130

Глубоко копают. Псковский археолог рассказала, как заболела профессией

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Псков 11/11/2020

Что заставляет людей бросать свои дела, уезжать на несколько недель из дома, чтобы каждый день копать землю? Чем ценны для археологов черепки и другие, невзрачные с первого взгляда, осколки материальной культуры? О недавно завершившейся экспедиции под Изборском, новых методах изучения в археологии и романтике профессии «АиФ-Псков» рассказала старший научный сотрудник Археологического центра Псковской области Розалия Подгорная.

Фото: АиФ-Псков

 

Досье АиФ
Розалия Подгорная родилась 06.03.1980 г. Окончила исторический факультет Псковского государственного педагогического института им. С.М.Кирова в 2003 году. (Псковский государственный университет с 2011 г.). Ведет самостоятельные археологические исследования по Открытому листу с 2004 года. Научные интересы: применение компьютерных технологий с сфере археологии (адаптация и использование программных продуктов и цифрового оборудования для получения и обработки археологических данных, 3d моделирование).

РАСПЕЧАТАТЬ НАХОДКИ

- Розалия, как вы пришли в археологию? С чего началось увлечение этой наукой?

- Все началось на первом курсе исторического факультета, когда моя летняя археологическая практика проходила в Выбутах, в летнем детском лагере. Мой коллега Александр Валерьевич Михайлов был руководителем этого проекта и пригласил нас, студентов первого курса, быть вожатыми у детей. С тех пор несколько лет подряд мы выезжали за город на 2-3 недели на раскопки или разведки. Мы были вожатыми у детей и попутно учились археологической профессии. А после окончания института меня пригласили работать в Псковский музей-заповедник, в археологический отдел. А оттуда уже мы перешли в отдельную археологическую организацию. Моя жизнь связана с археологией с первого курса института.

- Чем зацепила профессия?

- Это очень интересная профессия. Необычная. Здесь никогда не бывает скучно, потому что каждый день подкидывает нам новые задачи. И самое главное — это потрясающий коллектив умных, интересных и ярких людей, где каждый человек — это личность. И жить среди них, работать вместе с ними — это огромная честь и огромное удовольствие.

- А сами раскопки и находки? Были ли среди них те, которые особенно поразили?

- Вообще вся работа археолога — это сплошные открытия, находки. Псков — это сокровищница. Может быть, людям, не связанным с археологией, иногда не понятно, почему мы трясемся над каждым черепком и над каждой косточкой, но для нас все, что мы находим, — это те самые следы прошлого, по которым мы восстанавливаем исторический облик города, узнаем как жили жители средневекового города Пскова, во что они одевались, где они жили, о чем они думали, о чем мечтали.

- А о чем они мечтали?

- Все считают, что Средневековье было довольно унылым и мрачным. Но это не так: народ всегда стремился к яркости, к жизнерадостности. Известное противоречие Средневековья — это аскетизм и в то же время стремление к хорошей, сытой, довольной жизни. Это одна из основных тем изучения средневековой психологии.

А вообще работа археолога не дает заскучать ни днем, ни ночью, ни летом, ни зимой. Что касается запоминающейся находки — то это были раскопки 2011 года, реконструкция театра. Мы заложили раскоп. Был очень мощный балласт XX века, который снимали экскаватором. Сразу вышел материк, и все подумали, что на этом раскопе ничего особого не будет, потому что все было уничтожено в годы войны. Но потом внезапно у нас стали появляться остатки огромных деревянных конструкций — длинные бревна, которые складывались в сеть. И когда мы раскрыли все полностью — мы поняли, что нашли остатки нового Торга, который был перенесен на это место в 1510 году после присоединения Пскова к Москве. Это было очень интересное открытие. Кроме того, под слоем торга мы нашли еще остатки древнерусских усадеб. И тогда раскоп закончился 24 декабря — перед самым новым годом.

Фото: АиФ-Псков

 

- Над какими еще важными проектами вы работали?

- Мой первый открытый лист был получен в 2004 году. Мне получили самостоятельные охранные раскопки на небольшой площади, буквально несколько десятков квадратных метров. Там сразу же был обнаружен небольшой кусочек некрополя Зачатьевского монастыря XVIII века. И очевидно, с тех пор началась моя любовь к изучению некрополей, потому что они регулярно мне в раскопе попадаются.

И, наверное, самый большой мой проект связан со Всемирным банком, благодаря которому наша организация получила современное оборудование для самых новейших исследований в области археологии. «Цифровая археологическая лаборатория» — это значимый проект, который отнял много сил, но принес свои существенные плоды, результатами которого мы пользуемся до сих пор.

- Что можно с помощью этого оборудования делать?

- В первую очередь, мы получили оборудование для трехмерного сканирования, что позволило повысить результативность наших работ на несколько порядков, потому что 3D-сканер позволяет зафиксировать все в раскопе очень точно. В археологии важно все правильно зафиксировать, для этого мы используем фотографию и чертеж. А сканер заменяет работу и чертежника, и фотографа. По результатам сканирования мы делаем точнейшие чертежи и фотографии.

Мы стараемся сканировать самые интересные находки. Это новый способ работы с ними. Когда мы не можем передать исследователю саму находку, мы можем ее подробнейшим образом отсканировать и отослать ему файл. С этим цифровым файлом можно работать, производить необходимые измерения, а при необходимости - даже распечатать на 3D-принтере. Технологии шагнули очень далеко. И мы надеемся, что наша лаборатория будет развиваться и мы дальше будем продвигать новые методики в науке.

ЦИТАТА
Археология — профессия необычная. Здесь никогда не бывает скучно, потому что каждый день подкидывает нам новые задачи. И самое главное — это потрясающий коллектив умных, интересных и ярких людей, где каждый человек — это личность. И жить среди них, работать вместе с ними — это огромная честь и огромное удовольствие.

- Где можно увидеть 3D-модели ваших находок?

- У нас есть свой профиль на Sketchfab. Это сервис, куда можно загружать трехмерные модели. В аккаунте «Археолог-Псков» (ссылка на него есть в нашем профиле в «ВКонтакте») можно посмотреть различные модели. Там есть модели находок, которые мы сканировали, в том числе, есть несколько моделей с могильника Усть-Смолка, который мы в этом году тоже копали…

КУРГАН ХРАНИТ СЕКРЕТЫ

- Расскажите об этой экспедиции. Что стало предметом исследования?

- В этом году, к сожалению, экспедиция «Усть-Смолка-2020» проходила уже поздней осенью. Она состоялась благодаря финансовой поддержке Российского фонда культуры, за что им огромное спасибо, потому что в противном случае организовать работу волонтерского лагеря осенью очень сложно. Благодаря их средствам, мы смогли обеспечить комфортное проживание и питание волонтеров.

Две недели мы работали на кургане № 2. Раскопки этого кургана были начаты в 2017 году Борисом Николаевичем Харлашовым. К сожалению, Борис Николаевич в 2018 году умер и не сумел довести до конца свои исследования. Нашей задачей было не только отдать дань памяти одному из самых известных исследователей Изборска, но и закончить его работу.

Докопать до конца курган мы не успели, потому что там оказались очень сложные каменные конструкции, которые потребовали тщательной зачистки и тщательной фиксации. Мы обнаружили три яруса каменного панциря. До самого сердца кургана мы еще не добрались. Он хранит свои секреты. Но мы очень надеемся, что на следующий год мы снова организуем экспедицию и выясним, кто же был похоронен в самом сердце этого кургана.

- А что уже удалось выяснить?

- Мы понимаем, что выводы прошлых лет справедливы: с западной части кургана нет подзахоронений. Сам курган и, возможно, могильник, туда дальше не распространяется. Он весь сконцентрирован с другой стороны. И ту самую другую сторону мы не успели докопать к сожалению. В октябре темнеет очень рано. Поэтому наш рабочий день был гораздо короче. А летнюю экспедицию нам не удалось провести из-за всем известных событий, связанных с коронавирусом.

- Но какие-то находки все же удалось обнаружить?

- В самом начале работ мы нашли детский перстень, несколько ножей, керамику и разрозненные кости. К нам приехал один из ведущих российских антропологов, Денис Валерьевич Пежемский. Он на месте изучил эти кости и сказал, что они детские. Но нашли их мы, возможно, в грабительской яме. Не могу сказать, какого периода эта яма, ей несколько десятков лет. Возможно, это следы раскопов XIX века. Мы ничего не можем сказать, пока до конца не изучили этот курган: не знаем докопались ли грабители до самого конца, потому что мы только обнаружили саму яму, но не стали ее изучать. Оставили ее на следующий год.  Сейчас незакопанная четверть кургана законсервирована: закрыта гео-текстилем, засыпана и ждет исследований следующего года.

- А скелет ребенка к какому периоду относится?

- Это не скелет, а разрозненные кости. Фрагменты бедренной кости, фрагменты тазовой кости и несколько фрагментов черепа, которые к сожалению ни во что не складываются, поскольку они слишком маленькие. Мы думаем, что это XI век, потому что перстень как раз к этому периоду относится. Пока такие небольшие результаты. К сожалению, курган неохотно делится своими секретами.

Кроме того, эта территория была сильно залесена. На ней были большие деревья. И довольно много времени потребовала раскорчевка, потому что на самом кургане было пять здоровенных пней, которые мальчишки-волонтеры долго выковыривали, чтоб не повредить сам курган. Это все делалось топором, лопатами и пилами.

ИНТЕРЕС К ИСТОРИИ И ДРУЖБА

- А сколько всего волонтеров участвовало экспедиции?

- 20 волонтеров и несколько научных сотрудников. Также к нам в гости приезжали мои коллеги, которые читали лекции для волонтеров, рассказывали об истории изучения Изборска, Пскова, мы показывали презентации, составленные из самых известных, ярких городских находок. В частности, Елена Вячеславовна Салмина рассказывала про рыболовные промыслы. А Сергей Анатольевич Салмин - о результатах самых известных последних раскопок на территории бывшей ТЭЦ. Кроме того, коллеги рассказывали об изучении самого Изборска и могильника Усть-Смолка, который мы копаем с 2014 года. Так что волонтеры довольно много узнали об этом памятнике и получили опыт полевых исследований.

Среди волонтеров были как новички, которые никогда не были на раскопках, так и те, кто в течение многих лет является постоянным участником наших экспедиций. Некоторые с 2013 года приезжают к нам.

- Новички не разочаровались?

- Они собираются приехать на следующий год. На самом деле экспедиция — это очень интересное явление, и если человек вписывается в эту экспедицию, если ему интересно, то он может заболеть этим на всю жизнь. В экспедиции чаще всего нет случайных людей. Потому что специально поехать куда-то, потратить свой отпуск для того, чтобы поковыряться в земле, - для этого нужно иметь особенный склад ума и особое желание изучать историю, прикасаться к этой истории.

У нас уже есть такой костяк, который из года в год к нам приезжает. Они делают это не только ради археологии, но и ради общения. Складывается уникальный коллектив, состоящий из людей разных возрастов — от 20 лет до 50, совершенно разных профессий. Среди наших волонтеров есть строители, генетики, банковские служащие, врачи. Состав совершенно разнообразнейший. Но их всех объединяет одно: интерес к истории и дружба. Потому что и после экспедиции мы очень хорошо общаемся.

Фото: АиФ-Псков

 

- Дружба, любовь к истории — это хорошо. В экспедиции, наверняка, есть место романтике. Но к чему еще должен быть готов волонтер?

- Да, экспедиция всегда окружена флером романтики. Но летняя полевая экспедиция — это всегда палаточный лагерь, полевая кухня, дежурства, проживание на открытом воздухе, вечерние посиделки у костра, купание в речках, в озерах. Иногда лето бывает довольно таки суровым и условия бывают тяжеловаты. Но наша нынешняя экспедиция была довольно комфортной: благодаря поддержке фонда, мы жили в гостинице. Потому что жить в октябре в палатках — это уже даже не романтика, это экстрим. И пойти на такое мы не могли. Погодные условия на северо-западе непредсказуемы. А летом многие приезжают со своими палатками и неделю-две живут в экспедиции. То есть надо быть готовым жить в палатке, мыться в речке и питаться на полевой кухне.

КАК ВЫГЛЯДЯТ КУРГАНЫ

- Курган, который вы изучаете, потом планируется музеефицировать. Каким образом он будет приспособлен для показа?

- Когда мы докопаем курган, мы соберем его снова. Поскольку музей-заповедник «Изборск» является природно-ландшафтным, то лишить его такой интересной ландшафтной единицы было бы преступлением. Поэтому мы снова сделаем такую же насыпь, обложим ее камнями, и он будет очень интересным объектом для показа. Появится «эталонный» курган.

Скорее всего, рядом будет табличка стоять с указанием, что это за памятник, когда он изучался, какие открытия были сделаны. Мы доделаем эту площадку, как объект для показа. Хочется, чтобы люди оставались в Изборске подольше и у них было больше мест, куда можно сходить и что-то посмотреть. Не только городище и крепость, но и те же каменные кресты и курганный могильник. Чтобы люди знали, как выглядят курганы.

- Возможности цифровой лаборатории вы используете в этой работе?

- Возможно, некоторые находки отсканируем. Тот же самый перстенек. Сам панцирь мы подробнейшим образом фотографировали и отчертили. В частности, использовали съемки с дрона. Они позволяют привязать все находки к местности и сделать качественные фотографии сверху. Обычно археологам приходится придумывать всякие хитрые приспособления, поднимать большие лестницы, чтоб сделать вид сверху. Сейчас все гораздо проще — запустил дрон и он сфотографировал. Это очень удобный инструмент для топосъемки и разведки.

- Экспедиция Усть-Смолка продолжится следующим летом. А в целом, какие планы на будущее?

- Мы бы хотели дальше развивать нашу лабораторию. К сожалению, современное оборудование стоит существенных денег. Нужно снова искать гранты. Одно радует, что с каждым годом фондов и вариантов поддержки археологов все больше и больше. Когда-то получить гранты на археологические исследования казалось нереально. Сейчас есть и финансирование научных исследований, и волонтерства.

Волонтерство начинает активно развиваться в России. Появилось несколько интернет-сервисов, которые помогают волонтерам найти интересную экспедицию, а начальнику экспедиции найти волонтеров. И все больше людей начинают интересоваться именно таким интересным времяпрепровождением — быть волонтером в археологической экспедиции. Это модно, популярно и интересно. С каждым годом таких экспедиций и таких людей все больше.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах