1037

Лицо скобарской национальности. А вы здороваетесь с соседом?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ-Псков 06/04/2016

Об этом и не только в интервью с главным псковским армянином, чувства которого невозможно оскорбить. В гостях у «АиФ-Псков» - председатель Псковской областной правозащитной общественной организации «Армянская община «Урарту» Меружан Вермишян.

Ольга МИРОНОВИЧ, «Аргументы и Факты – Псков»: - Меружан Сергеевич, вас когда-нибудь называли «лицом кавказской национальности»?

Меружан Вермишян.
Меружан Вермишян. Фото: АиФ/ ПАИ.рф

- «Лицом» – нет, а «чёрным» иногда называют. Во-первых, надо понимать, что Армения – это не Кавказ, а Закавказье. Во-вторых, я всегда даю хамам отпор. Культурный отпор... Чтоб им стыдно стало!

- Что же вы им такое говорите?

- Я им всё говорю. Кроме мата. Только один раз не успел, когда в 1983 году бежал по перрону псковского вокзала – поезд догонял. Милиционер мне кричит: «Эй,  чёрный, ты, что, на поезд опоздал?» Мне тогда просто некогда было ему объяснять. Я только удивился, какие в Псковской области разные города.

Я же в то время в Гдове работал и был от этого города в восторге. А в Пскове – как будто другой народ. Представляете, милиционер мог себе позволить сказать гражданину такое!

- А сегодня кто себе такое позволяет?

- К сожалению, люди в возрасте. Самому удивительно!

- Неужели, те самые люди, которые с детства пели про «братских народов союз вековой»? Как думаете, почему?

- Видимо, они считают, что во всех их бедах виноваты приезжие. Они даже не понимают, что приезжих в Псковской области всего-то 3%! А 97% населения – это русские, украинцы и белорусы. Армян у нас в регионе вообще ничтожное количество – 0,04%.

- Это сколько человек?

- По последней переписи населения, которая проводилась в 2010 году, армянами признались 2387 жителей Псковской области. Сколько их на самом деле, никто не считал. Думаю, тысячи три наберётся.

- А сколько здесь таких армян, которые активно участвуют в национальных мероприятиях, стараются сохранить свою самобытную культуру?

- Человек сто, не больше. В прошлом году в самых массовых мероприятиях, посвящённых столетию геноцида армянского народа в Османской империи, участвовали человек четыреста.  

- Ваша общественная организация называется «правозащитной». Почему?

- Потому что нам очень часто приходится защищать права наших соотечественников армянской национальности в различных госструктурах. К сожалению.

- Это основная деятельность «Урарту»?

- Конечно, нет. Наша армянская община занимается просветительской работой, сохраняет нашу национальную культуру и традиции. Как правозащитная она была создана в 1994 году и только в 1999-м зарегистрирована. Но всё равно стали чуть ли не первой в Псковской области общественной организацией по национальному признаку.

А всё благодаря доценту Псковского государственного университета, кандидату химических наук Мкртычу Левоновичу Давтяну. Некоторое время он работал в одной франкоговорящей африканской стране и узнал там о существовании местной французской общины.

Вот Мкртыч Левонович и решил, что армянам в Псковской области надо тоже так сделать. А мы горячо его поддержали, потому что он у нас в диаспоре один из самых уважаемых людей. Он в Псковской области, считай, испокон веков живёт – кажется, с 1968 года…

- А вы с какого?

- Я сюда приехал в 1983-м по приглашению дяди и друзей – сразу после срочной службы в Закавказском военном округе.

- Зачем?

- Строить. Мы тут, знаете, сколько всяких промышленных объектов тогда построили!

- Например?

- К сожалению, от них теперь мало что осталось. Это были фермы, сараи для хранения сена и зерна… Почти всё разрушено. Уцелели только жилые дома. Но пока СССР не развалился, повсюду кипела стройка. А заработки у строителей были по тем временам огромные, можно даже сказать, бешеные. Генералы таких зарплат не получали, как я на стройках Псковской области. Это и притягивало сюда молодёжь.

- Но потом-то начались голодные 90-е. Чем вы занялись, когда строительство сошло на нет?

- Я создал первое и, наверное, последнее в Псковской области производство бумажных тиснёных обоев. Вот, вы даже и не знаете, что у нас в регионе было такое производство.

Чтоб его запустить, мне пришлось идти на приём к покойному председателю облисполкома Виталию Николаевичу Пушкарёву, чтобы он мне разрешил отправить два вагона плитки с Печорского керамкомбната в Украину, а в обмен получить оттуда станок для производства, за который ещё надо было заплатить 20 тысяч рублей – огромные по тем временам деньги.

- Дело не пошло?

- Дело пошло, но как раз в это время Советский Союз закончился. В Россию хлынули товары со всего мира, и наше устаревшее советское производство разом оказалось никому не нужным. Чтоб его модернизировать и купить более современный станок, надо было потратить 500 тысяч долларов.

Мы в те времена такие суммы не только вслух боялись произносить – мы даже думать о них не решались. 

Это чуть погодя началась хорошая поддержка бизнесу – когда в Пскове открылся банк, который давал кредиты без залога: надо было только заплатить небольшой процент фирме, взявшейся быть нашим поручителем. Теперь все говорят, что это было мошенничество.

Нет! Мошенничество случилось тогда, когда банк, в котором я держал все свои деньги, обанкротился и исчез, а я не получил от него в качестве возмещения ущерба даже компьютера.

- На что вы брали кредиты?

- В основном на оборудование. Я же всю жизнь занимаюсь производством, я больной на этой теме человек! Сейчас произвожу дачный инвентарь.

- А другие псковские армяне чем занимаются? Торговлей?

- Армян-торговцев у нас в области можно пересчитать по пальцам.

- Жаль. Я ещё помню те времена, когда гости с юга привозили на наш рынок много фруктов и восточных сладостей, а потом всё куда-то подевалось – и гости, и фрукты…

- Это были не армяне, а азербайджанцы. Торговля – это был их конёк на всей территории Советского Союза. Армяне торговали только цветами, и в этом тоже не было ничего зазорного. Но в СССР такая деятельность считалась незаконной, поэтому их ловили.

Даже был комичный случай, описанный в армянской газете «Авангард», с армянином, который вёз в Москву два чемодана цветов, но ещё в аэропорту заметил, что за ним установлена слежка. Якобы он не растерялся, а прямо с самолёта махнул на такси на Красную площадь – и давай свои цветы к Мавзолею возлагать. Сотрудникам ОБХСС (теперь это называется ОБЭП) пришлось оставить его в покое.

Ну а сегодняшние псковские армяне занимаются по большей части общепитом или строительством. Мы, между прочим, ремонтировали Октябрьский проспект и участвовали в реконструкции набережной реки Великой.

У нас три большие дорожные компании. Правда, сегодня они по причине кризиса чувствуют себя неважно. Им приходится увольнять людей. Это печально. Но ведь сейчас не одни армяне оказались в таком положении.

- Я знаю, что ваша община недавно выиграла грант областной администрации…

- Мы не в первый раз гранты выигрываем. В 2013 году на областном конкурсе победил наш проект «Псковская этносфера». Мы тогда делали доброе дело – издавали в газете «Псковская провинция» одноимённое ежемесячное приложение про все псковские диаспоры и землячества.

А теперь получили грант на проект под названием «Возродим культуру вместе». Это он так называется не потому, что у нас культуры нету. Да, слоган был выбран громкий, не спорю, зато мы специально не стали использовать в названии проекта никаких слов, с которыми нам было бы гораздо легче победить в конкурсе, но которые я даже не хочу произносить.

- И что вы в рамках своего проекта собираетесь делать?

- Уже делаем! Например, перед Новым годом провели в Пскове этноёлку…

- Тоже мне удивили! Такие ёлки в Пскове каждый год проходят…

- Такой грандиозной этноёлки в Пскове ещё не было! Раньше наша армянская община устраивала чисто армянские ёлки, а на этот раз мы пригласили к себе на ёлку все псковские национальные общественные организации, хотя не все пришли. Плюс, как обычно, и это наше обязательное условие, позвали на эту ёлку ребятишек из детского приюта. И все были в восторге, потому что у нас там были не только угощения и подарки, но и специально нанятые артисты в роли Деда Мороза и Снегурочки…

 - Это были армянские Дед Мороз и Снегурочка?

- Русские.

- В армянской традиции, что ли, нет своих?

- Армянские на нашей этноёлке тоже были, а как же, но самодеятельные - для того, чтобы создать тёплую атмосферу. Нашего Деда Мороза зовут Дзмер Папи – буквально «Зимний дед», он приходит на праздник вместе с внучкой Дзюнанушик – это «Снежная Ануш» или просто «Снежок».

Конечно, проводить в Пскове этноёлки не мы придумали. Раньше их организовывала областная научная библиотека. Но теперь будем мы, потому что библиотека должна другим заниматься.

Да, мы просто подхватили инициативу и убедили наших армянских предпринимателей дать денег на это хорошее дело. После чего нам друзья из еврейской диаспоры сказали: «Молодцы, жаль, что мы раньше вас до этого не додумались!»

- А грантовые деньги на что потратите?

- На деньги гранта мы снимаем шесть документальных фильмов о культуре и традициях народов, проживающих в Псковской области: про латышей, евреев, дагестанцев, чеченцев, армян и сето. Плюс за свой счёт – ещё один фильм про выдающихся русских скобарей: кузнецов и прочих. Это будет фильм о нашем родном Скобаристане.

- Вы себя тоже скобарём считаете?

- Я давно скобарь! «Скобари» - это не оскорбительное прозвище, как некоторые считают. Ведь на псковской земле жили и творили великие личности и всех их знали как скобарей.

- Значит, прозвище «скобарь» вас не оскорбляет, а есть что-то такое, что может оскорбить ваши национальные или религиозные чувства?

- Абсолютно ничего! Как можно оскорбить чувства? Можно оскорбить человека, личность, но для защиты от таких оскорблений есть суд. Как говорил кто-то из киногероев, «самый гуманный суд в мире», который, к сожалению, чаще принимает сторону государства. Я знаю, о чём говорю, потому что слежу за этим. И меня это очень печалит.

Так что я против закона об оскорблении чувств. Считаю, что нам хватало и других законов, чтобы защищать себя от оскорблений.

- А что вы думаете о национальной идее россиян? Владимир Путин недавно сказал, что нашей национальной идеей должен быть патриотизм…

- В моём понимании «патриотизм» - это одно, а в понимании националистически настроенных людей – совсем другое. Для некоторых патриотизм – это чувство ненависти ко всем другим странам и народам.

Я не понимаю, как можно говорить о национальной идее в такой многонациональной стране, как Россия. Это всё равно, что сказать всем нетитульным народам: «А вы кто такие и что здесь делаете?». Попробуйте, скажите, например, чеченцу, что он в России делает! Это и его страна тоже, ребята!

- При этом на региональном информационном портале недавно читаю новость о том, что «одной из причин уменьшения «дедовщины» среди военнослужащих в Псковской области» руководитель Военного следственного отдела СК РФ по Псковскому гарнизону «назвал отсутствие в их рядах кавказцев»…

- Попробовал бы он такое бывшему псковскому прокурору Кебекову сказать…

Знаете как бывает. В декабре 2015 года новгородская армянская община пригласила меня на знаменательное событие – освящение высеченного в камне креста, который новгородские армяне хотели установить на территории Хотинского монастыря. У нас в Армении такие кресты называются «хачкар».

И что вы думаете, нашлись «доброжелатели», которые пожаловались куда-то в высшие инстанции, что армяне в монастыре что хотят, то и воротят, а новгородский митрополит им в этом потворствует. В результате хачкар возле монастырской стены ставить запретили.

Угадайте, как поступил новгородский митрополит, большой друг армян? Он сказал «хорошо» - и поставил армянский крест прямо внутри монастырского православного храма – беспрецедентный в мировой практике случай!

- Разве армянская вера так сильно отличается от православной?

- Единственное отличие: мы крестимся от сердца, а вы – к сердцу. Когда я прихожу в православный храм и таким образом крещусь, некоторые даже делают мне замечание, что нехорошо с их стороны. Но я же не могу иначе.

- В какой вы ходите храм?

- Псковские армяне ходят во все храмы, но особенно, в Храм Александра Невского, где служит отец Олег Тэор – друг нашего народа с большой буквы.

Я вам больше скажу! В прошлом году мы зарегистрировали Псковский приход армянской апостольской церкви. Пока на базе офиса нашей общины.

- Зачем?

- Чтобы построить в Пскове армянский храм.

- Где?

- Где землю дадут. Мы бы, конечно, хотели построить армянскую церковь в Летнем саду… Шутка. Но и не на краю света.

Хочу ещё раз подчеркнуть: наш приход официально называется «Псковским приходом армянской апостолькой православной церкви». Я даже сам не знал, что армянская церковь на территории России называется православной. Так какие у нас с православными могут быть разногласия?

- А какие у вас отношения с псковскими мусульманами?

- У меня – отличные!

- Межэтнические конфликты в Псковской области бывают?

- Последние пять лет не припомню. Уж не знаю, благодаря кому. То ли это наша заслуга, то ли заслуга властей. Общими усилиями мы этого добились. Если люди разных национальностей и ссорятся, то из-за бизнеса или по бытовым причинам.

Я даже псковских националистов уже давно не вижу. Куда они делись – не знаю, но без них стало так хорошо.

- В последнее время в связи с усиленной пропагандой патриотизма отношение русских псковичей к людям других национальностей улучшилось или ухудшилось?

- Рядом с моим домом стоит барак. Я его так называю, потому что в нём крыша покрыта рубероидом. Так вот мой сосед из этого барака недавно перестал со мной здороваться. Я его как-то остановил, спросил почему. Вы бы видели его реакцию! Я был в шоке от того, каких он мне оскорбительных слов наговорил.

Ну ладно, думаю. Как вдруг заметил, что даже наш поп, отец Пётр, – и тот со мной больше не здоровается. А ведь он представитель Бога на земле. Присмотрелся: оказывается, они с тем моим соседом часто беседуют. Может, что-то нехорошее про меня говорят.

Поэтому я категорический противник пропаганды, которая сейчас льётся со всех государственных телеканалов. Это лучше не смотреть. Потому что от неё не только люди разных национальностей, но даже отцы с детьми перестают разговаривать. Сколько уже таких случаев, когда отец гонит сына из дому: «Ты наш враг!»

Так нельзя. Придут другие люди к власти, помирятся со своими вчерашними противниками, а как простые люди будут после этого в глаза друг другу смотреть?

Всё равно нам ничего не останется, как жить со своими соседями в дружбе. Надо признавать свои ошибки и извиняться за нанесённые обиды – только тогда у нас у всех будет справедливое будущее.

- Как у армянской общины складываются отношения с местным журналистским сообществом?

- Я же человек либеральный по своей натуре…

- Осторожно, это же теперь ругательное слово – «либерал»!

- Это от ложного представления о либералах. Повторяю, я слишком либеральный человек, чтобы в чём-то ограничивать журналистов, если они не нарушают законодательство (хотя в последнее время наше законодательство так усложнилось, что его сложно не нарушить).

В конце 80-х я жил в посёлке Карамышево, но каждое утро приезжал в Псков, чтобы купить свежую газету «Московские новости», которой тогда было позволено чуть больше, чем всем остальным. Иной раз приедешь, а газету в киоск не подвезли, потому что машины нету. Так я на своей её по киоскам развозил.

Поэтому я - за свободу слова. И думаю, со мной любой представитель журналистского сообщества согласится – даже самые оголтелые, которые занимаются пропагандой. Ведь власти приходят и уходят, а журналисты остаются.

Мне только не нравится, когда псковские журналисты пишут, например, что «предприниматель-армянин» по фамилии, допустим, Вермишян, совершил то-то и то-то. Почему надо акцентировать внимание на национальности? Они же не пишут: «русский предприниматель по фамилии Иванов»!

Я даже звонил насчёт этого редактору одного СМИ, объяснял, что это нехорошо.

А так я всегда всем говорю, что журналисты могут писать что думают.

…Но могли бы и побольше рассказывать про деятельность национальных общественных организаций.

Недавно заявил об этом на одном круглом столе, а мне, как бы в шутку, посоветовали: «Заплатите – напишут».

Так вот я хочу заметить, что мы принципиально не заложили в смету расходов своего гранта оплату журналистских услуг!

Хотя, конечно, переживаем, что некоторые псковичи не очень понимают, что мы делаем, зачем и на чьи деньги.

Мне рассказывали, как многодетные родители звонят в областную администрацию и ругаются, что чиновники только для армянских детей ёлки организуют. Никто ж не знает, что мы этноёлку для псковских детей разных национальностей провели за свой счёт, а не за счёт гранта, и что мы даже за аренду муниципального зала заплатили. (Это не такие уж большие деньги, нам не жалко, но тем не менее.)

Всё равно пишите про меня и Псковскую армянскую общину что хотите – моих чувств вы точно не оскорбите. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах