Примерное время чтения: 9 минут
520

От шавермы до гражданицы. Откуда в русском языке берутся новые слова?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Псков 12/10/2022
Процесс устаревания слов в языке гораздо менее активный, чем процесс обновления словарного состава
Процесс устаревания слов в языке гораздо менее активный, чем процесс обновления словарного состава / https://studizba.com/ / АиФ

В орфографический словарь, который составляет Институт русского языка имени В. В. Виноградова Российской академии наук, в сентябре добавили 151 новое слово. В их числе как уже распространенные, - антиваксер, абьюзер, решала, - так и загадочные: например, гражданица. «АиФ-Псков» узнал у доцента ПсковГУ Натальи Большаковой, откуда вообще берутся новые слова, обязательно ли у них нет аналогов среди уже имеющихся и надолго ли они с нами.

Новые и старые слова

- Почему сейчас так динамично пополняется новыми словами русский язык? Или так было всегда? 

- Сразу хотела бы сказать, что словарь, о котором идет речь, - это относительно новый онлайн-словарь, созданный Институтом русского языка РАН как справочник по орфографии. Ежегодно, начиная с 2018 года, там выкладываются списки слов, которые не отражены в печатных изданиях. Количественные показатели этого источника за последние 5 лет могут лишь косвенно учитываться при изучении новаций в русском языке: 2022 год – 196 единиц, 2021 год – 164, 2020 год – 779, 2019 год – 170, 2018 год – 52.

В списки попадают не только слова, но и сочетания: до обидного, до победного (конца), есть с кем (посоветоваться), ни куётся ни плющится и другие. Да и состав слов разнородный. Например, слово видеоконкурс (не верится, что оно рождено в 2022 году) соседствует с новыми заимствованными словами типа пасьют и стендап.

доцент ПсковГУ Наталья Большакова
доцент ПсковГУ Наталья Большакова Фото: АиФ

Всё-таки есть некоторые основания ставить вопросы об изменениях в словарном составе русского языка. Попытаюсь на них ответить, используя новые слова из взволновавшего многих перечня 2022 года.

Язык меняется на протяжении всего его существования. Это закономерное явление, и русский язык здесь не исключение. Историки русского языка выявили динамические процессы, происходившие в разные эпохи. Изменениям подвергается всё в языке – от звуковой системы до грамматики. И если изменения грамматических форм, а тем более звукового строя происходят незаметно для самих говорящих, то движения в лексике всегда осознаются людьми. Почему? Потому что за словами-названиями стоят жизненные реалии – предметы и явления.

Действительно, наиболее интенсивные изменения в словарном составе происходят в переломные исторические эпохи. Динамично меняющийся мир влечёт за собой устаревание слов и появление новых. Так было с русским языком в период реформ Петра I, в революционные годы первой трети XX века. Так происходит и сейчас – в эпоху распространения нового знания и технологий.

Наше время – это ещё и век коммуникации, что сопровождается активными явлениями в социальной сфере. Перед человеком возникают вызовы («большие вызовы», «глобальные вызовы», «природно-ресурсные вызовы», «политические вызовы» и так далее). Так, слово вызов, употребляясь преимущественно во множественном числе, приобрело в последнее время новое значение – «сложные проблемы, задачи, трудности, испытания» – целый комплекс взаимосвязанных смыслов. Какое из приведённых близких по значению слов может его заменить без потери смысла? По-видимому, такого слова нет. Вот один из способов появления нового в лексике: возникает не новое слово, а новое значение. Другое дело – каким образом это происходит. Здесь, вероятно, не обошлось без скрытого влияния со стороны английского challenges, такое явление в лингвистике называется семантическим калькированием.

- А откуда берутся новые слова?

- Если говорить о появлении именно новых слов, то можно назвать два основных пути: это заимствование (абьюз, карильон, стартап) и использование языком своих внутренних ресурсов, в первую очередь словообразовательных средств (бургерная, ГЛОНАСС, погранцы, погуглить, скоропомощный, стобалльник, электросамокат).

Таким же понятным суффиксальным образованием является слово пандемийный. Что же касается слова антипрививочник, то оно может восприниматься как приставочно-суффиксальное образование от прививка (язык использует свои внутренние ресурсы), но между тем в том же списке есть антиваксер – с тем же значением, структура которого могла оказать влияние на появление слова антипрививочник, такое явление в лингвистике называется словообразовательным калькированием. Я бы здесь не настаивала на каком-либо одном их двух названных путей появления нового слова – в языке много сложного и неоднозначного.

Без синонимов

- Верно ли, что большинство слов – это заимствования и кальки из других языков? Русский язык всегда так развивался? Какие еще есть механизмы изменения и обогащения языка?

- О каких словах идет речь? Если о новых, то о том, как они появляются, я уже сказала. Еще раз подчеркну, что в русском языке есть мощный механизм – словообразовательный, со всем его арсеналом суффиксов, приставок, склонностью к сложению, аббревиации. Этот механизм и определяет образование новых слов от основ как с исконными корнями, так и с иноязычными. Что касается заимствованных слов, то многие из них, адаптировавшись в русской среде, уже не воспринимаются как чуждые.

Приведу пример, может быть, не самый яркий, но связанный с новейшими процессами. Слово инженер – заимствовано еще в XVII века из французского, предположительно через немецкий, хорошо освоено в русском языке, стало центром словообразовательного гнезда. Но вот на наших глазах появляется слово инжиниринг как заимствование уже из английского. У нового слова ещё не сформировалась устойчивая терминологическая семантика, но очевидно, что, как утверждается в одной статье по терминологии, «инжиниринг – это не просто инженерия». О терминологических нюансах спорят, а проблема орфографии в русском письме уже существует.

- Новым словам есть аналог в русском языке?

- Простым ответом на этот вопрос был бы отрицательный. Ну действительно, зачем, с точки зрения здравого смысла, вводить новое слово, если уже есть наименование? Однако есть процесс неологизации, то есть обновления, языка, хотя и закономерный и исторически оправданный, но содержащий некоторые противоречия и стихийные явления.

И кроме того, абсолютных синонимов в языке почти нет: слово имидж не дублирует слово образ, абецедарий отличается от алфавита, батл не тождественно словам поединок, состязание. Иначе говоря, сам словарный состав языка может пополняться так же активно, как активно взаимодействуют в различных сферах люди.

Для языка этот процесс обновления, даже за счет заимствований, безболезненный и даже полезный, так как у говорящего появляется больший выбор для точного выражения мысли. Что же касается использования слов в речи, то главное к ней требование – это её смысловая ясность и стилистическая уместность.

- Как ученые приходят к выводу, что новое слово укоренилось в языке, это уже не жаргон какой-то узкой группы?

- Вопрос – по существу и непростой для самой науки. Но применительно к русскому языку разработана и действует с 60-х годов XX века такая процедура. В Институте лингвистических исследований РАН работает группа учёных по неологии. Они создают словари новых слов и значений, собирая неологизмы, зафиксированные в литературе и прессе за каждый год – так называемые ежегодники. На основе этих ежегодников публикуются словари-десятилетники. Вот эти словари – за 60-е, 70-е годы и так далее – уже представляют те лексические новации, которые устойчиво продержались целое десятилетие.

Миллион слов

- Можно ли утверждать, что эти слова, которые добавлены в словарь, останутся в обороте надолго, не уйдут из речи через пару лет?

-Прогнозировать можно, но научный подход связан с осмыслением происходящего или уже произошедшего. Конечно, словечки наподобие боннка – жительница Бонна, роллик – маленький ролл (блюдо), чумработница и подобные – не окажутся в активном словарном запасе. Это слова-окказионализмы, созданные «на случай», и вряд ли им суждено жить долго. Мы знаем такие слова, актуальные в определённое время, но ушедшие из активного употребления вместе с реалией – предметом и явлением. Хочется надеяться, что будущие поколения носителей русского языка будут воспринимать как историзмы всю массу новой лексики, связанной с ковидом.

- Можно ли назвать сферы жизни, профессиональные отрасли, в которых добавляется больше всего слов, идет развитие языка?

- Для каждого исторического периода это свои сферы. В конце XVIII-XIX веков в русском языке сформировался большой пласт отвлеченной, абстрактной лексики – за счет распространения философских идей, различных гуманитарных понятий. Вообще это очень важный период – время формирования науки в современном смысле слова, соответственно создавалась терминологическая система, общенаучная и отраслевая. В периоды войн усиливается военный дискурс, распространение электронных устройств и технологий влечёт за собой рост номинаций в этой области. Мы говорим о литературном русском языке, но есть ещё просторечие, жаргоны, народные говоры, где тоже происходят различные динамические процессы. Но очевидно одно: процесс устаревания слов гораздо менее активный, чем процесс обновления словарного состава.

- Англичане свой словарь ежегодно пополняют большим количеством новых слов. А почему у нас это не так?

- Мне представляется, что дело не в количестве как таковом. Язык развивается, если существуют живые носители языка, если есть устная и письменная формы, если на языке существует художественная и научная литература, если язык обладает разветвлённой системой стилей, которые позволяют говорящим гибко использовать языковые средства в различных коммуникативных ситуациях. Всё это в полной мере присуще русскому языку.

Движущей силой развития языка выступает, в первую очередь, сама жизнь: язык развит настолько, насколько он позволяет людям выражать мысли и состояния. Но есть ещё и такая функция у языка, как эстетическая – это область художественной речи, поэзии. В поэтическом тексте слово рождает такие тонкости смысла, обнаруживает такие потаённые нюансы сознания, что раскрывает непредсказуемые, бесконечные возможности языка и слова как основной его единицы.

А сколько слов в русском языке и какое количество прибывает ежегодно – этого никто не подсчитывал. Очень много, гораздо больше, чем понятий в человеческом сознании. Одна из особенностей словарного состава ещё и в том, что ни один человек никогда не может владеть всем словарным богатством языка.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах