправился. Думал, мне медаль тихонько отдадут, а организаторы ни в какую. Пришлось в пальто выходить на сцену».

Сбросить 20 лет

Успехи россиянина многим не дают покоя. Ведь порог спортзала И. Гольдман впервые переступил в 65 лет: «Я всю жизнь занимался наукой. Сидячий образ жизни дал о себе знать: суставы «щёлкали», ноги скрипели». Идеей заполучить «новое» тело и помолодеть лет на 20 И. Гольдман загорелся в Южной Корее, где в тот момент работал по контракту. Игорь Львович обзавёлся красивым спортивным костюмом и записался в фитнес-центр. Сначала российский учёный приглядывался, как завсегдатаи спортзала используют тренажёры. Потом купил в киоске несколько журналов по бодибилдингу на корейском языке, которым не владел: «На фотографиях стрелочками были показаны все движения». В течение года посещал фитнес-зал два раза в неделю, а когда вернулся в Москву, то в родном институте знакомые не сразу узнали в осанистом мужчине коллегу Гольдмана. В Москве он продолжал тренироваться: «Как-то само собой всё пошло: я поднимал всё большие и большие веса. За два часа мог перетаскать более 10 тонн». Слава о «железном деде» дошла до президента Федерации пауэрлифтинга Москвы Вячеслава Пискунова, который приехал лично познакомиться с Гольдманом. Увидев, что тот творит со штангой, предложил участвовать в чемпионате России. В 2004 г. Игорь Львович стал чемпионом страны, выжав 130 кг. А потом пошли победы на международных чемпионатах. «За рубежом меня подозревали в употреблении стимулирующих препаратов. Проверяли. Ничего не нашли. Естественно, потому что максимум что я принимаю - витамины. Я же по профессии врач и понимаю, что с гормонами шутки плохи. Спортом я занимаюсь не ради одного спорта, а для того, чтобы не сходить с дистанции в своей профессиональной деятельности», - признаётся чемпион.

«Всем всё прощаю»

Именно после 70 лет в научной карьере Гольдмана начался самый захватывающий период. Корреспонденту «АиФ» удалось поймать учёного сразу после его возвращения с конференции в Париже. До этого он побывал в Мексике, США и Китае. Темой, которую разрабатывает Игорь Львович, во всём мире занимаются многие учёные. Между странами идёт жесточайшая конкуренция, кто первым получит лекарственный белок - лактоферрин человека. На кону - жизни миллионов людей, которым он может обеспечить противоинфекционную защиту. «Направление столь перспективно, что на него из федерального бюджета выделили аж 20 млн долл., - говорит И. Гольдман. - Лактоферрин - это ключевой белок иммунитета. С молоком матери грудной ребёнок получает его с первого дня жизни, то есть в тот период, когда его собственный иммунитет ещё не сформировался. Лактоферрин - надёжная защита от микроорганизмов, вирусов и грибков. Особенно он необходим недоношенным детям, четверть из которых обычно погибает от сепсиса. Лактоферрин способен предупредить у них даже те инфекции, с которыми не в силах справиться современные антибиотики. Меня выучили на детского врача. Теперь я в состоянии отдать долг педиатрии и приблизить час, когда дети получат необходимый препарат».

И. Гольдман не раз повторил: «Если человек ведёт диванно-телевизионную жизнь - всё, он себя заживо похоронил в склепе. Человек должен быть заряжен на дело. Я ни одного дня не был на пенсии. Деньги в данном случае меня не интересуют, мои потребности всегда были ниже моих возможностей. До недавнего времени ездил на «шестёрке», сейчас на «Форде Фокус». Всю жизнь придерживаюсь нескольких принципов: не вру, не завидую и всегда всем всё прощаю».

Там, на Красной площади, ему было непросто. Находясь в самом сердце страны, нельзя было её подвести. Тягая в свои почти 80 лет тяжеленную штангу, он пытался докричаться до молодых, которые озадаченно стояли в толпе. Словно говорил: «Даже если сейчас Россия вымирает, сама себя глушит сигаретным дымом и водкой, то весь этот дурман можно стряхнуть. И невозможное станет возможным».

На Красную площадь тайком пришла супруга Игоря Львовича. До этого она ни разу не была на соревнованиях и в душе ревновала мужа к тому времени, которое он отдавал спорту. Она ему здорово помогла - не видя жену, он почувствовал присутствие родного человека. И сдюжил. Потом они положили красивый кубок в полиэтиленовый пакет и счастливые пошли гулять по Москве. Вслед этой паре, прожившей вместе более полувека, воспитавшей сына и внука, оборачивались прохожие. И можно было поверить в слова Игоря Львовича: «В семьдесят жизнь только начинается!»

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах