Примерное время чтения: 17 минут
336

К гадалке не ходи. Как и кто делает прогнозы погоды в Псковской области

 Начальник псковского гидрометцентра уверена, что искусственный интеллект не сможет заменить синоптиков.
Начальник псковского гидрометцентра уверена, что искусственный интеллект не сможет заменить синоптиков. АиФ-Псков

23 марта отмечается Всемирный день метеорологии. В Псковской области метеонаблюдения ведутся уже на протяжении 150 лет. О том, как составляются прогнозы погоды и стоит ли верить данным из телефонных приложений, существует ли глобальное потепление и была ли аномально холодной минувшая зима, а также о том, какими будут весна и лето 2024 года «АиФ-Псков» расспросил начальника Псковского областного центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Талу Нещадимову.

Тала Нещадимова
Тала Нещадимова Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

Все ходы записаны

- С какого года в Псковской области ведутся наблюдения за погодой?

- Первые метеонаблюдения были открыты в 1871 году в городе Великие Луки, а в 1874 году они начали проводиться в Пскове. Так что в этом году Псковская метеорологическая станция будет отмечать 150-летие. Мы приурочим праздник к первому летнему месяцу. И в этом году случился ещё один юбилей – 190 лет гидрометслужбе Российской Федерации.

- То есть вы можете поднять документы 1874 года, посмотреть, какая погода была тогда и сравнить с нынешней?

- Да, но нужно, учитывать, что ряд метеонаблюдений привязывается к определенному месту, где они производятся.

 - Где в Пскове та точка, с которой начались метеонаблюдения?

- Все источники говорят, что в 1874 году первые наблюдения были организованы около Присутственных мест. Мы долго искали, где же это было, и пришли к выводу, что возле современного центрального рынка. Затем эта точка неоднократно переносилась, менялись приборы, оборудование, но основные параметры, которые определяются во время наблюдений, остаются прежними. Это давление, влажность, температура, скорость и направление ветра, погодные явления.

- Очевидно, что за 150 лет оборудование и технологии поменялись. С чем вы работаете сейчас?

- В Псковской области есть 10 метеорологических станций, восемь их них практически с полной программой наблюдений. Остальные две в Пыталово и Себеже – это автоматические станции, которые выдают параметры без наблюдения за явлениями.

- То есть там нет человека?

- Да, поэтому не фиксируются явления. Они выдают температуру, скорость, направление ветра, начало осадков: то есть основные параметры, которые нужны синоптикам для прогнозирования. По мере приближения фронта станции отмечают дождь и, если учитывать, что основные процессы у нас идут с запада, юго-запада, то и Пыталово, и Себеж важны для синоптиков в оперативной работе. Но данные этих станций не входят в многолетний ряд наблюдений.

- 10 станций – это оптимально для нашей области?

- Есть рекомендации Всемирной метеорологической организации и по ним нам необходимо 14 станций. Наши 10 станций содержатся на счёт федерального бюджета, то есть на федеральном уровне посчитали, что этого достаточно, чтобы мы могли выполнить свою основную функцию – спрогнозировать опасное гидрометеорологическое явление. Дальше сам субъект может развивать сеть, но это очень дорогое удовольствие.

- А если бы была возможность расширить сеть, чтобы вы добавили?

- Я бы установила еще две станции – в Порхове и Локне, возможно, третью – в Идрице. Это если говорить о прогнозировании. Я бы мечтала о том, чтобы на 11 из 22 гидрологических постов стояло автоматическое оборудование.

Досье
Тала Геннадьевна Нещадимова родилась в Баку, где прожила до пяти лет. Затем семья перебралась в Псков. Окончила школу №1 и поступила в Ленинградский гидрометеорологический институт. После окончания вуза была направлена по распределению в Смоленский аэропорт. Когда было принято решение о его закрытии, вернулась в Псков и поступила на работу в областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, который затем возглавила.

По последнему слову техники

- Часто ли у вас обновляется оборудование?

- С 2008 года по 2010-й у нас был первый этап модернизации, который финансировался совместно Росгидрометом и Европейским банком реконструкции и развития, второй – с 2016-го по 2018-й. По обоим этапам наш центр отработал замечательно, мы хорошо обновились, всё оборудование установлено и работает.

У нас появились два метеорологических локатора. Один стоит в Псковском районе в деревне Обижа, второй – в Великолукском районе в деревне Дрождено. Эти локаторы дают возможность синоптикам очень хорошо прогнозировать шквалы, грады, ливни, дожди, заряды снега.

Я считаю, что Псковская область с точки зрения метеорологии оснащена очень хорошо. Это скорее четыре с плюсом, но нет предела совершенству. Конечно, хотелось бы обновить наши 22 гидрологических поста, но это не в нашей власти, это очень дорого.

- Вы говорите, что поступило новое оборудование, есть автоматическое оборудование. Насколько важен во всём этом человеческий фактор? Может ли нейросеть в вашей отрасли заменить человека?

 - Автоматические комплексы могут наблюдать, но человек необходим, чтобы отмечать какие-то явления, например, гололёд, что очень важно для нас. Человек нужен для того, чтобы делать маршрутные обследования: снег, съемка в период паводка. Человек нужен, чтобы обслуживать всё это оборудование: пыль стереть, паучков прогнать.

Это то, что касается наблюдений, а вот если говорить о прогнозе, то я пока вообще не вижу возможности заменить человека искусственным разумом. Если бы это было возможно, то передовые службы, которые есть на планете, уже это бы сделали. Какие-то опыты, наверно, проводятся, но пока везде работают люди.

- Сейчас есть разные приложения с прогнозом погоды, но данные в них могут отличаться. С чем это связано?

- С тем, кто и как интерпретирует данные синоптиков. Это как раз те прогнозы, которые делает компьютер, искусственный интеллект. Любой прогноз имеет право на существование, вопрос только в месте. Вот поэтому синоптик учитывает местные особенности, которые при прочих равных условиях меняют, например, интенсивность заморозков или время прохождения того или иного циклона.

- То есть, всё же лучше пользоваться данными регионального гидрометцентра?

- Тем, у кого это связано с профессиональной деятельностью, да.

На вес золота

- Вы говорите, что без человека ваша сфера обойтись пока не может. А большой у вас штат?

- У нас пять синоптиков – это элита гидрометслужбы, пять метеорологов. Это тот штат, который должен быть для нормальной работы. У нас восемь станций, где работают по два человека. Ключевые станции – это Псков, Опочка, Пушкинские Горы, Великие Луки, Гдов. Там полный штат. Это наблюдатели. Синоптики и инженеры у нас в Пскове. Возникают, конечно, у нас проблемы, но там замечательные начальники, которые находят людей.

- Есть у вас дефицит кадров?

- К сожалению, у нас давно не обновлялся штат синоптиков. Люди, которые работают сейчас, уже даже по новым меркам близки к пенсионному возрасту. Конечно, хотелось бы получить новых молодых синоптиков. У нас была очень хорошая девочка, но, к сожалению, уехала в Сыктывкар. Переманили: пообещали квартиру, мы этого здесь сделать не смогли.

- Может быть, есть возможность давать целевые направления студентам, которые ходят учиться на синоптиков?

- Да, есть. Мы много лет отправляли детей на учёбу, но сейчас нет желающих. Не знаю, почему. Может, они забыли, что есть гидрометслужба? А ведь это действительно очень интересная профессия!

- Есть ли какой-то рейтинг синоптиков, на каком счету псковские специалисты?

- У нас очень хорошие синоптики. Оправдываемость прогнозов от 92% до 98%. Это действительно очень много. Нам любят ставить в вину тот самый «дождь местами», но он действительно «местами» и прогноз оправдывается. Имея восемь станций, очень сложно спрогнозировать конкретное место, но иногда это получается.

 - Бывает стопроцентная оправдываемость прогнозов?

 - Бывает. Например, если хороший антициклон стоит и мы знаем точно, что не будет осадков, то спрогнозировать температуру воздуха гораздо легче, чем дождь.

- А бывает, что прогнозы вообще не оправдываются?

- Нет, они всегда оправдываются с той или иной вероятностью. Но существует предел, согласно которому Росгидромет считает, что синоптик должен сделать разбор для того, чтобы понять, какие именно факторы он не учел. В следующий раз при возникновении похожей ситуации синоптик обязательно вспомнит, что у него уже так когда-то было. Бывают такие ситуации, когда все таки лучше пусть прогноз не оправдается, чем люди не будут предупреждены.

- А может быть, что вы спрогнозировали, например, дождь, но туча развернулась и ушла?

- Да. Вот синоптик видит, что идет мощная кучевая облачность. И вот она гроза, но в это время ветер на высоте поменялся и вся эта мощная схема развернулась и уходит. Считается, что ничего не оправдалось, но на самом деле гроза была, просто где-то над лесом, где никто не живёт.

С локаторами синоптикам стало легче: раньше надо было чтобы метеостанция подтвердила явление, а теперь локатор говорит, что вот она твоя гроза, допустим, в лесочке между Псковом и Неёлово. И это уже считается, что прогноз оправдался.

Никогда такого не было

- Минувшая зима, особенно начало года, оказалось очень морозной. Мы побили какие-то рекорды?

- Мы не побили экстремума. В 1940-е годы было –42,1 градуса, в 1978 году –42,3. Что было аномального, так это наше восприятие. Мы давали предупреждение о том, что у нас действительно среднесуточная температура начиная с первых дней нового года была на 7-12 градусов ниже климатической нормы.

Самая низкая температура была всего лишь –26 градусов. Но почему это так холодно? Потому что в январе, в конце декабря, очень маленький суточный ход. Если в марте ночью –26, то днем вполне может быть от –10 до –12, а если в декабре, в январе ночью –26, то днем от –18 до –22. Солнечный день очень короткий. Я не могу сказать, что это было аномально: это было непривычно.

- Получается, что действительно раньше были зимы холоднее?

- Конечно, климат меняется. Десятилетие 2005-2015 годов Всемирной метеорологической организацией было признано пока самым теплым за весь период инструментальных наблюдений. В последние годы преобладающей стала циркуляция циклоническая, тот сибирский максимум, который 1978-м году так хорошо распространился и достаточно долго держался, в последние 8-12 лет не может пробиться через череду циклонов, которые идут с Атлантики.

Безусловно, происходят какие-то климатические изменения, но сказать, что они никогда раньше не происходили, мы не можем. Есть такая книжка – «Климат на территории Российской Федерации за последние две с половиной тысячи лет». Так вот, я искренне восхищаюсь нашими предками и плохо представляю, как они выжили. Если брать эту летопись, то у них не было пяти лет подряд, чтобы что-то не случилось: то всё засохло, то всё затопило, то снег выпал в июне.

Мы живем на очень благополучной с этой точки здания территории. Наши основные явления – это усиление ветра, грозы, град, сильный снег зимой, заморозки весной. Но это все то, к чему можно, если не физически подготовиться, то хотя бы морально. Если ты знаешь, что у тебя будут заморозки, ты придешь и что-то там накроешь, если мы говорим, что будут три сухих дня, значит надо что-то полить. У нас больше возможностей для того, чтобы минимизировать негативное влияние тех или иных погодных явлений.

- То есть сейчас у нас в Псковской области очень даже неплохо?

- У нас вообще просто замечательно. Не нужно капризничать и говорить, что все плохо. Давайте вспомним конец 1970-х годов. В июне, числа 17-18, заканчивалась первая смена школьных лагерей и только тогда начинали снимать куртки. Давайте вспомним майские демонстрации, к которым берёзку дома проращивали, потому что листочки на деревьях ещё не распускались.

Вот сейчас народ упорно хочет посадить картошку в конце апреля и спрашивает, всё же можно или нельзя. Но давайте вспомним, что в 1970-е годы ее сажали после 9 мая и вопрос о том, можно ли посадить картошку в конце апреля, даже не вставал.

- Есть ли вероятность, что такой холодный период снова вернётся?

- Синусоиды никто не отменял. Конечно, все повторяется.

- Правильно я понимаю, что глобальное потепление, о котором очень много говорят, вы не готовы подтвердить?

- Есть две точки зрения на потепление. Кто-то думает, что потепление – это когда летом будет очень жарко, а зимой будет очень холодно. Есть вторая версия: потепление приведет к тому, что у нас будет одна сплошная или осень, или весна. Мы все говорим об определенных изменениях. Часть ученых говорит, что идёт потепление, айсберги растают, Гольфстрим отодвинется, явление Эль-Ниньо пропадёт и придет тот период, как в 1600-х годах, когда в Голландии замерзали каналы и по ним катались на коньках.

На мой взгляд, человек может что-то ухудшить и что-то улучшить, но отменить, ослабить, изменить цикличность он не в силах. Конечно, какая-то следующая волна более холодных процессов придет. Вопрос только экстремумов: вот было у нас –42, а сейчас –26. Вопрос в том, что это: уже пришла холодная волна только более сглаженная или ещё нет? Вот этим занимаются климатологи: они анализируют что было, что есть и пытаются спрогнозировать что будет.

Большая вода

- В 2011 году у нас был невероятный паводок: затопило первые этажи зданий, Мирожский монастырь. Если говорить о цикличности, то такое половодье когда может повториться?

- Невероятный паводок был в 1956 году, но этого никто не помнит. Мирожский монастырь тогда был конкретно затоплен.

На территории Псковской области паводок определяется тем, насколько дружно идет тепло. И вот в этом нам тоже повезло: у нас нет никаких полноводных рек, которые разольются всегда. Чтобы у нас был паводок, нам нужно, чтобы зимой было много снега, а в марте резко пришли циклоны, ночные и дневные температуры стали положительными. Это то, что случилось в 2011 году, это то, что случилось в прошлом году. Тогда тоже был очень активный паводок, подтапливало Великие Луки, Порхов. Пскову просто повезло.

И вот когда всё активно тает, а земля ещё не отмёрзла, вода никуда не уходит, направляется в реку, если мы говорим о Великой, а река – к озеру, но оно ещё стоит. Воде некуда деваться и она начинает разливаться. Такая ситуация может быть вообще в любой год.

 Но существуют ещё маловодные года, у нас пока идёт десятилетие малых вод, когда уровни в водоёмах, с которыми мы уходим в зиму, ниже средних многолетних. Если бы мы уходили с уровнем воды выше средних многолетних показателей, то паводок был бы гораздо активнее и тяжелее по последствиям.

 - Вы говорите, что идёт маловодное десятилетие, а когда оно закончится?

- Вода постепенно повышается, это не происходит резко скачком. Слава Богу, пока гидрологии ничем нас не пугают.

- В этом году нам уже ничего не угрожает?

- В этом году можно считать, что паводок уже прошёл, если вдруг не пойдут ливневые дожди в большом количестве, но их пока их не видно.

- Когда по вашим прогнозам в этом году вскроется лёт на Псковско-Чудском озере?

- Вероятнее всего это произойдёт в апреле. Возможно, в первой декаде мая ещё что-то останется, но вероятность мала.

- Это нормальные сроки для озера?

- Нет, по норме оно должно начать очищаться ото льда в мае. Но всё же в этом году будет раньше.

Весна идёт

- Какая в этом году нас ждёт весна? Март пока, можно сказать, радует погодой.

- Вероятнее всего, март окажется выше климатической нормы. Но есть опасность, что апрель будет холоднее климатической нормы, пока об этом сложно сказать.

Прогноз на апрель более или менее тот, который мы можем уже оценивать, появится 26-27 марта. Тогда мы сможем спрогнозировать как раз на основании климатического ряда, каким может быть апрель.

Прогноз на март оправдался неплохо. То есть прогнозировалось, что конец второй декады – начало третьей ночные температуры воздуха станут отрицательными, это мы с вами и наблюдаем. Посмотрим, каким будет апрель, но лучше холодный апрель, чем холодный июнь.

- От каких глобальных явлений зависит, каким будет апрель - холодным или теплым?

- Зависит от того, какая будет преобладать циркуляция - циклоны или антициклоны, от того, насколько теплый атлантический воздух будет настойчив и не будет промежутков между этими циклами, в которые с севера, северо-запада пройдет холодный воздух. Уже все-таки весна и нет того влияния сибирского максимума, который идёт с востока. Уже северо-западные, западные, юго-западные процессы, поэтому только Атлантика может сказать, насколько она готова дать нам теплую и сырую погоду.

- А какие-то процессы на другом краю света на нашу погоду влияют?

- Конечно. Западно-восточный перенос для Псковской области до сих пор никто не отменил.

- Говорят, что наше Псковско-Чудское озеро тоже влияет – оттягивает на себя дожди, и Балтика влияет. Так ли это?

- Однозначно. Мы же знаем, что ночь возле воды теплее, чем без: вода нагревается, а потом отдает тепло. Особенность территории Псковской области в том, что она сильно вытянута с севера на юг, поэтому разница, например, между великолукской и стругокрасненской погодой будет существенная. Гдов – это вообще что-то отдельное, потому что там озеро и свой микроклимат. Он мягче, менее контрастный.

- Где в таком случае самый комфортный климат?

- При прочих равных условиях в Пушкинских Горах всегда небо синее и солнце ярче.

- Очевидно, что конкретный прогноз на лето сейчас дать невозможно, но недавно были озвучены две противоположные точки зрения. Климатологи сказали, что из-за Эль-Ниньо лето 2024 года будет аномально жарким, а Росгидрометцентр тут же заявил, что погода будет самой обычной. Чего всё же ждать?

 - Я могу только надеяться, что летом будет жарко в какой-то промежуток времени. Все таки две недели хорошей, теплой, жаркой погоды нам достанутся.

Но если говорить о климатической норме, то в прошлом году Росгидромет пересматривал их: температуры каждого месяца за последние 30 лет выросли на один-два градуса. То есть процесс повышения температуры пока идет, но это не говорит о том, что у нас может быть все время жаркое лето. Оно может быть на один-два градуса выше нормы, но это будет с дождями.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах